Поход Василия Пояркова на Амур


Сурова и величественна природа необъятных сибирских просторов. Сквозь непроходимую тайгу, высочайшие горные хребты, обширные болота и широкие реки шаг за шагом проникали все дальше вглубь еще не изведанной страны отважные русские землепроходцы. Они стойко несли свои «дальние службишки». В этой жестокой борьбе с опасностями и лишениями мужал и креп русский человек. В нем вырабатывались те черты характера, которые помогали преодолевать трудности и выходить победителем из неравной борьбы с природой. Постепенно сложился тип русского землепроходца — человека, обладавшего непреклонной волей, целеустремленного, беззаветно преданного Родине, храброго и выносливого, наделенного богатырской силой.

Проникновение русских на Восток совершалось с удивительной быстротой.

Вернувшись с берега Тихого океана в Якутск — тогдашний центр Восточной Сибири, казаки принесли сведения о неизвестной еще «хлебной реке Шилке» и землях по ее берегам, богатых серебряной рудой, где живут «сидячие пахотные хлебные люди». Так в конце первой половины XVII в. до берегов Лены дошли первые сведения о далеком Амуре.

Карта путешествий Пояркова по Амуру.
Карта путешествий Пояркова по Амуру.

Якутский воевода задумал отправить отряд казаков в дальние южные земли для присоединения их к Русскому государству. Во главе отряда воевода поставил своего приближенного — Василия Даниловича Пояркова. Это был образованный по тому времени человек, выходец из северных губерний Европейской России, дослужившийся на сибирской службе до высокой должности письменного головы.

15 июля 1643 г. хорошо вооруженный отряд, состоявший из 132 казаков, охочих людей и промышленников, выступил в поход. «Для угрозы немирных землиц» Поярков взял, как он писал в своем отчете о походе, «пушку железную ядром полфунта да на 100 выстрелов и на запас и служилым людям для службы 8 пуд и 16 гривенок зелья, а свинцу тож». Воевода дал Пояркову «наказную память», в которой перечислил цели и задачи похода: «...велено ему — Василию на те реки идти, и государевым делом радеть, и серебряной и медной и свинцовой руды проведывать и в тех местах острожки2 поставить и совсем укрепить».

Многочисленные струги Пояркова поплыли вниз по широкой и привольной Лене до устья ее могучего притока — Алдана. Этот путь занял двое суток. Значительно труднее было подниматься вверх по Алдану. В течение целого месяца на веслах, а то и бечевой, струги медленно продвигались по живописной реке среди вплотную подступивших к воде нетронутых, диких таежных лесов. Плыть стало еще труднее, когда свернули на правый приток Алдана — р. Учур. Русло реки теснили подступавшие с берегов скалы и горы. Еще через 10 дней дошли до бурной и порожистой реки Гонам.

Плавание по этой реке было поистине героическим. Землепроходцы, не щадя своих сил, а подчас и жизни, упорно боролись с быстрым течением реки. Им пришлось преодолеть 64 порога. Однажды «на пороге казенное судно заметало и на том замете с того казенного дощеника с кормы сорвало государев свинец, что с ним послан был 8 пуд 16 гривенок, и тот свинец в том пороге в глубоком месте потонул и сыскать его не могли». Поярков никак не мог примириться с потерей столь ценного и нужного груза. Он приказал казакам во что бы то ни стало достать свинец со дна реки. В дело были пущены все веревки и шесты; казакам приходилось нырять в холодную воду, по которой уже плыли первые осенние льдины. Но груз бесследно исчез.

Кончилось короткое сибирское лето. Приближалась суровая, беспощадная зима. Когда грянули сильные морозы и река замерзла, флотилия, скованная льдом, вынуждена была остановиться. Пришлось рубить лес и ставить зимовье. С высоких прибрежных скал вдали вырисовывались контуры угрюмого Станового хребта.

По установившемуся санному пути на нартах и лыжах Поярков отправился дальше, взяв с собой 90 человек. Оставшимся на зимовье казакам он наказал весной перевалить через Становой хребет и, построив новые суда, спускаться в них по р. Зее; там намечалась встреча с основным отрядом Пояркова.

По руслам замерзших рек Поярков добрался до Станового хребта и, перевалив через него, благополучно вышел на берега Зеи. Здесь землепроходцам стали попадаться первые даурские селения. Дауры дружелюбно встретили Пояркова и, не оказывая сопротивления, заплатили ему требуемый ясак. Жители этих мест занимались скотоводством и земледелием: сеяли хлеб, разводили овощи. Поярков подробно расспрашивал их о богатствах Даурской земли, особенно интересуясь ее рудными месторождениями. Но, по уверениям дауров, все изделия из серебра, меди и золота они получали у китайцев в обмен на пушнину.

Между тем взятые отрядом запасы продовольствия быстро истощались. А местные жители сами имели очень скудные запасы хлеба. Тогда Поярков послал отряд в 70 человек под командой Юшки Петрова в соседний городок. Он строго приказал не прибегать без надобности к кровопролитию и постараться договориться с местными князьками о доставке продуктов.

Река Амур
Река Амур

Дауры приняли казаков приветливо, но в свой город не пустили. Они встретили русских за версту от города, принесли богатые дары, снабдили всеми нужными продуктами, а для жилья специально построили три теплые юрты.

