Флотоводец и исследователь океанов С. О. Макаров


С. О. Макаров — выдающийся русский флотоводец.
С. О. Макаров — выдающийся русский флотоводец.

Талантливый флотоводец и героический защитник Порт-Артура вице-адмирал Степан Осипович Макаров был выдающимся ученым-океанографом. Расцвет его деятельности совпал с периодом, когда в России во второй половине XIX в. совершался переход от парусного к паровому флоту.

Много сил и труда положил Макаров для развития техники в русском флоте. Он сам был конструктором первого русского ледокола «Ермак».

Степан Осипович Макаров вышел из простого народа. Отец его начал службу солдатом и дослужился до офицерского чина прапорщика. Своего сына он отдал учиться в морское училище в г. Николаевске-на-Амуре.

Первое учебное плавание юный моряк совершил на судне «Абрек», а затем его перевели на корабль «Богатырь». Юношу полюбили на судне и матросы и офицеры. Последние учили его морскому делу и давали уроки английского и французского языков. Они поражались его удивительно разносторонним способностям, вдумчивости и любознательности. Молодой Макаров сблизился и с командой. По окончании практики он тяжело переживал разлуку с матросами и офицерами.

«Когда я прощался с «Богатырем» в 1864 г., оставаясь в Ситхе, я плакал целый день»,— записал он в своем дневнике.

Наступил последний год учения. В морском училище не хватало учителей, и воспитаннику старшего класса Степану Макарову поручили заниматься с младшими учениками, назначив его фельдфебелем. 

Весной 1865 г. он сдал выпускные экзамены с наилучшими отметками.

После длительной волокиты Макарова произвели в гардемарины. «Благородные» флотские кадровики — дворяне — уже тогда считали его выскочкой, а потом всю жизнь попрекали его «низким» происхождением.

В 1869 г., после практического плавания на фрегате «Дмитрий Донской» и новых экзаменов, Макаров получил чин мичмана.

Осенью 1870 г. он отправился на шхуне «Тунгус» из Кронштадта во Владивосток. Во время плавания Макарова за отличную службу произвели в лейтенанты. Вскоре из Петербурга пришла депеша. Его вызывали туда для работы конструктором.

С. О. Макаров с матросами исследует течения в Босфоре. (Гравюра А. Ф. Билль.)
С. О. Макаров с матросами исследует течения в Босфоре. (Гравюра А. Ф. Билль.)

Новая техника увлекла Степана Осиповича. Несколько лет он работал над конструкцией вновь строящихся броненосных судов. За это время Макаров освоил инженерное искусство и оказался очень талантливым конструктором. Его учение о непотопляемости судов впоследствии развил знаменитый кораблестроитель академик А. Н. Крылов.

Надвигалась война с Турцией (1877 — 1878 гг.), а Россия не имела военного флота на Черном море. Макаров предложил использовать для военных целей быстроходные торговые суда, придав им минные катера. Обычный пассажирский пароход «Великий князь Константин» был переоборудован в грозное военное судно, которым стал командовать Степан Осипович. При помощи минных катеров он смело нападал на турецкие военные корабли.

Макаров в боевых действиях первый в мире применил самодвижущиеся мины — торпеды. Его справедливо называют «дедушкой минного флота».

По окончании войны с Турцией Макарова назначили командиром военного парохода «Тамань». Судно находилось в распоряжении русского посольства в Турции. Тихая и спокойная служба на судне, большую часть времени стоявшем на якоре в проливе Босфор, не могла удовлетворить Макарова.

С. О. Макаров был талантливым исследователем, делавшим замечательные открытия с помощью удивительно простых и остроумных приемов. Так, бочка с грузом, спущенная на тросе с лодки, помогла ученому обнаружить в Босфоре два течения: верхнее — из Черного в Мраморное море и нижнее — в обратном направлении.
С. О. Макаров был талантливым исследователем, делавшим замечательные открытия с помощью удивительно простых и остроумных приемов. Так, бочка с грузом, спущенная на тросе с лодки, помогла ученому обнаружить в Босфоре два течения: верхнее — из Черного в Мраморное море и нижнее — в обратном направлении.

Любознательный исследователь нашел для себя интересное дело. «Существует поверье о том, что в Константинопольском проливе два течения: верхнее — из Черного моря в Мраморное и нижнее — из Мраморного моря в Черное... В лоциях не существует по этому поводу никаких указаний»,— писал Степан Осипович в одном из своих писем.

Шлюпка с «Тамани» стала ежедневно появляться в разных местах пролива. На первый взгляд казалось, что моряки просто выехали на прогулку. Но, сделав небольшой переезд, шлюпка останавливалась. Раздавалась команда Макарова: «Анкерок в воду!»

Матросы опускали на тросе пятиведерный бочонок, наполненный водой. Тихо покачиваясь на волнах, шлюпка плыла по течению, ее несло по направлению к Мраморному морю. Но, когда бочонок достигал большой глубины, трос натягивался и бочонок тащил за собой шлюпку уже против течения. Так Степан Осипович доказал существование глубинного течения в проливе Босфор, идущего в обратном направлении — из Мраморного в Черное море.

Оставалось выяснить причину этого явления. Макаров сделал тысячу наблюдений над течениями, четыре тысячи определений температуры и удельного веса воды. Это была огромная работа, в результате которой он пришел к выводу, что причиной нижнего течения (из Мраморного в Черное море) является разница в плотности воды. В Мраморном море вода более соленая, а следовательно, и более плотная, чем в Черном море, куда большие реки — Дунай, Днепр, Днестр, Риони, а через Азовское море Дон и Кубань — приносят огромное количество пресной воды.

