Экспедиция Роберта Пири (1908) (продолжение)


Экспедиция Роберта Пири (1908)

Наступил момент расставания с Бартлеттом. Своим опытом и храбростью Бартлетт оказал неоценимую услугу Пири и в значительной степени обеспечил его успех. Однако последний этап на пути к полюсу Пири решил пройти самостоятельно. Благодаря помощи вспомогательных партий он почти полностью сохранил свои силы. Бартлетт повернул обратно.

«Я долго глядел вслед могучей фигуре капитана. Она становилась все меньше и меньше и, наконец, исчезла за белоснежными сверкающими торосами. Мне было невыразимо грустно, что пришлось расставаться с лучшим товарищем и бесценным спутником, всегда жизнерадостным, спокойным и мудрым, на долю которого выпала самая тяжелая работа по проложению пути для наших партий», — записал у себя в дневнике Пири.

Можно лишь удивляться лицемерию Пири. Ведь отправлял он Бартлетта обратно с единственной целью избавиться от человека, который мог бы по возвращении на родину делить с ним славу победителя Северного полюса.

Как и в предыдущую экспедицию, Пири устроил так, что на последнем переходе к Северному полюсу с ним не осталось ни одного «белого» спутника.

Продовольствием и снаряжением отряд Пири был хорошо обеспечен. Спутники были в отличном состоянии. «Итак, — писал Пири, — все сулило мне удачу, и я с надеждой взирал на будущее».

С пятью санями, 40 собаками, в сопровождении неразлучного Хенсона и эскимосов Зиглу, Енингва, Утэ и Укеа Пири 2 апреля двинулся в последний переход. 4 апреля, преодолевая каналы и полыньи, они перешли 89-ю параллель. Здесь Пири записал в дневнике: «Еще три дня такой погоды, и полюс будет открыт».

В следующие дни при тихой погоде и благоприятных ледовых условиях путешественники быстро приближались к цели. С каждым днем, с каждым часом все сильнее росла вера в успех. Страшное напряжение, утомление, недоедание — всего этого люди теперь не замечали, они стремились только вперед.

Широта, взятая Р. Пири в районе полюса
Широта, взятая Р. Пири в районе полюса

«Я, разумеется, сознавал, — писал Пири,— что поединок еще не закончен и нельзя предугадать его исхода. Быть может, нам суждено погибнуть здесь, у самой цели, и тогда завоевание неисследованных пространств и тайна полярной пустыни погибнут вместе с нами. Но вместе с тем внутренний голос, голос, никогда не оставляющий человека, шептал мне, что мы вернемся победителями».

5 апреля путешественники были уже на 89°25' северной широты, находясь на расстоянии однодневного перехода от полюса.

Пири все время опасался, что полыньи воспрепятствуют ему дойти до цели. Но вот осталось только 10 километров, Пири, наконец, близко у цели!

6 апреля в 10 часов утра он определил свое местонахождение. Оказалось 89°57'. Пири находился в 5-6 километрах от полюса.

«Итак, полюс был фактически уже на виду, — записал Пири в своем дневнике, — но я так был измучен, что буквально не имел сил сделать последние несколько шагов. Форсированные марши, отсутствие сна, постоянное волнение — все это внезапно сказалось. После нервного подъема наступила страшная реакция».

После непродолжительного отдыха Пири взял с собой легкие сани и инструменты и в сопровождении двух эскимосов прошел еще 18 километров. Определив астрономически свое местоположение, он убедился, что находится по ту сторону полюса. Потом он стал пересекать местность в различных направлениях и прошел в точке, либо близ нее, «где север, юг, восток и запад сливаются воедино».

Убедившись в том, что он находится на 90° северной широты, Пири под громкое троекратное «ура» водрузил на полюсе флаг Соединенных Штатов Америки и еще четыре флага американских организаций. Один из них 15 лет путешествовал с Пири в высокие широты, причем каждый раз Пири отрезал от него кусочек и оставлял в самой северной точке, которую удавалось достигнуть.

В этот день Пири записал в своем дневнике: «...После 23 лет борьбы и разочарований я, наконец, водрузил флаг своей страны на оси Земли. Об этом нелегко писать, но я знал, что мы вернемся домой с повестью, которую мир жаждал услышать в течение четырех столетий, с победной повестью о разрешении человеком труднейшей географической задачи... Моя мечта претворилась в действительность. Не верится.

Все кажется таким простым и обычным».

В районе Северного полюса Пири со своими спутниками пробыл около 30 часов и уже 7 апреля в 16 часов направился в обратный путь. Все жаждали теперь как можно быстрее достигнуть своей базы.