Но Петрова не удовлетворили богатые приношения дауров. Он решил силой захватить городок. Эта ошибка дорого обошлась землепроходцам. Отобрав 50 лучших воинов с боевым знаменем впереди, Петров повел их на приступ городка. Однако дауры не дремали. Они выслали конный отряд, который тут же, у стен города, вступил в бой с пешими казаками. Казаки были разгромлены. Петров с оставшимися в живых людьми вернулся к Пояркову.

Тем временем в отряде Пояркова начался голод. Люди питались корнями растений и сосновой корой. Появление отряда Петрова без долгожданного продовольствия повергло всех в уныние. Разгневанный Поярков не мог простить Петрову его необдуманного поведения и отказался разделить с вернувшимся отрядом оставшиеся запасы. Казакам Петрова суждено было умереть голодной смертью. Это было в самом разгаре зимы. В довершение несчастий голодным и измученным казакам пришлось отбиваться от неожиданно нападавших на зимовье дауров. Отношение местного населения к русским теперь стало резко враждебным.

Наконец, наступила весна 1644 г. Вскоре пришел оставленный за Становым хребтом отряд казаков, который привез с собой провиант. Но запасов было мало, и Поярков поспешил отправиться дальше.

Струги отважных землепроходцев поплыли вниз по Зее. Могучая река несла свои воды среди пологих холмов, сплошь покрытых густым лесом. Вскоре стали попадаться даурские селения — улусы, вокруг которых чернели пашни. На ярко зеленеющих, пышных лугах бродили тучные стада.

Дауры мешали Пояркову высадиться на берегу вблизи селений. Вступать с ними в бой он не решился: слишком истощены и ослаблены были его люди.

Река Зея впадала в какую-то еще более широкую и полноводную реку. Поярков решил, что он, наконец, достиг Шилки, которая, по рассказам, впадает в море. Но он ошибся. Это был Амур. Так русские впервые появились на берегах красавца Амура летом 1644 г.

Амурская земля показалась казакам сказочно богатой. Рыбы в реке было еще больше, чем в Зее. А на земле «...родится 6 хлебов: ячмень, овес, просо, греча, горох и конопля... родится овощ: огурцы, мак, бобы, чеснок, яблоки, груши, орехи грецкие, орехи русские», писал Василий Поярков. Далее он сообщал: «...те землицы людны и хлебны, и соболины, и всякого зверя много, а те реки рыбны, и государевым ратным людям в той землице хлебной скудости ни в чем не будет».

В плавании по Амуру прошло все лето. Приближалась осень, а Поярков все еще блуждал среди бесчисленных протоков нижнего течения Амура. Остановившись на отдых, он послал 25 казаков на разведку — проведать, «далече ли до моря. Они ходили в стругах вниз трои суток, и назад воротилися, и не дошед до него до Василия за полднища, стали ночевать, и собрався дючеры многие люди, и безвестным приходом их, Илейку с товарищи, побили всех, только ушли два человека».

Глубокой осенью сильно поредевший отряд Пояркова добрался до устья Амура. У Пояркова оставалось только 60 человек — меньше половины всего отряда. Возвращаться обратно тем же путем было невозможно. Казаки решили остановиться на зимовку. На одном из многочисленных амурских островов соорудили укрепленное зимовье — первое русское поселение на берегах Амура. Готовя запасы продовольствия, казаки поражались обилию красной рыбы, которая в это время года «будто дурна, сама на берег лезет» (был осенний массовый ход кеты). Зимой кормились рыбой, охотились, а весной, спасаясь от цинги, рыли корни луговых трав.

Зимой казаки, вышедшие на берег Тихого океана, заготовляли лес для новых больших дощаников. Поярков решил возвращаться в Якутск новой дорогой.

Весной 1645 г. казаки построили на берегу Амура большое, крепко слаженное судно. Но при первом же испытании выявились его плохие мореходные качества: судно плохо слушалось руля и было очень тихоходным. Но, несмотря на это, Поярков смело вывел свой отряд из устья Амура на просторы бурного Охотского моря.

Все лето дружина Пояркова провела в море, стараясь держаться как можно ближе к берегу, так как плоскодонное судно ежеминутно могло перевернуться. Лишь поздней осенью, когда в море появились первые льдины, а жестокие штормы чуть не погубили судно, Поярков добрался до устья небольшой таежной реки Ульи.

Высадившись на берег, он нашел старое, полуразрушенное строение, поставленное побывавшим здесь отрядом Москвитина (см. стр. 315). Тут и порешили зазимовать.

Зимой Поярков собрал с местных жителей — ламутов — ясак, а весной оставил «для ясашного сбору на Улье реке служилых и промышленных людей двадцать человек; и с Ульи реки вешним последним путем нартами через волок до вершины Май реки две недели, а по Мае реке плыл на судне до Алдана реки шестеры сутки, а по Алдану плыл до Лены четверы сутки, а по Лене шёл вверх до Якутского острогу шестеры сутки».

12 июня 1646 г. Поярков с отрядом в 20 человек служилых, промышленных и охочих людей вернулся в Якутск. Так закончилось это замечательное путешествие. Люди совершили этот беспримерный подвиг, не имея ни компаса, ни карт.

Большая часть казаков «полегла костьми» на этом пути. Но сделанные отрядом Пояркова открытия велики. Он первым побывал на берегах Амура, открыл неведомые реки и земли, привез описание виденного им края. Впервые совершив плавание по Амуру, он разработал и подал якутскому воеводе проект освоения Приамурья.