Русский землепроходец Ерофей Павлович Хабаров


Пассажиры дальневосточного поезда, проезжая Забайкалье, невольно обращают внимание на название станции «Ерофей Павлович». Не все знают, чьим именем русские люди назвали эту станцию. Но сведущий человек с гордостью пояснит, что станция названа именем отважного русского землепроходца Ерофея Павловича Хабарова. В его же честь назван крупный город Дальнего Востока — Хабаровск.

Ерофей Хабаров принадлежит к числу тех замечательных русских людей, которые свыше трехсот лет назад в короткий срок прошли от Уральского хребта до берегов Тихого океана, присоединив Сибирские земли к Русскому государству.

Сведений о времени рождения, детстве и молодости Хабарова не сохранилось. Известно только, что родом он был из Устюга и в начале XVII в. занимался варкой соли в г. Сольвычегодске. Но дела, вероятно, шли плохо; Хабаров пошел искать счастья на новых сибирских землях.

Поселившись вначале на Енисее, он вскоре перебрался на Лену, где занимался соболиным промыслом.

Найдя соляные ключи, Хабаров снова стал вываривать соль. Она была нужна всем, и дело шло успешно.

Река Амур. Во время необычайно трудного, полного лишений и невзгод плавания по Амуру Хабаров строил на его берегах городки — опорные пункты для освоения Приамурского края Русским государством.
Река Амур. Во время необычайно трудного, полного лишений и невзгод плавания по Амуру Хабаров строил на его берегах городки — опорные пункты для освоения Приамурского края Русским государством.

Впервые в этом крае Хабаров занялся и земледелием. Но вскоре якутский воевода отобрал у него соляную варницу, все пашни и 3000 пудов хлеба в казну, а самого Хабарова, неизвестно по какой причине, посадил в Якутскую тюрьму.

Выйдя из тюрьмы разоренным, Хабаров заинтересовался рассказами об Амурской земле, о ее неслыханных богатствах. Он решил попытать счастья в этой новой, недавно открытой стране, куда до Пояркова и его спутников никто из русских не ходил.

В 1649 г. в Якутске сменили воеводу, и Хабаров предложил новому воеводе Францбекову послать его с отрядом казаков на Амур для «прииску новых землиц». Воевода охотно согласился на предложение Хабарова и поручил ему подобрать отряд из желающих отправиться в Амурские земли, которые в ту пору были населены племенами тунгусов, дауров, дучеров, ачан, гиляков и др. Жили они разобщенно и испытывали немало бед от маньчжурских торговцев, которые нещадно их обманывали.

Охотников разделить с Хабаровым трудности походной жизни оказалось немного: казаки были напуганы рассказами спутников Пояркова о встреченных ими опасностях. Хабарову с трудом удалось набрать в отряд около 80 человек.

Воевода поручил ему не только собирать ясак с местных жителей, но также описать их жизнь и составить «чертежи» (карты) местности с описаниями природных условий.

Летом 1649 г. Хабаров выступил из Якутска. В то время в Сибири единственными доступными дорогами были реки. Хабаров решил добираться до Амура вначале по рекам бассейна Лены, а затем в том месте, где верховья ее притоков всего ближе сходятся с верховьями притоков Амура, перебраться волоком в бассейн Амура.

Из Якутска он плыл вверх по Лене до устья большого ее притока — Олёкмы. Медленно продвигались лодки вверх по быстрой и порожистой Олёкме. Порой на порогах люди совсем выбивались из сил. Хабаров записал: «В порогах снасти рвало, слопцы ломало, людей ушибало...»

Только поздней осенью 1649 г. отряд добрался до устья правого притока Олёкмы — Тугира, где пришлось зазимовать.

На нескольких судах Е. Хабаров с отрядом казаков пустился в плавание по неизвестной реке Амуру. (Гравюра В. А. Фаворского.)
На нескольких судах Е. Хабаров с отрядом казаков пустился в плавание по неизвестной реке Амуру. (Гравюра В. А. Фаворского.)

