Проект полярной экспедиции Д. И. Менделеева (1901 — 1902)


Проект полярной экспедиции Д. И. Менделеева (1901—1902)

Гениальный русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев придавал большое значение изучению Северного Ледовитого океана и его окраинных морей. Он считал первостепенной задачей России осуществить мечту М. В. Ломоносова — проложить путь, связывающий запад и восток, через северные моря, будь то вдоль берегов Сибири или через Центральную Арктику. Его пытливый ум не мог смириться с неизведанностью этого таинственного океана.

Д. И. Менделеев еще в 1897 году активно поддержал мысль С. О. Макарова о строительстве мощных ледоколов. Однако при обсуждении проекта проникновения в высокие широты при помощи ледокола он не соглашался с Макаровым. Менделеев доказывал, что «...Напролом нельзя проникнуть к полюсу при помощи корабля, хотя бы это и был ледокол в 10 или 20 тысяч сил».

В докладной записке от 15 ноября 1901 года, поданной на имя министра финансов С. Ю. Витте, Д. И. Менделеев писал, что «...победить полярные льды надобно и особенно желательно для прямой промышленной пользы человечества, такой же, по крайней мере, как и для торжества знаний. Победу можно считать полною, однако только тогда, когда судно, снаряженное в Европе, скоро и прямо пройдет в Берингов пролив». Причем он указывал, что «это может быть осуществлено двумя путями: во-первых, около берегов Сибири, и, во-вторых, в центре неизвестных частей Ледовитого океана, если там мало островов».

Изучая полярные путешествия и особенно сведения, полученные от Норденшельда, Менделеев пришел к выводу, что решительное преодоление полярных льдов возможно лишь «...при помощи соответственных для того приспособлений и, главное, — ясного понимания сил, до сих пор препятствовавших кораблям проникнуть в неведомую околополюсную область, занимающую пространство около 4 миллионов квадратных километров».

Незадолго до этого Менделеев занимался вопросом применения бездымного пороха и изучал условия разрыва пушек. В результате этих исследований он разработал ряд предложений и приемов, облегчающих кораблям путь среди льдов. «В настоящее время, — писал Менделеев, — когда жидкий воздух получается легко в больших количествах, по-видимому, имеется легкая возможность дешево взорвать толщи льдов, так как жидкий воздух с небольшой подмесью угля производит взрывы, которыми уже начинают пользоваться для проведения тоннелей в твердых породах».

Д. И. Менделеев
Д. И. Менделеев

После размолвки с Макаровым Менделеев несколько скептически относился к его идее идти к Северному полюсу «напролом». В своей докладной записке он писал: «Способность ломать лед прямым напором — с разбега — вполне годится при проходе льдов Балтийского моря и любой реки или озера, но одна она недостаточна для прохода Ледовитым океаном; там должно и нужно пользоваться (везде, где можно, обходом, а не проломом, а пролом массивных торосов применять следует только после их распадения от взрывов».

Не отрицая способности «Ермака» бороться со льдами, Менделеев считал, что «это более чем достаточно для того, чтобы пробовать проникнуть на этом ледоколе в неведомую страну, окружающую полюс, и затем к Берингову проливу», при условии, если плавание будет совершаться по предлагаемому им методу. На основании этого Менделеев просил разрешения снарядить под его руководством экспедицию на этом же ледоколе для проникновения в высокие широты. Он предполагал (пройти в район полюса, изучить там состояние льда и выяснить, имеются ли там острова. В том случае если оправдается предположение о существовании «свободного моря», Менделеев намеревался пройти до Берингова пролива, рассчитывая весь путь от Шпицбергена до выхода в Тихий океан совершить за 15 дней.

Предполагая отправиться в экспедицию в 1902 году, Менделеев просил дать ему возможность приспособить «Ермак» к ледовому плаванию, переделать половину топок под нефть, что позволило (бы сократить численность команды; приспособить каюты для зимовки, хотя возможности зимовки Менделеев не допускал и рассматривал ее лишь как крайность. «Ни мне, по моим старым годам, ни моему сыну, по необходимости продолжать учение, — писал Менделеев, — не подходит зимовка, и если я прошу предуведомить о вей команду, то лишь на тот случай, когда крайняя надобность и прямая польза делу покажут в этом необходимость. Если же эта крайность произойдет, то я жду большой пользы от зимнего пребывания «Ермака» во льдах, так как надеюсь за это время испытать его способность при помощи взрывов передвигаться даже в зимние холода, т. е. надеюсь добыть материал для суждения о возможности прохода Ледовитым океаном зимой».

Менделеев был совершенно уверен в успехе своего предприятия: «Завоевав себе научное имя, на старости лет я не страшусь его посрамить, пускаясь в страны Северного полюса, — писал он. — Ведь мною руководит лишь надежда на конце жизни еще послужить на славу науки и на пользу России в таком предприятии, где приобретенной опыт в жизни и в науке найдет полное применение».

В заключение своего доклада Менделеев высказывал мысль, что если ему даже и не удастся (выполнить намеченный план и проникнуть в неизвестную область, окружающую полюс, то все-таки он сможет произвести научные наблюдения, «могущие разъяснить еще ныне темные стороны многих полярных явлений».

Плану великого ученого не суждено было осуществиться. Правительство царской России не оказало внимания замечательному проекту.

«Не считаю себя вправе, глубокоуважаемый Дмитрий Иванович, ни оставить эту записку у себя, ни тем более оставить в делах министерства», — написал на проекте Менделеева директор Департамента мануфактур и торговли.

Широко использовать новую силу — ледокол — для исследования высоких широт стало возможным много позже, уже в советское время, когда для этого был подготовлен хороший «тыл» в виде развитой сети полярных станций, работающих по всей территории советской Арктики, накоплен богатый опыт ледовых плаваний и достаточно хорошо изучены льды арктических морей, о чем в свое время мечтал Менделеев.

Использование химических и пиротехнических средств для разрушения льда нашло широкое применение только в работах советских полярников. Однако многие идеи Д. И. Менделеева и теперь не потеряли своего значения и являются перспективными. И это лишний раз подчеркивает, насколько далеко впереди своего времени шел замечательный русский ученый Д. И. Менделеев.