Дрейфующая станция «Северный полюс-2» (1950—1951)


Изучение центральной части Арктики до 1950 года было сосредоточено преимущественно в западной части Арктического бассейна, вернее, к юго-западу от линии, проходящей от Новосибирских островов до Гренландии. Здесь лежали пути дрейфующих судов, станции «Северный полюс-1» и полюсных экспедиций. В то же время обширные области, расположенные к северо-востоку от этой линии, оставались неизученными. О дрейфе льдов, состоянии водных масс, метеорологических условиях в этом «белом пятне» можно было судить лишь приблизительно. Это затрудняло изучение циркуляции атмосферы над всей Центральной Арктикой, движения льдов и других явлений. Для детального исследования этого района было решено создать дрейфующую научную станцию, получившую название «Северный полюс-2», или «СП-2».

Лагерь станции «Северный полюс-2»
Лагерь станции «Северный полюс-2»

К организации этой станции приступили еще в 1949 году. В подготовке ее, как и станции «Северный полюс-1», приняли участие многие научные учреждения, фабрики и заводы, благодаря чему она была обеспечена всем необходимым для производства научных наблюдений, которые, кстати сказать, были организованы более широко, чем в предыдущих дрейфующих экспедициях. В состав персонала станции входили ученые различных специальностей (океанографы, метеорологи, геофизики, аэрологи). Начальником станции был назначен М. М. Сомов, океанограф, имеющий большой опыт полярных исследований.

В состав гидрологической группы входили М. М. Никитин (парторг станции), 3. М. Гудкович и А. И. Дмитриев; ледоисследовательскую группу составляли Г. Н. Яковлев и И. Г. Петров; магнитологами и астрономами станции работали Н. А. Миляев, М. Е. Рубинчик и М. М. Погребников; в метеорологическую и аэрологическую группу входили К. И. Чуканин, В. Е. Благодаров, П. Ф. Зайчиков и В. Г. Канаки. На станции находились врач В. Г. Волович, радисты Г. Е. Щетинин и К. М. Курко и механик М. С. Комаров.

Технически станция была оснащена значительно лучше, чем предшествующая станция «Северный полюс-1». В частности, для перевозки оборудования была использована автомашина «ГАЗ-67», которая хорошо оправдала себя в условиях дрейфующих льдов и оказала полярникам огромную услугу, освободив их от лишнего труда.

31 марта 1950 года самолет летчика В. Н. Задкова, до отказа нагруженный имуществом станции, поднялся в воздух и направился в район, где должна была быть произведена высадка на лед. На борту самолета находилось шесть научных работников, которые должны были сразу же после посадки самолета начать научные наблюдения.

установка гидрологической палатки в лагере станции «Северный полюс-2»
Установка гидрологической палатки в лагере станции «Северный полюс-2»

Через восемь часов, в ночь на 1 апреля самолет опустился на ледяное поле, заранее выбранное для устройства лагеря. На льдине, дрейфовавшей в этот день в районе 76°03' северной широты и 166°36' западной долготы, уже находился один из самолетов экспедиции.

Выбранная для организации станции льдина представляла собой громадное многолетнее поле. Площадь его составляла около 30 квадратных километров, толщина — около 3 метров. Такое поле, казалось, способно было выдержать любые ледовые сжатия.

Первые сутки пребывания на льдине прошли в большом напряжении. В течение ночи и всего следующего дня перетаскивали грузы с аэродрома в лагерь, монтировали оборудование и к концу вечера уже могли сообщить на материк, что станция начала работать и ожидает прибытия остальных грузов и ее будущих обитателей.

За короткое время на льдину было доставлено около 60 тонн различного груза, в том числе и упряжка собак для облегчения переброски оборудования от посадочной площадки к лагерю, расположенному в километре от площадки.

Для жилья были установлены усовершенствованные каркасные палатки. Все они были освещены электричеством, радиофицированы, а некоторые имели даже телефоны для связи внутри лагеря. В специальной обширной палатке была организована столовая, или, как ее называли, кают-компания. В свободное от работы время коллектив станции здесь же проводил свой досуг — читали лекции и доклады, слушали радио, обсуждали результаты своих научных исследований.

