Открытие Антарктиды Беллинсгаузеном и Лазаревым. (продолжение)


Но Беллинсгаузен и Лазарев не оставляли попыток пробиться к югу. Когда корабли попадали в сплошные льды, они то и дело поворачивали на север и поспешно выбирались из ледового плена. Требовалось большое искусство, чтобы спасти суда от повреждений. Повсюду встречались массы многолетних сплошных льдов.

Корабли экспедиции все яте пересекли Южный полярный круг и 28 января 1820 г. достигли 69°25' ю. ш. В туманной дымке пасмурного дня путешественники увидели ледяную стену, преградившую дальнейший путь на юг. Это были материковые льды. Участники экспедиции были уверены, что за ними скрывается Южный материк. Это подтверждало и множество полярных птиц, появившихся над шлюпом. И действительно, всего несколько миль отделяло корабли от берега Антарктиды, названного норвежцами спустя сто с лишним лет берегами Принцессы Марты. В 1948 г. в этих местах побывала советская китобойная флотилия «Слава», установившая, что лишь плохая видимость помешала Беллинсгаузену отчетливо увидеть все побережье Антарктиды и даже горные вершины в глубине материка.

Рельеф морского дна
Вид острова Моллера. Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев изучали природу и быт населения островов Тихого океана. (Рисунок П. Михайлова.)

В феврале 1820 г. шлюпы вышли в Индийский океан. Пытаясь пробиться к югу с этой стороны, они еще два раза подходили к берегам Антарктиды. Но тяжелые ледовые условия вынуждали суда снова отходить к северу и двигаться на восток вдоль кромки льдов.

В марте, с наступлением осени, ночи стали длиннее, усилились морозы, участились штормы. Плавание среди льдов становилось все опаснее, сказывалось общее утомление команды от непрерывной суровой борьбы со стихией. Тогда Беллинсгаузен решил вести суда в Австралию. Чтобы охватить исследованием более широкую полосу, капитан решил направить шлюпы в Австралию разными путями.

21 марта 1820 г. в Индийском океане разыгрался сильнейший шторм. Беллинсгаузен писал: «Ветер ревел, волны поднимались до высоты необыкновенной, море с воздухом как будто смешалось; скрип частей шлюпа заглушал все. Мы остались совершенно без парусов на произвол свирепствующей бури; я велел растянуть на бизань-вантах несколько матросских коек, дабы удержать шлюп ближе к ветру. Мы утешались только тем, что не встречали льдов в сию ужасную бурю. Наконец, в 8 часов с баку закричали: льдины впереди; сие извещение поразило всех ужасом, и я увидел, что нас несло на одну из льдин; тотчас подняли фок-стаксель и положили руль на ветр на борт; но как все сие не произвело желаемого действия и льдина была уже весьма близко, то мы только смотрели, как нас к оной приближало. Одну льдину пронесло под кормою, а другая находилась прямо против средины борта, и мы ожидали удара, которому надлежало последовать: по счастию, огромная волна, вышедшая из-под шлюпа, отодвинула льдину на несколько сажен».

Шторм продолжался несколько суток. Измученная команда, напрягая все силы, боролась со стихией.

А птицы альбатросы с распростертыми крыльями как ни в чем не бывало плавали между волнами.

В середине апреля шлюп «Восток» бросил якорь в австралийской гавани порта Жаксон (ныне Сидней). Спустя семь дней сюда же пришел шлюп «Мирный». Так закончился первый период изысканий.

В течение всех зимних месяцев шлюпы плавали в тропической части Тихого океана, среди островов Полинезии. Здесь участники экспедиции выполнили много важных географических работ: уточнили положение островов и их очертания, определили высоту гор, открыли и нанесли па карту 15 островов, которым дали русские названия.

Возвратившись в Жаксон, команды шлюпов стали готовиться к новому плаванию в полярные моря. Подготовка заняла около двух месяцев. В середине ноября экспедиция снова вышла в море, держась юго-восточного направления. Вскоре в носовой части шлюпа «Восток» открылась течь, которую с большим трудом удалось уничтожить. Продолжая плыть на юг, шлюпы пересекли 60° ю. ш. На пути стали попадаться плавающие льдины, а затем появился сплошной лед. Суда направились на восток вдоль кромки льда. Погода заметно портилась: температура понижалась, холодный порывистый ветер гнал темные снежные тучи. Столкновения с мелкими льдинами грозили усилить течь в корпусе шлюпа «Восток», а это могло привести к гибельным последствиям.

Завтрак у короля Таити. Ф. Ф. Беллинсгаузен и его спутники побывали в гостях у короля Таити. Король угощал мореплавателей тропическими фруктами и освежающей кокосовой водой. (Рисунок П. Михайлова.)
Завтрак у короля Таити. Ф. Ф. Беллинсгаузен и его спутники побывали в гостях у короля Таити. Король угощал мореплавателей тропическими фруктами и освежающей кокосовой водой. (Рисунок П. Михайлова.)

