Экспедиция Г. Я. Седова (1912—1914)


Экспедиция Г. Я. Седова (1912—1914)

Последней по счету попыткой достигнуть Северного полюса по льду на собачьих упряжках была русская экспедиция лейтенанта Седова.

Мысль о путешествии к полюсу возникла у Г. Я. Седова вскоре после возвращения из экспедиции на Новую Землю.

9 марта 1912 года Г. Я. Седов подал рапорт на имя начальника Главного Гидрографического управления, в котором излагал цели и план задуманного им смелого предприятия. Седов писал: «Многие из путешественников плавали сюда (в Северный Ледовитый океан) для отыскания свободного морского пути на восток, многие — для открытия Северного полюса, чтобы разъяснить мировую загадку как со стороны научных полезнейших наблюдений, так и со стороны открытий. Человеческий ум до того был поглощен этой нелегкой задачей, что разрешение ее, несмотря на суровую могилу, которую путешественники по большей части там находили, сделалось сплошным национальным состязанием. Здесь, помимо человеческого любопытства, главным руководящим стимулом еще безусловно являлись народная гордость и честь страны....

Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявились еще во время Ломоносова и не угасли до сих пор... Мы пойдем в этом году и покажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг».

Какие же причины побудили Г. Я. Седова прервать так успешно начатые работы по освоению отдельных участков Северного морского пути и направить всю свою энергию, знания и опыт полярного исследователя на разрешение задачи, которая уже была по существу решена? Ответ на это, пожалуй, может быть один: многочисленные экспедиции, снаряженные различными странами к Северному полюсу в конце прошлого столетия и в начале XX века, не могли не затронуть патриотические чувства молодого исследователя. Его пылкая душа не могла примириться с тем, что Россия не принимает участия в достижении Северного полюса и в освоении приполюсных районов. Стремление достигнуть полюса, несомненно, было основано на настойчивом желании Г. Я. Седова продемонстрировать способности и умение русского народа.

План экспедиции предусматривал, что ее участники будут в 1912 году доставлены на Землю Франца-Иосифа на судне, которое в том же году вернется на материк. В 1913 году с наступлением светлого времени полюсная партия выступит в поход, достигнет Северного полюса и возвратится обратно на Землю Франца-Иосифа либо в крайнем случае в Гренландию.

Г. Я. Седов
Г. Я. Седов

Почти одновременно с подачей рапорта Седов опубликовал в газетах статьи о предстоящей экспедиции к Северному полюсу. Он призывал читателей вносить пожертвования на организацию экспедиции.

По его подсчетам для снаряжения экспедиции необходимо было иметь сумму в 100—і50 тысяч рублей. Предполагалось, что значительную часть этих денег дадут пожертвования частных лиц, а также научных учреждений и обществ, в том числе Академии наук Русского географического общества. Кроме того, в Государственную думу было внесено предложение об отпуске 50 тысяч рублей из средств казначейства.

Однако особая комиссия, назначенная царским правительством для рассмотрения проекта Седова, нашла, что намечаемая экспедиция носит «непродуманный характер». Вследствие этого, а также «при отсутствии уверенности в возможности пополнить необходимые на оборудование экспедиции ассигнования за счет поступлений от частных жертвователей и обществ и что государственному казначейству пришлось бы понести издержки, значительно превышающие 50 тысяч рублей», в выдаче денег было отказано.

Правда, позже правительство все же выдало на организацию экспедиции 10 тысяч рублей как «высочайше пожалованное пособие».

И все же неблагожелательное отношение со стороны правящей верхушки давало себя знать и в период снаряжения экспедиции, и в то время, когда возникли серьезные опасения за ее судьбу.

Об этом впоследствии открыто писал начальник Главного Гидрографического управления в своем рапорте начальнику Генерального морского штаба, докладывая о мерах, принятых по организации спасательной экспедиции для поисков Седова.

«В заключение считаю долгом сказать, — говорилось в этом рапорте, — что из сношений с нашими морскими офицерами я не мог не видеть, насколько непопулярен, чтобы не сказать более, Седов среди них, и я очень сомневаюсь, чтобы нашелся русский морской офицер, который по доброй воле отправился бы на розыски Седова».

Трудным положением Седова поспешили воспользоваться предприимчивые буржуазные дельцы. Издатель черносотенной газеты «Новое время» М. А. Суворин решил открыть для экспедиции кредит, использовав это для националистических выкриков и газетной шумихи. В общем подготовка к ответственному походу протекала в крайне тяжелой обстановке.

«Св. Фока»
«Св. Фока»

Любопытно отметить, что многие участники были приняты в экспедицию за час до отхода судна. Так, старший механик И. А. Зандер явился в одном пиджаке и без всякого багажа. Два года он прожил в этом пиджаке в Арктике, в нем же он похоронен на Земле Франца-Иосифа. Несколько человек, наспех взятых в экспедицию оказались настолько слабы здоворьем, что заболели в самом начале похода и их пришлось отправить обратно с Новой Земли.

