Плавание А. И. Чирикова


Капитан Чириков, потеряв из виду судно Беринга, ждал встречи с ним три дня, а потом пошел к Америке. В ночь с 15 на 16 июля (ст. ст.) моряки увидели гористый берег и повели судно вдоль него, выбирая место, где было бы удобно стать на якорь. На другой день в виду появился большой поросший лесом остров, в берега которого, казалось, вдавался залив.

Замечание Ломоносова о Чирикове: «В американской экспедиции через Камчатку не упоминается Чириков, который был главным и прошел далее; что надобно для чести нашей. И для того послать к сочинителю карту оных мореплаваний».
Замечание Ломоносова о Чирикове: «В американской экспедиции через Камчатку не упоминается Чириков, который был главным и прошел далее; что надобно для чести нашей. И для того послать к сочинителю карту оных мореплаваний».

Чириков послал на разведку в большой лодке молодого корабельного мастера Дементьева и с ним десять человек. Дементьев должен был, высадившись, пустить ракету и разложить большой костер. Но сигналы не были даны.

На седьмой день на поиски Дементьева послали в маленькой шлюпке боцмана Савельева, плотника, конопатчика и одного матроса. Они тоже не возвратились.

Чириков решил, что посланные им люди захвачены и, вероятно, убиты индейцами. Подойти близко к земле судно не могло. На корабле же не осталось ни одной лодки, нельзя было даже достать свежей пресной воды. Пришлось немедленно возвращаться на Камчатку.

На обратном пути, у Алеутских о-вов, алеуты подплыли близко к судну на байдарках, но получить от них воду не удалось.

Подпись Алексея Ильича Чирикова на составленной им карте.
Подпись Алексея Ильича Чирикова на составленной им карте.

Команда очень страдала от жажды. Началась цинга. Чириков тяжело захворал. Но, даже лежа в постели, он давал указания штурману Елагину, которому пришлось вести корабль.

10 октября «Св. Павел» вошел в Петропавловскую гавань.

Больного капитана на руках перенесли в теплый дом, где он долго пролежал в постели, прежде чем стал выздоравливать.

В мае 1742 г. Чириков, еще не совсем оправившийся от болезни, снова вышел в море для продолжения своих исследований. Он дошел до самого западного из Алеутских о-вов — Атту, а потом подошел к о-ву Беринга. Но болезнь вспыхнула с новой силой. И Чириков был вынужден вернуться на Камчатку. Он не увидел команды Беринга, строившей тем временем новое судно на острове. В конце лета 1742 г. Чириков привел свое судно в Охотск и выехал в Якутск.

Капитан Чириков смог вернуться в Петербург лишь весной 1746 г. Здоровье его было подорвано, и спустя два года он умер.

 

ПЛАВАНИЯ К БЕРЕГАМ ЯПОНИИ

Летом 1738 г. новые суда — дубель-шлюпка «Надежда» и бригантин «Михаил» — вместе с старым ботом «Св. Гавриил» вышли в плавание к Японии под общей командой Шпанберга. Им пришлось идти в тумане мимо Курильских о-вов и бороться со штормами. Шпанберг смог на этот раз дойти только до одного из Курильских о-вов — Урупа — и пошел обратно, чтобы перезимовать на Камчатке.

В мае 1739 г. корабли снова пошли к Японии. На этот раз дули попутные ветры. 16 июня (ст. ст.) впереди показался берег японского острова Хондо. С палубы были видны высокие деревья, селения и городки, а у берегов — лодки с синими, белыми и полосатыми парусами.

Карта маршрутов экспедиции Беринга — Чирикова.
Карта маршрутов экспедиции Беринга — Чирикова.

Шпанберг дошел до 38°15' с. ш. и остановился в заливе, около которого раскинулся японский городок. К судну стали подплывать японцы. Они были очень вежливы, привозили рис, овощи, рыбу и шелковые ткани, охотно брали в обмен бисер и сукно, имевшиеся на русском судне.

На другой день явились четыре японских чиновника. Они низко поклонились русским морякам, осмотрели судно, приняли угощение, но завязать переговоры не удалось, потому что переводчики, которых взял с собой Шпанберг, знали только язык курильских жителей, непонятный японцам.

Между тем капитан заметил, что вокруг судна собираются большие японские лодки, на которых он насчитал в общем около 900 мужчин.

Шпанберг решил, что японцы скрывают за своей учтивостью намерение напасть на русских, и он поспешил уйти. На обратном пути Шпанберг осмотрел несколько южных Курильских островов и дал им названия.

Марка посвященная 275 летию рождения В. Беринга
Марка посвященная 275 летию рождения В. Беринга

Другое судно, шедшее под командой лейтенанта Вальтона, потерявшее суда Шпанберга на пути к Японии, тоже дошло до ее берегов. Моряки побывали в одном японском доме, и хотя их приняли гостеприимно, недолго пробыли у берега, опасаясь, как бы японцы не напали на них внезапно.

В 1742 г. Шпанберг еще раз дошел до Японии, но ему снова не удалось начать торговые переговоры.

Тем не менее эти плавания дали немало новых сведений. Было выяснено расстояние от Охотска и Камчатки до Японии и доказано, что русские корабли могут доходить до ее берегов. Шпанберг нанес на карту Курильские о-ва. Правда, эта карта Мартина Шпанберга оказалась во многом неправильной, но на ней всеже были показаны главные южные Курильские острова.

 

* * *

Первая и Вторая Камчатские экспедиции совершались в тяжелых условиях и потребовали больших жертв. Однако, несмотря на все трудности, во время первой экспедиции подтвердилось существование пролива между Азией и Америкой и были нанесены па карту неизвестные раньше очертания большей части берегов Чукотского п-ва. Во время второй экспедиции Беринг и Чириков дошли прежде других европейцев до северо-западного побережья Америки. Они открыли несколько Алеутских о-вов и Командорские о-ва, богатые котиками, морскими бобрами, тюленями и другими зверями. Удалось лучше узнать далекие берега Тихого океана и, в частности, хорошо изучить Камчатку.

Беринг и Чириков проложили путь русским мореходам, которые, начав ходить в Тихий океан на промысел морского зверя, постепенно открыли всю гряду Алеутских островов и основали русские поселения на полуострове Аляске.