Путешествия Петра Кузьмича Козлова


П. К. Козлов.
П. К. Козлов.

В глухом уголке Смоленщины — г. Слободе — знаменитый путешественник Пржевальский встретил Петра Кузьмича Козлова, служившего тогда в конторе у одного купца.

Любознательный юноша понравился Пржевальскому. Эта случайная встреча изменила жизнь молодого конторщика. Козлов поселился в усадьбе Пржевальского и под его руководством стал готовиться к экзаменам за курс реального училища.

Через несколько месяцев экзамены были сданы. Но Пржевальский зачислял в экспедицию только военных. И Петру Кузьмичу пришлось поступить на военную службу. Он прослужил в полку лишь три месяца, а затем был зачислен в состав экспедиции Пржевальского.

Это была четвертая экспедиция знаменитого путешественника в Центральную Азию.

В теплый ясный день осенью 1883 г. караван экспедиции вышел из г. Кяхты. Юный участник экспедиции Петр Кузьмич на первом же привале записал в свой дневник:

«Благославляю тебя, первый день моего счастья, безоблачный и светлый, единственным недостатком которого было то, что он так быстро пролетел».

Юноша знал, что впереди их ждет холод монгольских степей, песчаные ветры Гоби и снежные бури на горных перевалах Тибета, но это не омрачало его радостного настроения. Через степь, пустыню и горные перевалы прошла экспедиция.

Караван спустился в долину р. Тэтунга, притока Хуанхэ — великой Желтой реки.

«...Красавец Тэтунг, то грозный и величественный, то тихий и ровный, часами удерживал на своем берегу Пржевальского и меня и повергал моего учителя в самое лучшее настроение, в самые задушевные рассказы о путешествии»,— писал Козлов.

В верховьях реки Желтой на экспедицию напали разбойники из бродячего племени тангутов. На рассвете внезапно на лагерь путешественников налетела конная шайка до 300 человек, вооруженная огнестрельным оружием. Вот тут-то и пригодился военный распорядок в экспедиции. Буквально через минуту лагерь превратился в маленькую крепость. Путешественники с винтовками в руках укрылись за ящиками. И стрелки вскоре отбили нападение разбойников.

П. К. Козлов на раскопках открытого им в пустыне мертвого города Xара-Хото. (Гравюра В. К. Федяевской.)
П. К. Козлов на раскопках открытого им в пустыне мертвого города Xара-Хото. (Гравюра В. К. Федяевской.)

Петр Кузьмич многому научился в своем первом путешествии. Он вел глазомерную съемку, определял высоты и был первым помощником Пржевальского при сборе зоологических и ботанических коллекций. Пржевальский давал юноше подчас трудные поручения и при этом всегда требовал быстрого н точного выполнения.

Вернувшись из экспедиции в Петербург, Козлов по совету своего друга и учителя поступил в военное училище. После его окончания Петр Кузьмич, уже в чине подпоручика, был снова зачислен в состав новой экспедиции Пржевальского.

Во время подготовки к походу в г. Караколе (который теперь называется Пржевальск), Николай Михайлович Пржевальский заболел тифом и 1 ноября 1888 г. скончался.

Козлов тяжело переживал эту потерю.

«Слезы, горькие слезы душили каждого из нас. Мне казалось, такое горе пережить нельзя... да оно и теперь еще не пережито»,— писал спустя много лет Петр Кузьмич.

Экспедицию, намеченную Пржевальским, возглавил М. В. Певцов. Козлов на этот раз совершил несколько самостоятельных поездок. Главные из них — на р. Кончедарью (левый приток Тарима) и оз. Баграшкуль. Он добыл интересные экземпляры для зоологической коллекции, описал рельеф местности, растительность, собрал материалы о быте и жизни населения. За плодотворную работу в экспедиции Географическое общество наградило Петра Кузьмича серебряной медалью им. Пржевальского.

В 1893 г. в глубь Центральной Азии снова отправилась русская экспедиция. Ее возглавляли ученики Пржевальского — В. И. Роборовский и П. К. Козлов.

Официально Петр Кузьмич числился помощником Роборовского, но он совершил 12 самостоятельных маршрутов. В собранной им богатой зоологической коллекции были три редких экземпляра шкур диких верблюдов.