В пяти милях от полюса, воспользовавшись трещиной во льду, путешественники измерили глубину: они вытравили 2752 метра проволоки, но дна не достали, — в районе полюса оказался глубокий океан.

Обратный переход облегчали старые следы вспомогательных партий и снежные хижины, оставленные отрядом Бартлетта.

Вечером 11 апреля путешественники уже подошли к 87-й параллели, а через два дня остановились на отдых под 85°48' северной широты, где нашли три снежных домика, построенных Бартлеттом и Марвином. Затем дорога стала ухудшаться, все чаще стали попадаться полыньи, покрытые молодым льдом, по которому, однако, можно было сравнительно безопасно перетаскивать легкие сани. Путешественники совершали по два больших перехода, в сутки и быстро приближались к материку. Следуя принципу «больше форсировать, меньше спать», они уже утром 20 апреля увидели очертания Земли Гранта.

До сих пор условия передвижения были более или менее благоприятными. Но теперь путешественники подошли к «Великой полынье». При пересечении ее одна из упряжек провалилась в воду. Ее спасли с большим трудом.

В ночь с 22 на 23 апреля партия Пири подошла к береговому припаю. Чувствуя близость земли, путники пришли в неописуемый восторг — они пели, прыгали, плясали. Эскимос Утэ шутя воскликнул: «Либо дьявол спит, либо ссорится с женой, а то нам не удалось бы так легко вернуться!».

После небольшого привала Пири направился к мысу Колумбия и в 6 часов утра достиг берега.

Экспедиция была завершена. Обратный путь был пройден за 16 дней, причем благодаря удачному стечению обстоятельств он в общем оказался сравнительно легким. Весь поход от мыса Колумбия до полюса и обратно продолжался 53 дня.

Карта путешествий к полюсу со стороны Гренландии
Карта путешествий к полюсу со стороны Гренландии

После двухдневного отдыха Пири и его спутники отправились к кораблю — на мыс Шеридан. Все опасности, лишения и трудности остались позади. Быстро неслись вперед собаки. За один только переход путешественникам удалось пройти около 80 километров. «Радостное волнение овладело мною, — записал в этот день Пири, — когда я увидел перед собой наш маленький черный корабль, опоясанный белоснежными льдинами.

На палубе показался Бартлетт. Заметив нас, он прыгнул на лед и пошел нам навстречу. Мы горячо обняли друг друга, но, уже прежде чем он заговорил, я увидел по выражению его лица, что случилось что-то недоброе. И я услышал из его уст, что Марвин утонул в «Великой полынье», возвращаясь на мыс Колумбия. Эта страшная весть острой болью отозвалась в моем сердце и мгновенно убила радость».

В течение почти всего лета участники экспедиции для выполнения научно-исследовательских работ совершали санные поездки в разные стороны от основной своей базы. Во время одной из них они воздвигли на мысе Колумбия два памятника: один погибшему профессору Марвину, другой — в честь достижения Северного полюса.

Профессор Мак-Миллан во время одной из своих поездок в форт Конгер сделал в бухте Леди Франклин интересную находку. Он обнаружил ряд предметов, принадлежавших экспедиции Грили, зимовавшей там в 1881—1884 годах, в том числе хорошо сохранившийся пиджак самого Грили и записную книжку лейтенанта Кислинберга, одного из погибших участников экспедиции.

18 июля 1909 года Пири покинул мыс Шеридан и направился на юг. 8 августа корабль вышел на чистую воду. 5 сентября Пири достиг Лабрадора, а 21-го его торжественно встречал Сидней. Отсюда он выехал в Нью-Йорк.

Так окончилась полюсная эпопея Роберта Пири.

В результате экспедиции Пири было установлено, что между северной оконечностью Гренландии и Северным полюсом никаких земель не существует и что район полюса представляет глубокий океан; правда, измерить глубину океана удалось только в нескольких местах. Кроме того, было установлено, что полярные льды у берегов Гренландии беспрерывно движутся с запада на восток, направляясь в широкий проход между Шпицбергеном и Гренландией. Наблюдения Пири еще раз подтвердили, что льды центральной части Арктики во многих местах пересечены большими каналами и полыньями, образовавшимися главным образом под влиянием приливо-отливных явлений и ветра.

От экспедиции Пири трудно было ожидать каких-либо иных, более крупных научных достижений, так как Пири был прежде всего рекордсменом и своей основной целью ставил достижение полюса.

Не успел, однако, Пири вернуться на родину, как узнал о том, что почти за год до него на Северном полюсе побывал другой американец — доктор Фредерик Кук.