Воздушная экспедиция Умберто Нобиле (1928)


Воздушная экспедиция Умберто Нобиле (1928)

После блестящего успеха экспедиции на «Норвегии» Умберто Нобиле принялся за подготовку новой полярной экспедиции на дирижабле «Италия». Нобиле предполагал исследовать район между Шпицбергеном и Гренландией, посетить район Северного полюса и высадить на лед партию ученых для измерения глубин и для других научных наблюдений.

15 апреля 1928 года «Италия» стартовала из Милана, сделала остановки в Стольпе и в Вадсе и 5 мая прибыла в Кингсбей. После двух пробных полетов «Италия» 23 мая поднялась в воздух и направилась к северным берегам Гренландии; оттуда курс был взят на Северный полюс. 24 мая в 0 часов 20 минут дирижабль достиг полюса, начал описывать круги и спускаться вниз.

Однако снизиться на лед было совершенно невозможно, а спустить людей на специальной пневматической лодке оказалось настолько затруднительно, что от этой мысли пришлось отказаться. По-видимому, такой спуск можно было совершить только при полном штиле, а во время пребывания дирижабля над полюсом дул легкий ветерок. В районе полюса было видно множество каналов; на пути к полюсу во многих местах наблюдались небольшие пространства чистой воды.

Дирижабль "Италия"
Дирижабль "Италия"

Пробыв над полюсом два часа, «Италия» направилась на юг.

Погода стала портиться. Появился редкий туман, затем он начал сгущаться и вскоре встал сплошной стеной. Поверхность дирижабля покрылась льдом, достигшим толщины в сантиметр. Усилился встречный ветер. Все это уменьшило скорость дирижабля со 100 до 40 километров в час. Условия погоды заставили его снизиться, но затем он поднялся над облаками.

Дирижабль уже приближался к Шпицбергену.

25 мая в 10 часов 30 минут, когда воздушный корабль находился на 81°20' северной широты и 24°00' восточной долготы, неожиданно разразилась катастрофа. Все совершилось с такой быстротой, что с корабля не успели даже послать сигнал бедствия.

«Передать все подробности катастрофы здесь невозможно, — писал участник полета профессор Ф. Бегунек. — Я хочу только подчеркнуть, что каждый оставался на своем месте, сохраняя спокойствие, даже когда мы видели, как ледяное поле под нами превращалось в сотни льдин, которые летели нам навстречу и увеличивались. Мы не потеряли присутствия духа и тогда, когда моторная гондола несчастного Помеллы и наша собственная гондола со страшным треском были расщеплены в куски».

Умберто Нобиле
Умберто Нобиле

Видимо, вследствие потери газа дирижабль быстро опустился на лед. Он ударился о лед вначале кормовой моторной гондолой, а затем передней частью гондолы, в которой помещалась команда.

На лед были выброшены 10 участников экспедиции: Нобиле, Мальмгрен, Бегунек, Цаппи, Мариано, Вильери, Трояни, Чечиони, Биаджи и мертвый моторист Помелла. У Нобиле оказались переломы руки и ног, у Мальмгрена была сломана рука, у Чечиони — нога.

При ударе о лед дирижабль потерял в весе около двух тонн, поэтому он быстро поднялся и улетел на восток, унося на себе шесть человек, так называемую группу Алессандрини. Следы их не обнаружены до сих пор.

К счастью, при аварии дирижабля на лед выпало значительное количество продовольствия и, что самое важное, — маленькая радиостанция.

Двенадцать дней мир ничего не знал о судьбе дирижабля. Только 7 июня первые сигналы аварийного радио были услышаны молодым советским радиолюбителем Шмидтом в селе Вознесенье-Вохма (бывш. Северо-Двинской губернии).

За несколько дней до этого группа в составе Мальмгрена, Цаппи и Мариано отправилась на Шпицберген для установления связи. Она покинула льдину 30 мая. Молодой шведский ученый Финн Мальмгрен при падении дирижабля сломал руку. «Жалкий и искалеченный, нагруженный вещевым мешком с продовольствием, падая при первых шагах, но поддерживаемый несокрушимой волей, — писал о нем Ф. Бегунек, — он направился на сушу, побуждаемый единственной благородной целью — организовать помощь своим несчастным товарищам, очутившимся на льду».

Радио быстро разнесло весть о постигшей Нобиле катастрофе. Немедленно были организованы десятки спасательных экспедиций.

Всего в спасательных операциях приняли участие экспедиции шести стран, 18 кораблей, 21 самолет. Общее число участников спасательных операций достигло 1500 человек.

Вокруг спасательных операций разгорелась борьба мелких страстей. Пожалуй, ни в одном из полярных предприятий не проявилось с такой силой все чудовищное лицемерие буржуазной морали, скрывающей за ширмой красивых слов звериные нравы.

Едва весть о катастрофе достигла Европы, как сотни людей устремились на север. Однако многих из них двигало лишь стремление к саморекламе. С первых же дней командование корабля «Читта ди Милано», являвшегося базой итальянской спасательной экспедиции, стало крайне неприязненно относиться ко всем «конкурентам», замалчивало свое местоположение, давало путаные сведения о положении в лагере «Италии». Не было центра, который координировал бы работы по розыску и спасению экипажа дирижабля. Многие «спасатели» вообще суетились без всякой видимой нужды и пользы. Это не мешало, конечно, раздувать широкую кампанию в газетах, печатать под широковещательными заголовками бесконечные интервью, снимки и пр.

Б. Г. Чухновский
Б. Г. Чухновский

Единственной страной, которая делала свое дело скромно и деловито, оставаясь в стороне от недостойной конкуренции, являлся Советский Союз.