Хребет Русского географического общества. Этот высокий хребет, расположенный в Восточном Тибете, открыт и исследован П. К. Козловым во время трехлетнего путешествия по Монголии и Тибету в 1899—1901гг.
Хребет Русского географического общества. Этот высокий хребет, расположенный в Восточном Тибете, открыт и исследован П. К. Козловым во время трехлетнего путешествия по Монголии и Тибету в 1899—1901гг.

План работ экспедиции еще не был выполнен, когда Роборовского внезапно разбил паралич. Петру Кузьмичу пришлось принять па себя руководство экспедицией.

Козлов повел караван через горные перевалы. Не раз в пути приходилось отбиваться от разбойничьих шаек, испытывать всякие лишения, но Козлов благополучно завершил работы экспедиции, не прерывая исследований.

Весной 1899 г. Петр Кузьмич отправился в новое путешествие в Гобийский Алтай и Восточный Тибет. Это была его первая самостоятельная экспедиция.

Через горные хребты Монгольского Алтая экспедиция спустилась в пустыню Гоби. Сорок пять дней караван шел по бесконечному песчаному морю. Но самой ответственной частью работы было исследование Восточного Тибета — страны Кам. Летом 1900 г. караван экспедиции, заменив верблюдов яками, более приспособленными к передвижению по горам, добрался до страны Кам.

При раскопке курганов в Монголии было найдено много предметов; некоторые из них оказались сильно разрушенными временем. На фото показан кусок ковра, извлеченный из кургана Ноин-Ула. Даже по этому обрывку ковра можно судить о высоком мастерстве и художественном вкусе старинных мастеров.
При раскопке курганов в Монголии было найдено много предметов; некоторые из них оказались сильно разрушенными временем. На фото показан кусок ковра, извлеченный из кургана Ноин-Ула. Даже по этому обрывку ковра можно судить о высоком мастерстве и художественном вкусе старинных мастеров.

Петр Кузьмич тщательно исследовал верховье величайшей реки Индокитая — Меконга.

В высокогорной стране Кам Козлова поразило необычайное богатство растительности и разнообразие животного мира. Путешественники встретили новых, неизвестных науке птиц.

Из этих мест Козлов предполагал направиться в столицу Тибета Лхасу, но глава Тибета далай-лама категорически воспротивился этому. Экспедиции пришлось изменить маршрут.

Между бассейнами рек Меконг и Янцзы путешественники открыли водораздельный горный хребет, который назвали именем Русского географического общества.

Во время своего путешествия экспедиция собрала ценный материал. Геологическая коллекция содержала 1200 образцов горных пород, а ботаническая — 25 тыс. экземпляров растений. Богатейшей была и зоологическая коллекция, в которой находилось восемь неизвестных науке птиц.

В 1907 г. Козлов снова возглавил экспедицию в пустыню Гоби. Путешественник отправился на поиски развалин древнего города Хара-Хото, рассказы о котором напоминали легенды.

По знакомому пути из Кяхты в Ургу (Улан-Батор) в декабрьские дни вышел караван экспедиции. Один местный князь, подружившийся с Козловым, дал своего проводника.

Долгое время всадники ехали по совершенно пустынным местам. Лишь изредка на холмах встречались кусты тамариска и саксаула. Но вот однажды на горизонте показались остроконечные башенки. Они стояли по две, по три на древней караванной дороге. Это были субурганы — древние монгольские надгробия.

Дальше стали попадаться остатки жилищ и оросительных каналов. Потом отряд нашел засыпанное песком русло р. Эдзин-Гол. Наконец показались и полуразрушенные башни города.

Хара-Хото окружали городские стены высотой свыше 10 м. Местами песок почти совсем засыпал их. Можно было свободно въехать на коне на верх стены и спуститься в город. Внутри его тянулись лишь песчаные холмы, которые издали походили на ряды желтых шапок. Под каждой такой шапкой скрывалось строение.

Мертвый город Хара-Хото, открытый П. К. Козловым в пустыне. На рисунке виден западный угол крепости.
Мертвый город Хара-Хото, открытый П. К. Козловым в пустыне. На рисунке виден западный угол крепости.

