Полет Губерта Уилкинса в район «полюса относительной недоступности» (1927)


Полет Губерта Уилкинса в район «полюса относительной недоступности» (1927)

Полеты Р. Берда и Р. Амундсена показали всему миру, что Центральная Арктика перестала быть тем заповедным местом, достигнуть которого удавалось лишь немногим полярным исследователям. В 1927 году это блестяще подтвердил полет Г. Уилкинса.

Обладая к этому времени уже большим опытом полярного исследователя и полярного летчика, Г. Уилкинс поставил перед собой задачу пролететь со стороны Аляски в глубь океана, обследовать район, расположенный между линией дрейфа «Фрама» и маршрутом дирижабля «Норвегия», произвести посадку самолета на дрейфующие льды и измерить там глубину океана.

29 марта Г. Уилкинс и Б. Эйелсон на небольшом одномоторном самолете, на борту которого находились эхолот для измерения глубин, небольшой запас продовольствия, две винтовки и 400 патронов, поднялись в воздух с мыса Барроу и направились на север.

Через пять часов полета, находясь на 78° северной широты и 175° западной долготы, Г. Уилкинс посадил самолет на гладкий зимний лед толщиной около метра.

Губерт Уилкинс
Губерт Уилкинс

Гул работающего мотора мешал точно определить глубину при помощи эхолота. Однако остановить мотор — значило подвергнуть себя огромному риску: его можно уже никогда больше не запустить. И все-таки летчики остановили мотор. Измерив глубину (впоследствии оказалось, что она была определена неправильно), Г. Уилкинс и Б. Эйелсон собрались в обратный путь.

С огромным трудом им удалось запустить мотор и подняться в воздух, но вскоре мотор стал давать перебои, и пришлось идти на посадку. Через час мотор был приведен в порядок, и летчики снова поднялись в воздух. Лететь было тяжело — дул сильный встречный ветер, появились густые облака, дневной свет угасал. Летчики решили продолжать путь, пока хватит горючего. Примерно в 150 километрах от берега мотор остановился, и самолет круто пошел вниз к ледяной поверхности океана.

Сесть удалось сравнительно благополучно в сугроб между торосами; правда, самолет был поврежден, но летчики не пострадали. Ничего не оставалось делать, как бросить самолет и пешком по дрейфующим льдам добираться до берега.

Первые три дня Г. Уилкинс и Б. Эйелсон просидели в лагере в ожидании погоды. Затем, соорудив кое-как двое саней и погрузив на них все необходимое для похода, они направились к берегу. Дорога была настолько трудна, что им пришлось бросить сначала одни сани, а потом и другие и груз тащить на себе. Приближаясь к берегу, летчики встречали все более и более тяжелые льды. Путь становился все хуже. Местами приходилось перебираться по молодому льду, который едва выдерживал тяжесть человека; иногда путники проваливались в воду; сушить одежду приходилось теплом собственного тела. Нередко встречались сильно наторошенные льды, по которым нужно было карабкаться для того, чтобы хоть немного продвинуться вперед.

Одиннадцать дней провели летчики в неимоверно тяжелой борьбе со льдами. 14 апреля они достигли, наконец, берега.

В 1928 году Г. Уилкинс и Б. Эйелсон совершили замечательный полет над Центральной Арктикой по маршруту мыс Барроу—Шпицберген.

В 1929 году во время полетов к американской шхуне «Нанук», зимовавшей у мыса Шмидта (Чукотское побережье), Б. Эйелсон погиб. Место гибели Б. Эйелсона — устье реки Амгуемы (Коса Двух Пилотов).