В январе, сделав нарты и нагрузив на них лодки и все имущество, казаки двинулись через высокий Становой хребет. Тяжело было тянуть в гору нагруженные нарты. К тому же сильные ветры и вьюги затрудняли продвижение. Наконец, перевалив через хребет, Хабаров вышел на р. Урку и по ней спустился в Амур. Уже в верхнем течении Амура казаки встретили селения местных жителей — дауров. Это были хорошо укрепленные города, окруженные высокими деревянными стенами с башнями и глубокими рвами. Но они были покинуты жителями, напугавшимися приближения казаков.

В одном из таких городов отряд остановился на отдых. Однажды часовые доложили Хабарову, что к городу приближаются всадники. Это был местный даурский князь Лавкай. Он спросил через переводчика, что за люди заняли их город. Хабаров ответил, что они пришли в Даурию торговать. В то же время он предложил князю платить ясак, обещав за это покровительство русского царя. Лавкай дал уклончивый ответ и уехал.

Не решаясь идти вглубь страны с незначительными силами, Хабаров оставил в селении большую часть своего отряда, а сам отправился в Якутск за подкреплением. С восторгом он рассказывал воеводе о богатствах Даурской земли, о плодородии ее полей, о лесах, пушных зверях и рыбных богатствах Амура. Если заставить дауров платить ясак, говорил он, то Якутск будет полностью обеспечен хлебом с берегов Амура, так как эта земля «против всей Сибири будет всем украшена и изобильна».

На этот раз в поход удалось набрать около 180 человек. В июле 1650 г. Хабаров выступил со своим отрядом из Якутска и осенью добрался до Амура.

В его отсутствие дауры не раз нападали на оставленный отряд, которому пришлось выдержать не одну осаду. Но русские, значительно уступая даурам в численности, все же выходили победителями: дауры были вооружены луками и стрелами, а казаки — ружьями.

Весть о смелом казаке Хабарове дошла до Москвы. Для закрепления новых земель за Россией на Амур дополнительно послали в распоряжение Хабарова отряд из 132 служилых и промышленных людей с запасом пороха и свинца.

Летом 1651 г. Хабаров поплыл вниз по Амуру, покоряя даурские города и облагая население соболиным ясаком.

За Даурией начиналась страна ачанов, занимавшихся рыболовством. У одного из ачанских улусов (селений) Хабарова застала зима. Ачаны были сильнее дауров и оказывали Хабарову сопротивление. Выслеживая русских и выведывая их силы, они то и дело пытались нападать на них.

Маршрут похода Хабарова на Амур.
Маршрут похода Хабарова на Амур.

Остановившись на зиму, Хабаров отправил часть людей вниз по Амуру. Видя, что отряд Хабарова уменьшился, ачаны смело напали на русских. Но, несмотря на значительное численное превосходство, ачаны не могли устоять против казаков и в панике бежали с поля боя. Хабаров обложил их ясаком. Они платили его исправно, но в то же время тайно обратились за помощью к маньчжурским князьям. Весной 1652 г. маньчжуры выслали под Ачанский городок большое войско, хорошо вооруженное огнестрельным оружием. Завязался жестокий бой, который окончился полным разгромом маньчжур.

Хабаров решил, что плыть дальше вниз по Амуру нельзя: была опасность встретить еще более крупные регулярные войска маньчжур; и, погрузив на шесть лодок людей и снаряжение, казаки поплыли вверх по Амуру, обратно в Даурию.

Пока Хабаров воевал с ачанами и маньчжурами, он не подавал о себе никаких вестей. Якутский воевода, обеспокоенный столь продолжительным его молчанием, решил выслать подкрепление. Посланный из Якутска отряд встретил Хабарова на пути. Хотя Хабаров получил в подкрепление 144 человека, ружья и даже пушку, о возобновлении похода вниз по Амуру не могло быть и речи. Стало известно от местных жителей, что маньчжурские феодалы, встревоженные проникновением русских на Амур, решили отправить против казаков большое и хорошо вооруженное войско. Хабаров рассудил, что ему рискованно вступать в бой с главными силами маньчжур.

