Открытие пролива между Азией и Америкой


Яркой страницей в истории плаваний русских полярных мореходов был «мангазейский ход» — плавание из устьев рек Северной Двины, Мезени и Печоры в Обскую губу. В поселок Мангазею, находившийся на р. Таз, примерно в 180 км от ее устья, после 1610 г. ежегодно приходило из Поморья не менее 16-17 кочей.

Мангазейский ход ввиду угрозы проникновения иностранцев в Сибирь был запрещен царским указом 1619 г. Но русские полярные мореходы в это время уже плавали в Енисейском заливе и восточнее его.

Еще в 1610 г. двинянин Кондратий Курочкин после плавания в низовьях р. Енисея сообщил, что Енисей впадает в морскую губу Студеного моря, что в устье реки нет мелководья «и большим кораблям из моря в Енисей пройти можно». Этот же мореплаватель продолжал плавание на восток и достиг р. Пясины. Не только Курочкин, но и другие землепроходцы, выходя на большие сибирские реки, строили кочи, спускались на них в низовья рек и, выйдя в океан, следовали на восток вдоль арктического побережья.

В самом начале XVII в. русские мореходы прошли также самый трудный участок Северного морского пути, вдоль берегов п-ва Таймыра.

Якутский острог.
Якутский острог.

Это стало известно совсем недавно. Осенью 1940 г. советское гидрографическое судно «Норд» бросило якорь у берега пустынного о-ва Фаддея. Здесь, к своему великому удивлению, моряки обнаружили остатки экспедиции древних мореходов. Весной 1941 г. моряки с «Норда» отправились на побережье материка заготавливать дрова. На берегу залива Симса, в 130 км юго-восточнее мыса Челюскин и в 70 км от мыса Фаддея, они увидели остатки избушки с разваленной русской печью.

На место этих находок выехала экспедиция ученых во главе с известным исследователем старины А. П. Окладниковым. Ученые нашли много интересных предметов: кресты и ножи с отделкой очень тонкой работы, медные котлы и тазы, остатки не менее шести мореходных инструментов (в частности, компаса) и вооружение — пищаль, рог для пороха, пули, свинец. По обрывкам тканей, завязкам и шнуркам удалось восстановить старинную одежду мореходов.

В ножнах морского кортика уцелел обрывок документа, в котором смогли прочесть только два слова — «жалованная грамота»; на деревянной рукоятке одного из ножей было вырезано славянской вязью имя владельца ножа — «Акакий Мурманец».

Среди вещей зимовщиков оказались чудесные шахматы из мамонтовой кости.

Обломки разбитого судна и остатки железного блока от парусов свидетельствуют, что путешественники пришли морем.

Время этой экспедиции относят примерно к 1618 г.

Двигаясь на восток, мореходы искали на берегах океанского побережья залежи «рыбьего зуба» (моржового клыка). В поисках новых земель они открывали острова, знакомились с местными жителями разных народностей, вели с ними выгодную торговлю и, когда можно было привести их под «высокую государеву руку», собирали ясак.

В первые же годы прихода русских на Лену и основания Якутского острога землепроходцы-мореходы дошли вниз по Лене до ее устья и вышли в Северный Ледовитый океан.

Кочи Семена Дежнева не раз попадали в жестокие бури. Много мужества и отваги надо было иметь, чтобы плавать на таких судах по неизвестным морям.(Гравюра Ю. Н. Ростовцева.)
Кочи Семена Дежнева не раз попадали в жестокие бури. Много мужества и отваги надо было иметь, чтобы плавать на таких судах по неизвестным морям.(Гравюра Ю. Н. Ростовцева.)

Мореходы-землепроходцы Иван Ребров, Илья Перфильев, Елисей Юрьев, Буза (Елеска Буза) с товарищами совершили географические открытия на востоке и на западе от устья р. Лены. Они открыли реки Оленёк, Яну и Индигирку.

Многие отважные полярные мореходы, которые шли на восток от рек Оби, Енисея и Лены, погибли во льдах океана и остались неизвестными.

Освоение района Северного Ледовитого океана на восток от рек Индигирки и Колымы и открытие пролива между Азией и Америкой связаны с именем Семена Иванова Дежнева.