Неожиданно разыгрался сильный шторм. Пришлось снова отходить на север. Обилие плавающих льдов и плохая погода препятствовали продвижению на юг. Чем дальше двигались шлюпы, тем чаще встречались айсберги. Временами до 100 ледяных гор окружали корабли. Лавирование между айсбергами при сильном ветре и снегопаде требовало огромного напряжения сил и большого искусства. Подчас только мастерство, ловкость и быстрота команды спасали шлюпы от неминуемой гибели.

При малейшей возможности корабли снова и снова поворачивали прямо на юг и шли до тех пор, пока сплошные льды не преграждали путь.

Наконец, 22 января 1821 г. счастье улыбнулось мореплавателям. На горизонте показалось чернеющее пятно.

«Я в трубу с первого взгляда узнал,— писал Беллинсгаузен,— что вижу берег, но офицеры, смотря также в трубы, были разных мнений. В 4 часа телеграфом известил лейтенанта Лазарева, что мы видим берег. Шлюп «Мирный» был тогда поблизости от нас за кормой и поднял ответ... Невозможно выразить словами радости, которая являлась на лицах всех при восклицании: «Берег! Берег!»

Остров назвали именем Петра I. Теперь Беллинсгаузен был уверен, что где-то поблизости должна быть еще суша.

Наконец его ожидания оправдались. 29 января 1821 г. Беллинсгаузен записал: «В 11 часов утра мы увидели берег; мыс оного, простирающийся к северу, оканчивался высокою горою, которая отделена перешейком от других гор». Эту сушу Беллинсгаузен назвал Берегом Александра I.

«Я называю обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего. Сей берег покрыт снегом, но осыпи на горах и крутые скалы не имели снега. Внезапная перемена цвета на поверхности моря подает мысль, что берег обширен или, по крайней мере, состоит не из той только части, которая находилась перед глазами нашими».

Земля Александра I до сих пор еще недостаточно исследована. Но открытие ее окончательно убедило Беллинсгаузена, что русская экспедиция подошла к неизвестному еще Южному материку.

Так совершилось величайшее географическое открытие XIX века.

Разгадав многовековую загадку, мореплаватели решили идти на северо-восток для исследования Южных Шетландских о-вов. Выполнив работы по съемке их южного побережья, моряки были вынуждены срочно уходить на север: с каждым днем усиливалась течь в потрепанных штормами кораблях. И Беллинсгаузен направил их в Рио-де-Жанейро.

В начале марта 1821 г. шлюпы встали на якорь на рейде Рио-де-Жанейро. Так закончился второй этап замечательного плавания.

Через два месяца, после основательного ремонта, корабли вышли в море, держа курс к родным берегам.

5 августа 1821 г. «Восток» и «Мирный» прибыли в Кронштадт и бросили якорь на том же месте, с которого снялись более двух лет назад.

Они пробыли в плавании 751 день и прошли более 92 тыс. км. Это расстояние в два с четвертью раза больше длины экватора. Кроме Антарктиды, экспедиция открыла 29 островов и один коралловый риф. Собранные ею научные материалы дали возможность составить первое представление об Антарктиде.

Карта маршрута экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева вокруг Антарктиды.
Карта маршрута экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева вокруг Антарктиды.

Русские моряки не только открыли огромный материк, расположенный вокруг Южного полюса, но и провели важнейшие исследования в области океанографии. Эта отрасль науки в то время только зарождалась. Ф. Ф. Беллинсгаузен впервые правильно объяснил причины, вызывающие морские течения (например, Канарское), происхождение водорослей Саргассова моря, а также коралловых островов в тропических областях.

Открытия экспедиции оказались крупным достижением русской и мировой географической науки того времени.

Вся дальнейшая жизнь Беллинсгаузена и Лазарева после возвращения из антарктического плавания проходила в непрерывных плаваниях и боевой морской службе. В 1839 г. Беллинсгаузена в чине адмирала назначили главным командиром Кронштадтского порта. Под его руководством Кронштадт превратился в неприступную крепость.

Умер Беллинсгаузен в 1852 г., в возрасте 73 лет.

Михаил Петрович Лазарев много сделал для развития русского морского флота. Уже в чине адмирала, командуя Черноморским флотом, он добился полного перевооружения и перестройки флота. Им было воспитано целое поколение славных русских моряков.

Скончался Михаил Петрович Лазарев в 1851 г.

Уже в наше время капиталистические государства стремились поделить между собой Антарктиду. Географическое общество Советского Союза выразило решительный протест против односторонних действий этих государств. В резолюции по докладу покойного президента Географического общества акад. Л. С. Берга говорится: «Русские мореплаватели Беллинсгаузен и Лазарев в 1819-1821 годах обошли вокруг антарктического материка, впервые подошли к его берегам и открыли в январе 1821 г. остров Петра I, Землю Александра I, острова Траверсе и другие. В знак признания заслуг русских мореплавателей одно из южных полярных морей было названо морем Беллинсгаузена. А поэтому все попытки решать вопрос о режиме Антарктиды без участия Советского Союза не могут найти никакого оправдания... СССР имеет все основания не признавать любого такого решения».