От Оби до Енисея


В мае 1734 г. из Тобольска вышла дубель-шлюпка «Тобол» под командой молодого лейтенанта Дмитрия Леонтьевича Овцына. Это было маленькое судно, которое могло идти и на веслах и под парусами. «Тобол» спустили по Иртышу к р. Оби, затем он дошел до ее устья и вышел в Обскую губу.

Этот большой залив, по которому надо было плыть несколько сот километров, чтобы выйти в Ледовитый океан. Последний в то время еще не был исследован. Приходилось постоянно посылать вперед лодку для измерения глубин. Встречные ветры сильно затрудняли плавание

В августе пошел снег, а в океан все еще не удалось выйти. Зимовать на берегу Обской губы Овцын не мог, так как не хватало провианта. Он пошел назад и перезимовал в городке Обдорске.

В мае 1735 г. Овцын снова вышел в плавание. В то лето в Обской губе долго держался лед. В июле «Тобол» дошел до 68°40' с. ш. и остановился у кромки льда.

Здоровье команды было подорвано еще во время зимовки. Теперь многие захворали цингой, и вскоре четыре человека умерли. Овцын гоже тяжело болел. На совете постановили вернуться на зиму в Тобольск.

Зимой Овцын съездил в Петербург, чтобы рапортовать Адмиралтейств-коллегии. Коллегия постановила во что бы то ни стало продолжать плавание. Решили также построить в Тобольске второе судно — бот «Обь-Почтальон» и послать его вместе с дубель-шлюпкой «Тобол».

Летом 1736 г. Овцын снова вышел в плавание. На этот раз он дошел по Обской губе до 72°40' с. ш., почти до выхода в океан. Но льды и на этот раз помешали двигаться дальше. Овцын возвратился, оставил судно в Обдорске, а сам поехал в городок Березов, на Оби, за провиантом.

В Березове в то время жил князь Иван Долгорукий, приближенный Петра II, сосланный с семьей в Сибирь после смерти царя. Овцын познакомился с Долгоруким, бывал в его доме.

В июне 1737 г. дубель-шлюпка «Тобол» отошла от Обдорска вместе с новым ботом «Обь-Почтальон». На этот раз в Обской губе почти не было льдов.

Овцыну удалось, наконец, выйти в Ледовитый океан. Суда медленно подвигались вперед, задерживаемые встречными ветрами, останавливаясь по ночам, чтобы не попасть на подводные камни или мели. Наконец, в конце августа они дошли до устья Енисея.

Овцын выполнил порученное ему дело, несмотря на лишения и опасности, с которыми он сталкивался на протяжении четырех лет. Он решил, однако, что бот «Обь-Почтальон», более крепкий, чем «Тобол», должен снова выйти в море и идти на восток навстречу судну, которому поручено пройти от Лены до Енисея.

Оставив штурмана Федора Алексеевича Минина командиром бота «Обь-Почтальон», Овцын выехал в Петербург, чтобы рапортовать Адмиралтейств-коллегии о совершенном плавании. Но по дороге, в Тобольске, его неожиданно арестовали, обвинив в дружеском обхождении со ссыльным Долгоруким, разжаловали в матросы и отправили в команду Беринга. Овцын совершил с Берингом плавание к Америке в качестве «матроса первой статьи». Он перенес тяжелую зимовку на безлюдном острове и но возвращении узнал, что восстановлен в чине лейтенанта.

Адмиралтейств-коллегия одобрила распоряжение Овцына о дальнейшем плавании бота «Обь-Почтальон». На этом судне штурман Минин и подштурман Стерлегов плавали в 1738, 1739 и 1740 гг., пытаясь обойти с запада п-ов Таймыр. Но Минину удалось дойти только до 75°15' с. ш. Он описал значительную часть западного берега п-ва Таймыра и мелкие острова севернее устья р. Пясины. Теперь они называются шхерами Минина.