Воздушная экспедиция Амундсена - Элсуорта - Нобиле (1926)


Воздушная экспедиция Амундсена-Элсуорта-Нобиле (1926)

После своей неудачной попытки достичь полюса по воздуху Амундсен пришел к выводу, что для больших перелетов в высоких широтах дирижабль имеет много преимуществ перед самолетом. Как раз в это время итальянское правительство решило продать воздушный корабль «№ 1», сконструированный Умберто Нобиле. Элсуорт снова предложил Амундсену деньги, и дирижабль был куплен. Амундсен назвал его «Норге» («Норвегия»).

Дирижабль имел в длину 106 метров, в ширину 19,5 метра и в высоту 26 метров; он вмещал 18 500 кубических метров газа и имел три мотора по 250 лошадиных сил. Команда состояла из 12 человек. Командиром корабля был сам Нобиле.

Цель экспедиции заключалась не столько в достижении Северного полюса, сколько в пересечении огромных, почти не исследованных пространств, лежащих между Шпицбергеном и Аляской.

10 апреля 1926 года в 10 часов утра «Норвегия» поднялась в воздух с аэродрома Чиампино около Рима, имея на борту 17 человек. По пути дирижабль сделал остановки в Пулхеме (Англия), в Осло, в Ленинграде и в Вадсе (Норвегия); затем он пересек Баренцево море и 7 мая снизился в Кингсбее, где для него были построены специальный ангар и причальная мачта. Первый этап перелета «Норвегии» — 7600 километров — был пройден сравнительно легко.

Начались приготовления к полету через Арктику. Экипаж переменил испортившийся мотор, был пополнен запас газа и бензина, на борт был взят запас продовольствия на 50 дней.

11 мая 1926 года в 8 часов 50 минут, через два дня после возвращения Берда, дирижабль поднялся в воздух и взял курс на полюс. На борту корабля находилось 16 человек; среди них было много спутников Амундсена по прежним экспедициям: Элсуорт, Рисер-Ларсен и Омдаль — участники полета 1925 года, Готвальд и Вистинг — спутники Амундсена по походу к Южному полюсу. Команда дирижабля состояла исключительно из итальянцев. В полете принял участие молодой шведский ученый Финн Мальмгрен, плававший раньше с Амундсеном на судне «Мод».

Между 83-й и 84-й параллелями на льду были замечены следы медведей, изредка встречались тюлени. Дальше к северу простиралась безжизненная пустыня. Сплошные ледяные поля кое-где пересекались трещинами.

Дирижабль N-1 "Норвегия"
Дирижабль N-1 "Норвегия"

Через несколько часов дирижабль пролетел над широтой 87°43', где в 1925 году Амундсен и его спутники в течение 24 дней упорно боролись за жизнь. «Не знаю, кажется, мы стиснули кулаки и погрозили ими, — писал об этом моменте Амундсен. — Может быть, мы показали льдам нос со словами: «На этот раз номер не прошел, мой милый друг!». Вероятнее всего, мы сняли шапки перед достойным противником. Знал ли он, что мы глядели сверху вниз на загроможденнное льдом пространство, испытывая бесконечное облегчение при мысли, что мы теперь над ним, а не на нем?»

Недалеко от полюса дирижабль встретил туман, в котором пришлось лететь два часа.

12 мая 1926 года в 1 час 25 минут корабль находился над полюсом.

Сделав круг над полюсом, экспедиция продолжала путь над той частью Северного Ледовитого океана, которая еще никогда не посещалась человеком.

От полюса до 86° северной широты во льду встречалось множество трещин и полыней. Никаких признаков земли нигде не было видно. «Нам казалось, что мы находились над дикой областью, покрытой снегом, где какие-то великаны боролись со льдами, — писал Элсуорт. — И мы были уверены, что на борту корабля даже наиболее склонные к приключениям люди были счастливы, что они летят над «полюсом недоступности», а не принуждены форсировать этот путь, борясь с ледяными баррикадами».