Семен Дежнев был родом из Устюга Великого или из деревни на р. Пинеге (точно не установлено). Он ушел из родных мест в Сибирь, где сначала служил в Тобольске, потом в Енисейске, а в 1638 г. был зачислен в казаки Якутского острога. В первые же годы службы в Якутске Дежнев вместе с отрядом Дмитрия Михайлова Зыряна (Ерила) был послан собирать ясак на р. Яну.

По возвращении Дежнев был назначен на дальнюю службу в составе отряда Михаила Стадухина на р. Оймякон. Район оказался лишенным лесов и лугов.

«А отнюдь на Емоконе реке жить служивым людям не можно, кормица, жить не у чего, людей по той реке нет нигде»,— так писали в Якутск воеводе из отряда Стадухина, который с Оймякона ушел на р. Мому «для проведывания иных людей и для ясачного збору».

Отряд Стадухина с р. Момы прошел на р. Индигирку, а оттуда дальше — на Колыму. В низовьях этой реки казаки поставили зимовье, которое позднее было названо Нижне-Колымским острогом. Здесь Семен Дежнев остался служить.

Несмотря на большую отдаленность зимовья от Якутска, туда в первые же годы собралось много торговых людей и промышлявших пушного и морского зверя.

В 1646 г. промышленник Исай Игнатьев морем добрался из Нижне-Колымска до Чаунской губы и у прибрежных чукчей выменял дорогой товар — моржовую кость.

Летом следующего года группа промышленников и купеческих приказчиков стала готовиться к плаванию на восток от Колымы за «рыбьим зубом». Особенно энергично взялся за дело приказчик устюгского купца Усова — Федот Алексеев Попов.

По просьбе промышленных людей и «для бережения государева интереса» во главе отряда был послан Семен Дежнев, который пользовался уважением за свою храбрость и деловитость. Управитель Нижне-Колымского острога дал Дежневу «наказную память» (грамоту) и поручил прииск новых неясачных людей.

Этим же летом землепроходцы-мореходы на четырех кочах вышли в море. Но плавание не удалось. Сильное скопление льдов вынудило мореходов вернуться обратно.

Еще через год, в июне 1648 г., в плавание отправились уже семь кочей, на которых находилось около 90 промышленных и служилых людей. Из устья р. Колымы суда вышли в океан.

Семен Дежнев.
Семен Дежнев.

Этот участок арктического пути труден даже для больших ледокольных судов. Полагают, что часть кочей из каравана погибла. Но существуют и другие версии. Одни историки пишут, что часть кочей вернулась обратно, а другие ученые утверждают, что мореходы во время шторма были отнесены к берегам Америки.

По донесениям Дежнева, к «Большому каменному носу», как называли тогда самую северо-восточную точку Азиатского материка, подходили три коча: Федота Алексеева Попова, Семена Дежнева и Герасима Анкудинова.

«А тот нос вышел в море гораздо далеко и живут на нем люди чухчи добре много...» — писал впоследствии Семен Дежнев якутскому воеводе.

В одном месте своей «отписки» Семен Дежнев повторял, что этот «нос» особенно запомнился потому, что «разбило у того носу судно служивого человека Ярасима Онкудинова (Герасима Анкудинова.— Ред.) с товарищи. И мы, Семейка с товарищи, тех разбойных людей имали на свои суды и тех зубатых людей на острову видели ж».

Круто повернув свои кочи, мореходы направились на юг и вошли в пролив, отделяющий Азию от Америки.

Туман помешал мореходам увидеть берега Аляски, но они заметили в проливе два острова, «а на тех островах живут зубатые чухчи». «Зубатыми чухчами» Дежнев назвал эскимосов, живших на о-вах Диомида. Это название связано с тем, что эскимосы прорезали углы рта и вставляли для украшения костяные палочки.

Кочи продолжали путь. Наступали осенние дни — время бурь. Во время жестокого шторма кочи мореходов разнесло в разные стороны.

Семен Дежнев позднее описывал: «Итого Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести. И носило меня, Семейку, по морю после Покрова Богородицы всюду неволею, и выбросило на берег в передний конец за Анандырь реку. А было нас на коче всех двадцать пять человек. А шел я, бедной Семейка, с товарищи до Анандырь ровно десять недель...»

Здесь, в низовьях р. Анадырь, отряд Дежнева подвергся самым тяжелым испытаниям. «Из голоду мы, бедные, разбрелись», — сообщал Дежнев. Часть людей ушла вверх по реке искать стойбище кочевников. Двадцать дней они бродили по тундре, и большинство погибло от голода. У Семена Дежнева осталось всего 12 спутников.