М. М. Сомов (справа) и К. И. Чуканин на прогулке
М. М. Сомов (справа) и К. И. Чуканин на прогулке

А работы было очень много, программа исследований была огромная. Ежедневно в несколько сроков нужно было выполнять метеорологические наблюдения, которые тут же обрабатывались и передавались на материк для использования при составлении прогнозов погоды. Много времени отнимали гидрологические наблюдения, наблюдения за дрейфом льдов и течениями. Но особенно трудоемки были аэрологические наблюдения. Каждый день, независимо от состояния погоды, в воздух посылались радиозонды, показания которых тут же обрабатывались и сообщались на материк.

Особенного внимания требовали наблюдения за дрейфом льдов, перемещения которых могли принести много неприятностей станции. Жизнь на дрейфующих льдах во многом связана с состоянием льда. В летнее время из-за бурного таяния льда и снега работа на дрейфующих льдах осложняется: появляются снежницы, озерки воды, ледяные поля оказываются сплошь покрытыми толстым слоем пропитанного водой снега, и двигаться по льду становится трудно.

Когда началось быстрое таяние снега и льда и воду из образовавшихся на поверхности ледяного поля озер надо было спускать под лед, механик М. С. Комаров изобрел ледовый бур, который нашел впоследствии широкое применение в высокоширотных экспедициях и на дрейфующих станциях. Зимой, когда нужно было залить неровную льдину и сделать ее пригодной для посадки самолетов, М. С. Комаров сконструировал помпу, которая при помощи ветряка качала воду на ледяное поле. Постоянно намораживая лед, удавалось поддерживать в хорошем состоянии посадочную площадку. Полярники изобретали и сами изготовляли даже специальные приборы для научных исследований. Тот же М. С. Комаров сконструировал дрейфограф, при помощи которого регистрировалось перемещение льдины.

Актинометрические наблюдения на станции «Северный полюс-2»
Актинометрические наблюдения на станции «Северный полюс-2»

Через полгода дрейфа станция находилась в районе «полюса относительной недоступности», приблизительно на широте 78°. В это время на станцию были направлены три самолета под командованием летчиков М. А. Титлова, Б. С. Осипова и В. Н. Задкова. Они благополучно достигли станции и доставили туда около 20 тонн различного груза.

Из-за наступивших морозов осложнились научные работы, так как они требовали длительного пребывания на открытом воздухе. Но, несмотря на это, все научные работы продолжали выполняться строго в намеченные сроки.

Самым тяжелым месяцем на станции оказался февраль, в течение которого часто наблюдались подвижки льда, сопровождавшиеся сильными сжатиями и торошением. В результате этого ледяное поле, на котором был расположен лагерь дрейфующей станции, раскололось и в районе лагеря образовались трещины. Несколько трещин прошло непосредственно под рабочими палатками; некоторые палатки были разрушены, и находившееся в них оборудование погибло. Мачты радиостанции были опрокинуты; это угрожало прервать регулярную связь с материком. Столб, на котором был установлен ветродвигатель электростанции, сломался.

Во время одной из таких подвижек льда всего в 150 метрах от станции образовался ледяной вал, который стал быстро надвигаться на лагерь. За ним появились новые ледяные валы, один из которых подошел на расстояние 10 метров к ближайшей палатке. Ледяное поле, на котором находилась станция, распалось на отдельные обломки. Необходимо было немедленно перенести лагерь на другую, более надежную льдину. Сделать это в условиях полярной ночи при частых подвижках льда было чрезвычайно трудно. А когда, наконец, нашли подходящую льдину, началось новое сжатие, расколовшее ее на части.

Аэрологические наблюдения на станции «Северный полюс-2»
Аэрологические наблюдения на станции «Северный полюс-2»

В поисках новой надежной льдины для лагеря люди с большим риском, в пургу, темной ночью уходили в разные стороны обследовать район станции. Наконец такую льдину удалось найти. Она находилась в километре от лагеря, но путь к ней преграждали большие ледяные валы и свежие трещины, которые то сходились, то расходились. Нужно было расчистить путь, засыпать трещины. С огромным напряжением сил, проявив много мужества и настойчивости, зимовщики сделали это. Используя автомашину, которая буксировала за собой нагруженный до отказа «поезд» из 5-6 нарт, они быстро перебазировали свою станций. Научные наблюдения при этом почти не прекращались, по-прежнему в установленные сроки производились метеорологические наблюдения, и сводки с дрейфующей станции регулярно посылались на материк.