В 8 часов 30 минут дирижабль вошел в полосу густого тумана; началось обледенение. Пластинки льда время от времени откалывались, попадали в пропеллеры и, с силой отброшенные ими, пробивали оболочку корпуса. Оболочку приходилось то и дело чинить.

13 мая утром с корабля увидели землю: это были берега Аляски. Цель была достигнута.

Вскоре дирижабль подошел к мысу Лисберн, где опять попал в туман. Пришлось набрать высоту и лететь над туманом. Усилился северный ветер. В довершение всего корабль сбился с курса. Он ушел далеко в море к западу от материка, затем повернул на восток и только в 23 часа (по гринвичскому времени) снова достиг берега.

Вскоре дирижабль миновал мыс Принца Уэльского. Погода снова ухудшилась, и поэтому Амундсен решил закончить полет. Достигнув селения Теллер, «Норвегия» пошла на посадку.

Дирижабль N-1 "Норвегия"
Дирижабль N-1 "Норвегия"

Ветер внезапно утих; гондола корабля, поддерживаемая канатами, коснулась земли, отворилась дверь гондолы, и люди один за другим вышли на лед.

Было это 14 мая в 7 часов 30 минут. Приземлившись в Теллере после 70-часового перелета, Амундсен и его товарищи с полным правом могли сказать, что они справились с поставленной задачей.

В Теллере дирижабль был разобран, и путешественники на пароходе направились в Сиэтл, а оттуда в Нью-Йорк.

Итак, перелет был закончен, причем без единой человеческой жертвы. Об этом образно сказал Амундсен: «Первый перелет от континента до континента завершен, и при этом ни один волос не упал ни с чьей головы».

Перелет Амундсена через Северный Ледовитый океан проложил воздушный путь из Европы в Америку. Научные работники экспедиции произвели ряд интересных наблюдений над огромными пространствами Северного Ледовитого океана, никогда до этого не посещавшимися человеком...

Северо-Западный проход, Южный полюс, Северо-Восточный проход, Северный полюс — таков жизненный путь знаменитого норвежского путешественника. Но этот прекрасный, героический путь неожиданно был прерван — вскоре после экспедиции на «Норвегии» Руал Амундсен нашел себе могилу в холодных водах Арктики, которая всегда неотразимо влекла его к себе.

18 июля 1928 года он вылетел на самолете «Латам» на поиски экспедиции Нобиле, оказавшейся на дрейфующих льдах после аварии дирижабля. Где-то между Норвегией и Шпицбергеном самолет упал в море. Так погиб этот замечательный человек, единственный полярный исследователь, решивший все четыре географические полярные проблемы, так долго волновавшие человечество.

Какая же сила заставляла Амундсена пускаться в тяжелые и опасные полярные путешествия? Что помогало ему бороться с лишениями и страданиями?

Ответ на эти вопросы можно найти в проникновенных словах спутника Амундсена — капитана Рисер-Ларсена. «Произошло это здесь, — пишет он, — в тот дивный июльский день, когда мы вернулись домой в Осло после своего путешествия; Амундсен стоял на пристани, и ему нужно было отвечать на приветственные речи. Случайно у него был с собою наш национальный флаг, который развевался на воздушном корабле в течение всего нашего полета. И вот Амундсен сказал: — Многие задавали мне вопрос, что именно так влекло меня всегда к этим путешествиям. — Он вынул флаг, развернул его и поднял высоко над головой.

— Вот что! Вот кто увлекал меня всегда! Руал! Ты был взволнован, произнося эти слова, продиктованные прекраснейшим из всех чувств, любовью к родине, — восклицает Рисер-Ларсен. — Для тебя это чувство было основным в течение всей твоей жизни. Им была проникнута каждая твоя мысль: «Как бы мне лучше всего одарить свою родину!»...