Экспедиция Губерта Уилкинса на подводной лодке (1931)


В начале тридцатых годов нашего столетия была сделана попытка достигнуть Северного полюса небывалым до того способом — на подводной лодке.

Идея эта была не нова. Около трехсот лет назад (в 1648 г.) английский ученый Джон Уилкинс написал математический труд, в котором развивал мысль о возможности постройки «ковчега» для плавания под водой. Описывая трудности и выгоды подобного предприятия, он указывал, что подводная лодка могла бы плавать подо льдом вблизи полюсов, была бы неоценима для подводного исследования и открытий.

Прошло, однако, много лет, пока наступило время осуществить это предложение.

По странной случайности первую попытку реализовать эту идею предпринял потомок Джона Уилкинса — американский полярный исследователь Губерт Уилкинс. Еще в 1928 году он пытался организовать арктическую экспедицию на подводной лодке. Но практически приступить к осуществлению такой экспедиции он смог только в 1931 году.

Ученые и моряки к идее Губерта Уилкинса отнеслись отрицательно, называя ее «жюльверновской фантазией».

Американское правительство все же передало Уилкинсу старую подводную лодку «0-12». Впоследствии она была названа, как и жюльверновская ее прабабушка, «Наутилус». Эта небольшая лодка имела в длину около 55 метров, в ширину и высоту около 4,7 метра. Она принадлежала к числу выбывших из строя судов и покоилась на «кладбище» в ожидании слома.

Лодка имела форму длинной сигары с плоской верхней стороной и была заострена к носу и корме. Два дизель-мотора по 500 лошадиных сил обеспечивали продвижение по воде и зарядку батарей. Максимальная скорость лодки в надводном положении составляла 26 километров в час, а средняя скорость — 20 километров. При подводном плавании работали два электромотора по 190 лошадиных сил каждый. Питание моторов шло от батарей. Максимальная скорость хода под водой достигала 20 километров в час, а средняя — всего лишь около 6 километров. По расчету, «Наутилус» мог идти под водой почти 42 часа; отсюда радиус его подводного плавания (при питании от батарей) определялся приблизительно в 400 километров. Как видно из этих данных, лодка даже для своего времени была отнюдь не первоклассным сооружением.

Карта походов к полюсу со стороны Гренландского и Баренцева морей
Карта походов к полюсу со стороны Гренландского и Баренцева морей (Нажмите для увеличения)

Лодка была отремонтирована, приспособлена для подводного и подледного плавания, а также для научных работ лишь к лету. 4 июня 1931 года Уилкинс покинул Америку и направился к берегам Европы.

Кроме Г. Уилкинса, являвшегося начальником экспедиции, в ней приняли участие X. Свердруп, участник экспедиции Амундсена на судне «Мод» в 1918—1925 годах, доктор Филлингер и Ф. Н. Сауль. В качестве капитана был приглашен Дененхоуер — сын одного из участников экспедиции на «Жаннетте».

Во время перехода через Атлантический океан «Наутилус» потерпел аварию и уже на буксире был доставлен в Англию, в город Девенпорт.

Отплытие на север задерживалось на неопределенное время; подводная лодка нуждалась в серьезном ремонте. Но Уилкинс не хотел отказываться от начатого дела. «Нам следовало бы применить подводную лодку, специально построенную для нашей работы, а не «Наутилус», — писал Уилкинс перед отправлением в экспедицию. — Но плавание на «Наутилусе» под льдом в нынешнем году, даже если оно будет доведено только до Северного полюса, должно будет пробудить при нашем возвращении домой достаточное общественное внимание, чтобы дать возможность нам или кому-нибудь другому финансировать постройку действительно идеальной лодки, которая должна быть сконструирована для своей работы под льдом и построена для той цели, которую она должна будет выполнить, — вместо того, чтобы быть только подходящим судном при стесненном экономическом положении».

Время отплытия откладывалось, что грозило срывом экспедиции. Но Уилкинс настойчиво твердил: «Мы должны попробовать, чтобы положить основание для дальнейшей работы».

После затянувшегося ремонта подводная лодка направилась в Норвегию. Здесь на корабль были приняты научные работники экспедиции, продовольствие и разное оборудование. Судно было загружено до предела.

«Что за хаос! — писал X. Свердруп. — Узкие проходы были переполнены ящиками, на полках лежали пакеты, и разная мелочь громоздилась горой, а дальше — в камере для погружения, впереди нашего помещения, — лежало пять огромных заплечных мешков, набитых полярным снаряжением, ожидавшим, когда мы приложим к нему руки. Разную мелочь, вроде снежных очков, компаса, карманного ножа и финского ножа, я рассовал подальше в койке, где она, по моим предположениям, оставила бы наименьшие отпечатки на моем теле... Наконец, оставался еще пневматический матрац, но из соображений пространственных я не мог надуть его в надлежащей степени, как в силу тех же пространственных соображений должен был отказаться от подушки, положив вместо нее несколько штук белья». На палубе положение было не лучше. Палубой считалась верхняя надстройка, имевшая двадцать метров в длину и метр в ширину; посредине находился «мостик», впереди которого стоять не позволялось, так как это мешало рулевому».