Год пробыла станция «Северный полюс-2» в океане. Она выполнила все намеченные планом работы и 11 апреля 1951 года была снята с дрейфующих льдов. Станция в это время находилась на 81°45' северной широты и 163°48' западной долготы. На случай возможного посещения станции в будущем на ней было оставлено некоторое оборудование.

За все время пребывания на льдах станция «Северный полюс-2» прошла на север более 600 километров по прямой; весь же путь ее был чрезвычайно извилистый, он составлял более 2500 километров.

Научные наблюдения станции принесли много ценных данных. На протяжении всего пути были детально изучены дрейф льда и течения на различных глубинах, получены новые данные о направлении дрейфа, на основании которых можно было предположить, что в этом районе существует антициклонический дрейф льда, направленный по часовой стрелке (потом это предположение подтвердилось); было установлено, что глубины колеблются в больших пределах и что в район дрейфа станции проникают атлантические воды, но уже сильно изменившие основные свои свойства.

Наблюдения подтвердили, что в этом районе довольно часто проходят циклоны; удалось получить первые достоверные сведения о вертикальном строении атмосферы над центральной частью Арктики и определить нижнюю границу стратосферы в высоких широтах. Кроме того, было обнаружено, что в Центральную Арктику проникают теплые воздушные массы из Тихого океана, которые распространяются далеко на север над нижним 100-200-метровым слоем воздуха в виде мощного слоя толщиной около 7-8 километров. Собраны были исключительно ценные сведения о характере ледяного покрова, а также получены данные по распределению элементов земного магнетизма, на основании которых были уточнены магнитные карты. Все эти сведения значительно расширили наши представления о природе центральной части Северного Ледовитого океана и внесли ценный вклад в арктическую науку.

Однако роль и значение дрейфующей станции «Северный полюс-2» этим не ограничились. Льдина, на которой находилась станция, естественно, продолжала свой дрейф. Летом 1954 года во время разведывательных полетов высокоширотной экспедиции она была обнаружена. Прошло три года с того момента, как льдина была оставлена, и снова она оказалась почти в той самой точке, откуда начала свой дрейф.

Измерение температуры льда (лагерь станции «Северный полюс-2»)
Измерение температуры льда (лагерь станции «Северный полюс-2»)

На льдину была высажена группа научных сотрудников, среди которых находился и участник дрейфа И. Г. Петров. Обследовав льдину, они обнаружили весьма интересные в научном отношении явления. Так, например, некоторые палатки стояли теперь не просто на поверхности ледяного поля, а на ледяных столбах, высота которых превышала человеческий рост. Объяснялось это тем, что пол в палатках был покрыт несколькими слоями оленьих шкур, и в то время как кругом под влиянием солнечных лучей происходило таяние снега и льда, непосредственно под палатками лед, изолированный оленьими шкурами, не таял. Этот любопытный факт наглядно показывает, что лед в центральной части Арктики тает главным образом под воздействием солнечных лучей и что это таяние в летнее время достигает значительных размеров. Высота столбов, на которых стояли палатки, наглядно показывала толщину слоя льда, стаявшего в течение трех лет.

При этом, однако, надо учесть, что толщина льдины не изменилась и по-прежнему достигала трех метров, то есть за три года снизу наросло столько льда, сколько стаяло его сверху. Так постепенно происходит обновление ледяного покрова по направлению снизу вверх.

Обнаружение остатков станции «Северный полюс-2» проливает свет и на вопрос о дрейфе льда в этом районе. Льдина, на которой находилась станция, за четыре года описала почти замкнутый круг и пришла к своему начальному положению. Наблюдения над дрейфом «ледяных островов», обнаруженных в этом районе в различные годы, подтверждают эту схему дрейфа. Является ли такая схема дрейфа в этом районе постоянной и устойчивой или она характерна только для данного периода, — ответ на этот вопрос смогут дать только будущие исследования в центральной части Арктики.