Великая Северная экспедиция


Путь вдоль берегов Ледовитого океана от Белого моря до Обской губы был хорошо известен поморам, которые издавна плавали здесь на своих маленьких судах — лодьях и кочах. И сибирские казаки, выходя из устья Лены и других рек, в разное время прошли почти весь путь вдоль сибирского побережья Студеного моря, как они называли Ледовитый океан.

Но эти отважные мореходы не умели составлять точные географические карты, а чертежи, которые иногда делали по их рассказам, были неточны.

Поэтому, когда в первой четверти XVIII в. стали составлять географические карты России, возникла необходимость установить очертания берегов Ледовитого океана и, кроме того, выяснить, можно ли на кораблях пройти от Белого моря до пролива между Азией и Америкой, а затем выйти в Тихий океан.

Еще в 1525 г, русский посол Дмитрий Герасимов, находясь в Италии, высказывал мнение, что можно добраться в Китай на судне, выйдя из Белого моря и направившись по Ледовитому океану на восток, вдоль северных берегов Азии.

Василий Прончищев пробивается на дубель-шлюпке «Якутск» сквозь льды вдоль берегов Сибири. (Гравюра А. П. Журова.)
Василий Прончищев пробивается на дубель-шлюпке «Якутск» сквозь льды вдоль берегов Сибири. (Гравюра А. П. Журова.)

В 1553 г. английские купцы послали на поиски Северного морского пути три корабля под командой Уиллоуби с товарами для Китая. В 1594-1597 гг. в такое же плавание трижды отправлялся голландец Биллем Баренц. Но ни Уиллоуби, ни Баренц не смогли дойти даже до п-ва Ямал, у берегов которого в то время уже плавали русские поморы.

В 1713 г. Федор Салтыков подал Петру I доклад, предложив послать суда в плавание по Ледовитому океану, чтобы разведать морской путь вокруг северных берегов Азии до Китая.

А в следующем году он написал более подробный проект «О изыскании морского пути» до устья Амура и Китайской земли. Но тогда все силы России были сосредоточены на войне со Швецией и Петр не попытался осуществить этот проект.

В 1730 г. Беринг, возвратившись с Камчатки, предложил снарядить новую экспедицию: одни суда послать по Тихому океану к Америке и Японии, а другие — по Ледовитому океану на восток от устьев Оби и Енисея.

Это предложение одобрили и программу работ экспедиции даже значительно расширили.

Сенат и Адмиралтейств-коллегия решили, что из Архангельска пойдут к устью Оби два судна. Из Оби в Ледовитый океан и к устью Енисея пойдет одно судно, построенное в Тобольске. И два судна, построенные в Якутске, должны были спуститься по Лене к Ледовитому океану, а затем направиться одно на запад, к устью Енисея, а другое — на восток, чтобы обогнуть северо-восточный угол Азии. Во время этих плаваний следовало описывать берега, измерять глубину моря в разных местах, отмечать мели и подводные камни.

Экспедицию разделили на четыре отряда. Выходя в плавания из устьев больших сибирских рек, они должны были одновременно обследовать каждый свою часть побережья Ледовитого океана.

Экспедиция началась в 1733 г. и длилась десять лет. Плавания русских моряков по Ледовитому океану, проходившие в необычайно трудных условиях и давшие весьма значительные результаты, по праву называют теперь Великой Северной экспедицией.

 

ПЛАВАНИЯ ОТ АРХАНГЕЛЬСКА ДО УСТЬЯ ОБИ

Весной 1734 г. в Архангельске спустили на воду два коча, построенных для экспедиции по совету мореходов-поморов. Это были маленькие плоскодонные суда, неглубоко сидевшие в воде. На кочах удобно было плавать около берегов, их можно было иногда даже вытаскивать на лед. Но на них трудно было лавировать, когда дули встречные ветры.

В июле кочи под командой лейтенантов Степана Воиновича Муравьева и Михаила Степановича Павлова вышли из устья Северной Двины и направились на восток. Они должны были обойти п-ов Ямал и войти в Обскую губу. К осени кочи дошли до берега Ямала, но обогнуть этот полуостров не смогли, потому что дули сильные ветры.

Муравьев и Павлов пошли назад к устью Печоры и перезимовали в городке Пустозёрске. На следующий год они снова попытались обогнуть Ямал, но опять вынуждены были вернуться в Пустозёрск. «Лавировать и на дрейфе лежать никакими мерами невозможно»,— писал Муравьев, жалуясь на неповоротливость кочей и объясняя этим свою неудачу.

Адмиралтейств-коллегия постановила заменить кочи двумя ботами, спешно построив их в Архангельске. Вместо Муравьева и Павлова назначили новых командиров: лейтенантов Степана Гавриловича Малыгина и Алексея Скуратова.

Летом 1737 г. они обогнули Ямал, пройдя между ним и о-вом Белым, а затем дошли до устья Оби.

«Многие подробности о глубинах, грунтах и течениях моря можно получить только из их журналов»,— писал девяносто лет спустя о Малыгине и других участниках этих плаваний известный мореплаватель Ф. П. Литке.

Пролив между Ямалом и о-вом Белым назван именем лейтенанта Малыгина.