Козлов нанес Хара-Хото на карту. Город лежал на 41° 45' с. ш. и 101° 05' в. д. В давние времена он был крупным центром Тангутского государства Си-ся, существовавшего в XI—XII и начале XIII в.

При раскопках путешественники нашли деньги, ковры, ткани, картины, металлические и гончарные изделия, украшения из золота, сделанные с большим искусством.

Вести раскопки было мучительно трудно: поблизости не оказалось воды, и ее приходилось возить на ослах из ближайших монгольских стойбищ, расположенных в десятках километров от места раскопок. Сильный ветер нес облака пыли и песка, затруднявших дыхание. Раскаленные камни древних строений на раскопках обжигали руки. Не раз отчаяние охватывало спутников Козлова. Но он обладал особым умением — всех ободрять и увлекать работой.

Самой замечательной находкой, обнаруженной в Хара-Хото, была библиотека из 2000 книг, свитков и рукописей, пролежавших в песке семь веков. Там яге нашли до трехсот живописных изображений на бумаге, холсте и шелке.

На картинах чудесно сохранились все оттенки красок. Среди книг был обнаружен словарь языка Си-ся, что помогло прочесть книги и пергаментные свитки.

В Хара-Хото П. К. Козлов обнаружил много ценных произведений искусства.
В Хара-Хото П. К. Козлов обнаружил много ценных произведений искусства.

Благодаря этим открытиям ученым стала известна подлинная история государства Си-ся.

Предметы, найденные при раскопках мертвого города Хара-Хотр, составляют величайшую ценность. Они хранятся в специальном отделе музея Академии наук в Ленинграде.

Раскопки Хара-Хото принесли Козлову мировую славу. Русское географическое общество избрало его своим почетным членом.

Козлов мечтал о новой экспедиции, но в 1914 г. началась мировая империалистическая война, и путешествие пришлось отложить.

В 1923 г. Советское правительство поручило Козлову организовать Монголо-Тибетскую экспедицию. Петру Кузьмичу было уже 60 лет, но он с юным жаром и с большой энергией стал готовиться к своему путешествию.

Ни один из походов Козлова не был так хорошо снаряжен, как эта первая его экспедиция при Советской власти. В ней участвовало много специалистов.

Козлову удалось получить, наконец, от далай-ламы пропуск - «пилу» — половинку шелковой карточки с зубчиками на обрезе. Вторая половина «пилы» находилась у горной стражи на подступах к столице Тибета. Но мечта Козлова побывать в Лхасе не осуществилась. Англичане, старавшиеся захватить Тибет в свои руки, приняли все меры, чтобы не допустить русских в Лхасу.

Козлову пришлось изменить маршрут. В течение трех лет экспедиция изучала природу и историю Монголии.

В городах Северной Монголии путешественники раскопали древние курганы, в которых были погребены военачальники восточных гуннов. Найденные при раскопках вещи рассказывали о культуре людей, живших 2000 лет назад.

Во время этой экспедиции Петр Кузьмич посетил и «свое детище», как он называл Хара-Хото, чтобы продолжить там раскопки.

Монгольская экспедиция дала много ценного для науки. В одной только собранной ею коллекции насекомых насчитывалось до 30 тыс. экземпляров. На р. Улан был обнаружен неизвестный ранее водопад.

Огромная заслуга этой экспедиции — укрепление культурных и научных связей с Монгольской Народной Республикой.

Карта маршрутов путешествий П. К. Козлова.
Карта маршрутов путешествий П. К. Козлова.

Вернувшись из путешествия, Козлов жил большую часть времени в деревне Стречно, вблизи г. Старая Русса. Несмотря на преклонные годы, он часто ездил по разным городам, делая доклады о своих путешествиях. Козлову шел семьдесят первый год, но он не оставлял мысли о путешествии на Тянь-Шань.

В 1935 г. Козлов умер. На столе в его кабинете осталось неоконченное письмо, в котором Петр Кузьмич обещал редактору одного журнала «написать что-либо в связи, конечно, с путешествиями».

Путешественник внес своей работой большой вклад в науку. Самым замечательным его открытием был мертвый город Хара-Хото в пустыне Гоби.