В связи с этим возникает вопрос, почему Г. Я. Седов, имея к этому времени уже большой опыт полярных путешествий, будучи человеком «необходимой осторожности» и владея «знанием дела», как его характеризовал в свое время известный русский полярный исследователь А. Н. Варнек, с такой стремительностью организовал экспедицию и направился в столь трудный и ответственный поход с негодными средствами. Ведь впервые об экспедиции он заговорил в марте 1912 года, а выход ее был назначен на июнь. Такие темпы казались безумными.

Не является ли здесь причиной одно небольшое обстоятельство? В 1911 году Пайер, сын известного полярного исследователя, одного из открывателей Земли Франца-Иосифа, Юлиуса Пайера, решил отправиться к Северному полюсу от Владивостока через Берингов пролив. Для продвижения в глубь Северного Ледовитого океана Пайер предполагал использовать ледокол. В связи с этим Пайер в 1910 году обращался к русским властям с просьбой сообщить ему сведения о типах и особенностях русских, ледоколов, о ледовых условиях, расположении угольных баз и радиостанций на Дальнем Востоке и т. д. Почти одновременно с этим, в 1912 году, появляется проект германской экспедиции под начальством Шредер-Штранца для исследования Таймырского полуострова, а также районов к северу и к востоку от него, до Берингова моря. Нам хорошо понятны истинные, далеко не «чисто научные» цели этих экспедиций в русских арктических водах. О проектах Пайера и Шредер-Штранца, несомненно, знал Г. Я. Седов, и не исключена возможность, что столь поспешная организация экспедиции к Северному полюсу была решительным протестом его против происков иностранных разведчиков, мечтавших хозяйничать в-наших арктических водах и прилегающих к ним районах, материка.

В состав экспедиции, кроме самого Г. Я. Седова, входили географ В. Ю. Визе, геолог М. А. Павлов, художник Н. В. Пинегин, ветеринарный врач П. Г. Кушаков и 17 человек судового состава. Для экспедиции было выбрано судно «Св. Фока», которое вышло из Архангельска 27 августа 1912 года.

На борту "Св. Фоки"
На борту "Св. Фоки"

Судно должно было достигнуть Земли Франца-Иосифа, высадить там экспедицию и в тот же год вернуться назад. Однако уже в Баренцевом море были встречены тяжелые льды. Экспедиции пришлось зимовать у северо-западных берегов Новой Земли, у полуострова Панкратьева.

Пребывание на Новой Земле экспедиция использовала для изучения северной части острова. Г. Я. Седов произвел детальную опись и съемку ближайших островов и северо-западного побережья до мыса Флиссингенского. Визе и Павлов с целью изучения внутренней части острова пересекли Новую Землю по ледниковому покрову от западного до восточного побережья.

Помимо этого, экспедиция осуществила интересные исследования по геологии, метеорологии, гидрологии и гляциологии Новой Земли.

Кончилась зима, прошла весна, близилось к концу лето, а льды никак не выпускали «Св. Фоку» из плена.

«Все приготовлено к плаванию, — писал в своей замечательной книге «В ледяных просторах» участник седовской экспедиции Н. В. Пинегин. — Эти недели решат нашу судьбу.

Жизнь в ожидании. Мы работаем, наблюдаем, думаем, в. Ю. Визе в экспедиции Г. Я- Седова сражаемся с медведями — вот внешние формы жизни. У каждого есть своя мечта. Мы пытаемся делать все для нее. А природа смеется над нашими стремлениями. Общая мечта всех — плыть дальше на север — зависит от ветра: если будет «всток» в течение ближайшей недели, мы поплывем. Нет — останемся еще на год здесь».

Только в начале сентября 1913 года «Св. Фока» освободился ото льда и взял курс на Землю Франца-Иосифа. 13 сентября судно подошло к мысу Флора и после неудачных попыток пройти Британским каналом на север остановилось на вторую зимовку у острова Гукера в бухте Тихой.

Вторая зима прошла в невероятно трудной обстановке. Запас топлива состоял всего лишь из 300 килограммов угольной пыли, пустых бочек и звериных шкур. Зимой судно отапливали звериным салом и... междукаютными переборками.

Повальная цинга, охватившая экспедицию, пощадила только немногих ее участников, тех, кто с самого начала отказался от основной пищи экспедиции — солонины и не брезговал, как писал впоследствии В. Ю. Визе, ни скисшим моржовым мясом, ни мясом истощенных собак. От цинги умер механик Зандер, заболел цингой Седов.

Читать далее