На далекой р. Анадырь Семен Дежнев основал зимовье, которое впоследствии стало называться Анадырским острогом.

Маршрут походов Семена Дежнева.
Маршрут походов Семена Дежнева.

Живя в этом зимовье, Дежнев с товарищами составил «той реки Анандыре чертеж», т. е. карту. На ней он указал впадающие в Анадырь реки, а в Анадырской губе — «кор-гу» (каменистую отмель) — место лежки моржей. На коpre Дежнев с товарищами собрали богатую добычу. Сюда же за моржовыми клыками приходили коряки, жившие южнее р. Анадырь. Семен Дежнев пошел к корякам, чтобы собрать с них ясак. Они рассказали о судьбе второго коча, потерянного во время шторма, на котором был Федот Алексеев Попов с товарищами. Об этом Дежнев доносил на имя воеводы Ивана Акинфова: «... отгромил я, Семейка, у коряков якуцкую бабу Федота Алексеева. И та баба сказывала, что де Федот и служилой человек Герасим (Анкудинов.— Ред.) померли цингой, а иные товарищи побиты, и остались невеликие люди и побежали в лодках с одною душею, не знаю де куда».

Сохранилось также предание, что коч с оставшимися в живых товарищами Федота Алексеева Попова выбросило на камчатский берег. В доказательство приводят название одной и а речек — притоков р, Камчатки — Федотовщина; по сохранившимся у местных жителей преданиям, на этой реке было поселение русских.

Первый исследователь Камчатки С. П. Крашенинников по этому поводу писал: «Кто первый из российских людей был на Камчатке, о том не имеют достоверного свидетельства, а по словесным известиям приписается сие некому торговому человеку Федоту Алексееву, по которому имени впадающая в Камчатку речка Федотовщиною называется»

Семен Дежнев, пробыв в Анадырском остроге одиннадцать лет, вернулся в Якутский острог по суше. Возвращаться морским путем на Колыму он не решился: у него не было «доброй судовой снасти».

Летом 1662 г. Семен Дежнев был отправлен из Якутска в Москву с государевой казной.

Отряд добирался до Москвы почти два года и сдал в целости и сохранности ясак, главную часть которого составляли шкурки соболей.

В Москве Семен Дежнев подал челобитную (прошение), в которой просил выдать ему неполученное жалование за 19 лет. Дело Дежнева было представлено боярской думе. Просьба его была удовлетворена: выдали «треть деньгами, а две доли сукнами». По второй своей просьбе, поданной царю Алексею Михайловичу, Дежнев за «кровь, и за раны, и за ясачную прибыль» был произведен в атаманы.

Из Москвы Дежнев вернулся в Якутск и служил здесь еще четыре года.

Затем он, назначенный начальником отряда, снова сопровождал из Якутска в Москву государеву соболиную казну, которая в то время оценивалась в 47 тыс. руб. Это была большая ценность. Дежнев доставил ее в Москву, пробыв в пути полтора года.

Отважному землепроходцу не пришлось вернуться в Якутск; он умер в Москве в 1673 г.

Больше сорока лет своей жизни Семен Дежнев провел в походах. Он вместе со своими спутниками первым обогнул восточную оконечность Азии и открыл пролив, отделяющий Азию от Америки.

Восемьдесят с лишним лет пролежало в Якутском архиве донесение Дежнева о плавании его вокруг Чукотского п-ва. Только во время Великой Северной экспедиции (см. стр. 336) член Российской академии наук Миллер обнаружил отчет Дежнева. Опубликовал он его в 1758 г.

Имя Семена Дежнева к этому времени было забыто даже в Якутске. В XVIII в. открытый Дежневым пролив назвали именем Беринга. Но великое открытие русских мореходов не прошло бесследно и для того времени. На «Чертеже Сибирской Земли» в 1667 г. появилось изображение северо-востока Азии.

Спустя 250 лет после плавания Дежнева, в 1898 г., память Семена Дежнева была увековечена: северо-восточной оконечности Азии — Большому каменному носу, или мысу Восточному, присвоили имя Дежнева. Кроме того, его именем названы горный хребет на Чукотском п-ве и бухта в Беринговом море.