"Наутилус" во льдах
"Наутилус" во льдах

12 августа лодка направилась на север. Экспедиция имела обширный план. Она предполагала достичь Северного полюса, пересечь центральную часть Арктики и выйти к берегам Аляски, производя по пути океанографические и магнитные наблюдения, собирая образцы морской флоры и фауны и выполняя другие научно-исследовательские работы.

Однако обстоятельства привели к существенному изменению плана. Из-за позднего времени и явно недостаточной приспособленности лодки к условиям ледового плавания Уилкинс решил в конце концов ограничиться пробным плаванием к северу от Шпицбергена. При отправлении в плавание он заявил: «Можете быть уверены, что я не пойду ни на какой ненужный риск и не стану заходить дальше такого места, откуда, по моему убеждению, все мы сможем вернуться благополучно».

Первым испытанием был сильный шторм в Гренландском море.

«Стрелка, показывающая размах качки, временами опускалась до 52 градусов, — писал Свердруп. — Свободным от вахты приходилось крепко привязывать себя к койкам, а незакрепленные предметы разбредались повсюду».

15 августа утром «Наутилус» достиг Шпицбергена и вошел в Айс-фиорд.

Через три дня, 18 августа, Уилкинс покинул Шпицберген и направился во льды, хотя надежд на успешное плавание оставалось все меньше и меньше. Старая лодка, у которой беспрерывно что-нибудь ломалось, уже переставала внушать к себе доверие. «Если что-нибудь ломается, — шутили на лодке, — то уже не одно, а три разом». Но, несмотря на это, первые полярные подводники не теряли бодрости.

Вечером 19 августа лодка подошла к кромке льдов и остановилась в большой полынье, окруженной гладким льдом. Настал ответственный момент — погружение в воду. Раздалась команда Уилкинса: «Спустить радиомачту, готовься к погружению». Для Уилкинса наступила минута, когда он должен был доказать, что плавание на подводной лодке подо льдами вполне возможно. В это самое время «Наутилус» потерял руль глубины. Теперь пропала всякая возможность погрузиться в воду и продолжать плавание подо льдом.

Этот момент крушения всех надежд на удачное плавание подо льдами Свердруп описывает следующим образом: «Из кормовой части появился Мейерс, еле пролезший мимо ледового бура и бледный, как полотно. Он даже не посмел повторить громко то, что услышал, и прошептал: «Доктор, мы потеряли руль глубины». Значение этих слов не сразу дошло до моего сознания, поэтому я только повторил: «Мы потеряли руль глубины?» — «Да, руля больше нет, мы не можем погрузиться в воду, не можем идти подо льдом. Я должен сообщить это Уилкинсу».

Уилкинс отнесся к аварии сравнительно спокойно. Надо было поскорее выбираться изо льдов, тем более, что льды юго-восточным ветром стали уплотняться. Уже от первого удара слабого корпуса лодки о лед ослабло несколько заклепок и появилась течь. Дальнейшее пребывание во льдах могло стать роковым для лодки.

Все же «Наутилусу» удалось выбраться на чистую воду. Уилкинсу, однако, не хотелось возвращаться до тех пор, пока не будут произведены некоторые испытания лодки. Еще перед отплытием многие указывали Уилкинсу, что, войдя под лед, лодка будет находиться в темноте и это крайне осложнит плавание. Уилкинсу во что бы то ни стало хотелось протолкнуть свою лодку под лед и проверить, как будет обстоять дело в действительности.

«Наутилус» снова вошел во льды и, постепенно заполняя цистерны водой, начал медленно погружаться в воду. «Я не мог отделаться от чувства, что мы подвергаемся значительному риску, пробуя насильно загнать лодку под лед. Без руля глубины она не была способна управляться, а если слишком много набрать воды в цистерны, то лодка могла сейчас же пойти ко дну», — вспоминал впоследствии этот момент X. Свердруп.

После многократных попыток все-таки удалось загнать лодку носовой частью под лед. Здесь участники экспедиции убедились, что сквозь ледяной покров проходит довольно большое количество света. «Я положительно уверен в том, — отмечал Свердруп, — что подводная лодка не пойдет в темноте, если мы когда-нибудь доживем до плавания под льдами на подводной лодке».

Ледовые условия в районе Шпицбергена были благоприятны. Уилкинс продолжал испытания лодки. В то же время научный персонал экспедиции выполнял различные океанографические исследования. Лавируя между льдами, «Наутилус» достиг широты 81°59'; этой широты еще не достигало до того ни одно свободно плавающее судно в районе Шпицбергена.

Только после этого «Наутилус» расстался со льдами. После захода на Шпицберген лодка прибыла в Берген, где стала на прикол. Уилкинс и некоторые участники экспедиции на пассажирском пароходе уехали в Америку. «Наутилус» был отведен в нейтральные воды у берегов Норвегии и там затоплен.

Так закончилась первая попытка пройти к полюсу на подводной лодке.

Конечно, эта неудача вовсе не означала, что идею подводного плавания в Северном Ледовитом океане нужно похоронить. Сам Уилкинс по возвращении в США предпринял широкую кампанию по сбору средств для снаряжения новой экспедиции на подводной лодке к полюсу. Однако кампания эта тогда не встретила сочувствия. Опыты плавания на подводных лодках подо льдами Северного Ледовитого океана были возобновлены лишь после второй мировой войны. Но успешное решение этого чрезвычайно важного в практическом отношении вопроса стало возможно только в последнее время, когда были созданы подводные лодки на атомной энергии.