Отряд Хабарова остановился около устья р. Зеи, где казаки собирались строить город. Часть отряда отказалась подчиняться Хабарову. Сто тридцать шесть казаков во главе с Костькой Ивановым поплыли по Амуру.

У Хабарова осталось всего около двухсот человек. Четырех казаков он послал в Якутск с донесением воеводе, прося у него совета и помощи. Хабарову было ясно, что без значительного подкрепления ему не удержать в подчинении такой обширный край.

В то же время Хабаров решил настигнуть бунтовщиков и наказать их. 30 сентября 1652 г. он явился под стены их городка и рядом построил свое зимовье. После тщательной подготовки Хабаров открыл военные действия. Целый день отряд вел обстрел городка. Наконец осажденные сдались. Они были жестоко наказаны; многих избили батогами до смерти.

Зиму Хабаров провел в захваченном городке, а весной, уничтожив его, снова поплыл вверх по Амуру.

Донесения о походе Хабарова шли в Якутск и в Москву. Правительство решило послать на Амур воеводу и 3 тыс. стрельцов. Сначала на Амур послали чиновника Сибирского приказа Зиновьева с отрядом в 150 человек, чтобы организовать новое Даурское воеводство и подготовиться к принятию на месте большого войска.

Пока Зиновьев добирался в Даурию, по Сибири быстро распространился слух о богатствах новой земли. Со всех концов необъятной Сибирской земли на Амур потянулись русские люди. Якутский воевода, обеспокоенный массовым уходом людей с берегов Лены, высылал за ними погоню, но и посланные зачастую присоединялись к переселенцам. Чтобы не пускать людей на Амур, воеводе пришлось устроить на Олёкме специальную заставу.

Зиновьев встретился с Хабаровым у устья Зеи в августе 1653 г. Раздав царские награды, Зиновьев заявил Хабарову, что ему поручено «всю Даурскую землю досмотреть». Иными словами, Хабаров устранялся от дел и начальником становился Зиновьев. Часть казаков, недовольная Хабаровым, воспользовалась этим. Хабарова стали обвинять во всевозможных притеснениях, а главное, в том, что он государственному «делу не радел, а радел своим нажиткам, шубам собольим...» Зиновьев забрал себе имущество Хабарова, арестовал его и повез в Москву, обвинив в государственном преступлении.

В Москве, в Сибирском приказе, начался разбор дела. В поданной царю челобитной Хабаров просил за свою службу, за то, что он «кровь свою проливал и раны терпел» и «4 земли привел под государеву руку», вернуть отобранное Зиновьевым имущество. Просьба Хабарова была удовлетворена. Кроме того, за заслуги перед Русским государством он получил награду и был назначен управителем поселений по Лене. Зиновьева же наказали за превышение власти и незаконное присвоение имущества Хабарова.

Позднее Хабаров не раз подавал челобитные воеводам с просьбой послать его снова в Даурские земли «для городовых и острожных поставок и для поселения и хлебные пахоты». Но всякий раз ему отказывали.

Как в дальнейшем сложилась судьба Хабарова,— точно неизвестно.

Ерофей Хабаров, присоединяя к России новые земли, прежде всего, стремился к хозяйственному использованию Приамурского края. В одном из донесений якутскому воеводе он писал о богатствах края: «И по тем рекам живет многое множество тунгусов, а вниз но славной по великой реке Амур живут даурские люди пахотные и скотные, и в той великой реке Амуре рыба — калушка, и осетры, и всякой рыбы много против Волги. А в градах и улусах луги великие и пашни есть, а лесы по той великой реке Амуре темные, большие, соболя и всякого зверя много... А в земле злато и серебро виднеется». Имеются даже сведения о том, что Хабаров пытался заняться на Амуре земледелием, организуя для этого слободы из русских переселенцев.