По решению Советского правительства на север был послан мощный ледокол «Красин» под руководством P. Л. Самойловича, а также два ледокольных парохода: «Г. Седов», под командованием капитана В. И. Воронина, и «Малыгин», экспедицию на котором возглавлял В. Ю. Визе. Действия этих судов направлял специальный правительственный комитет в Москве.

Совершенно закономерно, что именно на долю наших экспедиций выпала честь спасения всех оставшихся в живых людей с «Италии», за исключением самого Нобиле, которого 24 июня вывез из лагеря шведский летчик Лундборг.

Беспрецедентным являлся тот факт, что начальник экспедиции Нобиле решился первым покинуть лагерь, бросив на произвол судьбы своих товарищей. Правда, этот поступок пытались объяснить желанием Нобиле лично руководить спасательными работами. На самом же деле, добравшись до корабля, он устроился там на положении знатного путешественника и по существу никакого участия в дальнейших спасательных работах не принимал. Вполне достойными своего командира оказались и некоторые другие участники экспедиции.

12 июля «Красин» подошел к группе Мальмгрена, обнаруженной на льду вблизи острова Карла XII летчиком Б. Г. Чухновским. Но самого Мальмгрена на льдине не оказалось. Выяснилось, что Цаппи и Мариано бросили его еще месяц назад. Мальмгрен к тому времени совершенно обессилел. И итальянцы, не задумываясь, оставили его одного в ледяной пустыне, забрав остатки пищи и предупредительно вырубив топориком во льду углубление, так как Мальмгрен боялся, что какой-нибудь бродячий медведь заметит его на льду, примет за морского зверя и растерзает.

Когда «Красин» подобрал итальянцев, оказалось, что Цаппи был крепок, здоров и бодр, на нем было надето теплое белье, три рубашки, в том числе меховая и вязаная, три пары брюк, тюленьи мокассины. Он прыгал с ропака на ропак, восторженно приветствуя спасителей, в то время как Мариано, совершенно обессилевший, с отмороженными пальцами на ноге, лежал на льду, не имея сил даже поднять голову. Он был совсем истощен, одет лишь в потертые суконные брюки и вязаную рубашку и находился при смерти. Позднее Цаппи признался, что у него возникла мысль покинуть на льду и Мариано, но он не решился идти один с большой ношей. Так выполняли закон товарищества два питомца итальянского фашистского военно-морского флота.

Ф. Мальмгрен
Ф. Мальмгрен

Позднее, в связи с тем, что история гибели Мальмгрена широко обсуждалась в печати, в Риме была создана правительственная комиссия под председательством известного адмирала Каньи для расследования всех обстоятельств гибели дирижабля «Италия». Характерно, что расследование проходило втайне. Был опубликован только приговор комиссии, который признал поведение Цаппи и Мариано... достойным похвалы. Правда, сам Нобиле был обвинен в плохой организации экспедиции и в том, что первым вылетел с Лундборгом, бросив своих спутников.

В тот же день, когда были сняты со льда Цаппи и Мариано, «Красин» подошел к основному лагерю экспедиции «Италии». На борт ледокола перешло шесть человек. Тут Цаппи потребовал, чтобы офицеры и «нижние чины» были размещены в разных каютах и чтобы офицерам было оказано преимущество независимо от состояния их здоровья. Командир советского ледокола вынужден был разъяснить, что у нас не привыкли к таким привилегиям. Одна из лучших кают была предоставлена «нижнему чину» — механику Чечиони, у которого после перелома ноги неправильно срослась кость и который поэтому нуждался в особенно тщательном уходе.

Командование «Красина» предложило организовать дальнейшие воздушные поиски группы, унесенной с дирижаблем. Однако через двенадцать часов был получен ответ итальянского правительства о том, что оно решило отказаться от таких поисков. Впоследствии выяснилось, что итальянские самолеты были неисправны, а использовать иностранные машины итальянцы просто не захотели. Единственный находившийся в этом районе советский самолет Чухновского еще во время поисков группы Мальмгрена потерпел аварию в районе мыса Вреде и поэтому не мог принять участия в разведках. Поиски пришлось прекратить.

Спасательная операция 1928 года явилась серьезной пробой сил для советского ледокольного флота и только что нарождавшейся полярной авиации. Ледокол «Красин» во время второго своего рейса на север от Шпицбергена, форсируя тяжелые льды, достиг 81°47' северной широты, поставив рекорд свободного продвижения в высоких широтах для этого района («Красин» прошел на 35 километров севернее широты, достигнутой ледоколом «Ермак» в 1899 году). Летчик М. С. Бабушкин, находившийся в составе экспедиции на «Малыгине», в ходе спасательных работ совершил ряд смелых воздушных рейсов с посадками на лед и тем самым еще раз доказал возможность использования на ледовых разведках сухопутных машин.

Маршруты советских экспедиций по спасению «Италии»
Маршруты советских экспедиций по спасению «Италии»

Весь этот опыт хорошо пригодился в пору, когда Советская страна развернула широкие работы по планомерному освоению Северного морского пути.

Предпринятые в 1929 году поиски остатков экспедиции Нобиле не дали никаких результатов.

Пароход «Хеймен» под начальством инженера Альбертини обследовал Землю Франца-Иосифа, но никаких следов экспедиции здесь не нашел.

Так трагически окончилась экспедиция Нобиле.

Во время полета участникам экспедиции удалось выполнить ряд интересных работ.

За них пришлось заплатить дорогой ценой: экспедиция Нобиле поглотила 17 человеческих жизней. Погибли восемь участников экспедиции на «Италии», три итальянских летчика, разбившихся по пути со Шпицбергена в Италию, и шесть человек на «Латаме», в том числе и Руал Амундсен.