На одной и той же глубине давление со стороны Мраморного моря оказывается большим, чем со стороны Черного, и поэтому вода приходит в движение.

О своих исследованиях Макаров написал в книге «Об обмене вод Черного и Средиземного морей». За эту очень ценную научную работу Академия наук наградила его премией.

В августе 1886 г. Макаров отправился на корвете «Витязь» в кругосветное плавание, использовав его для изучения Мирового океана. Гидрологические наблюдения начались еще в Балтийском море. На глубинах около 70—100 м Степан Осипович обнаружил слой воды с температурой +1°,5, а ниже вода оказалась более теплой, выше +4º. Все офицеры «Витязя» заинтересовались исследованиями начальника и просили его привлечь их к научной работе. Макаров превратил корвет «Витязь» в своеобразную океанографическую плавучую лабораторию. Шесть раз в сутки, одновременно с метеорологическими наблюдениями, измерялась температура поверхности воды и определялся ее удельный вес. Кроме того, производили наблюдения над скоростью течения, делали промеры глубины, брали образцы грунта.

Пройдя Атлантический океан, обогнув Южную Америку, «Витязь» вошел через пролив Магеллана в воды Тихого океана. После остановки в Вальпараисо «Витязь» пересек Тихий океан и через семь месяцев достиг японского порта Иокогамы. Затем долгое время моряки изучали Тихий океан и Охотское море в районе Курильских о-вов.

Корвет «Витязь», на котором С. О. Макаров совершил кругосветное плавание.
Корвет «Витязь», на котором С. О. Макаров совершил кругосветное плавание.

Пробыв в плавании 993 дня, «Витязь» вернулся в Кронштадт.

По возвращении Макаров упорно работал над собранным им огромным океанографическим материалом. Служба главным инспектором артиллерии морского флота отнимала большую часть его времени. И только спустя три года, в мае 1892 г., он закончил свой капитальный труд «„Витязь" и Тихий океан».

Степана Осиповича особенно интересовали исследования в Арктике. Он много думал о лучшем оснащении арктических экспедиций и пришел к мысли, что нужно построить мощный ледокол, чтобы проложить путь через полярные льды к Северному полюсу. Судно такого типа помогло бы наладить летом регулярное грузовое пароходное сообщение из Балтийского и Белого морей в Обь и Енисей, а зимой проводить суда в Балтийское море.

Несколько лет Макаров добивался осуществления своей идеи о постройке ледокола.

Карта маршрута плавания корвета «Витязь»
Карта маршрута плавания корвета «Витязь»

В начале 1899 г. ледокол был построен. Новому судну дали имя «Ермак». Ломая льды Финского залива, «Ермак» пришел в Кронштадт.

Знаменитый русский химик Дмитрий Иванович Менделеев прислал Макарову телеграмму: «Лед, запирающий Петербург, Вы победили, поздравляю, Жду такого же успеха в полярных льдах. Профессор Менделеев».

Макаров стал готовиться к походу в глубь Арктики.

Летом 1899 г. «Ермак» вышел в трудное полярное плавание и направился к Шпицбергену.

В пути были обнаружены некоторые недоделки в корпусе судна, и ему пришлось вернуться в док. Но вскоре ледокол снова вышел в плавание и благополучно перенес сильный шторм. Пройдя близ Шпицбергена, «Ермак» вошел в тяжелые льды. Преодолевая торосы, судно однажды получило пробоину в носовом отделении, но ее удалось быстро заделать.

Экспедиция возвратилась из рейса с материалами о течениях и дрейфе льдов в районе Шпицбергена, уточнила карты этой части океана.

Наверху показан первый русский ледокол «Ермак», построенный по проекту С. О. Макарова. Внизу — схема работы ледокола. Черным окрашены отсеки ледокола, которые по мере надобности заполняются водой. Когда нужно поднять нос ледокола, заполняется камера или отсек и корме, затем заполняется водой носовой отсек, и ледокол с силой обрушивается всей своей тяжестью на лед. Для того чтобы ледокол давил лед боковыми частями, по обеим его сторонам идут боковые отсеки (нижний рисунок.)
Наверху показан первый русский ледокол «Ермак», построенный по проекту С. О. Макарова. Внизу — схема работы ледокола. Черным окрашены отсеки ледокола, которые по мере надобности заполняются водой. Когда нужно поднять нос ледокола, заполняется камера или отсек и корме, затем заполняется водой носовой отсек, и ледокол с силой обрушивается всей своей тяжестью на лед. Для того чтобы ледокол давил лед боковыми частями, по обеим его сторонам идут боковые отсеки (нижний рисунок.)

Поздней осенью 1900 г. во время бури в Балтийском море броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» наскочил на камни около о-ва Гогланд (ныне Сур-Сари). Авария могла привести корабль к гибели. «Ермак» вышел в ледовый рейс и спас броненосец. Кроме того, «Ермак» вывел из льда крейсер «Адмирал Нахимов».

В операции спасения броненосца принимал участие замечательный русский ученый, изобретатель радио А. С. Попов, который установил первую в мире радиостанцию на о-ве Гогланд. Вторую радиостанцию установили близ г. Котка.

Одна из первых радиодепеш пришла на имя командира «Ермака», друга Макарова, капитана 2-го ранга М. П. Васильева: «Около Лавон-саари оторвало льдину с 50 рыбаками. Окажите немедленно содействие в спасении этих людей». Ледокол тотчас жне вышел в море и спас рыбаков.

В мае 1901 г. «Ермак» вторично отправился в полярное плавание. На этот раз на борту ледокола находилось много научных работников.

В этом арктическом походе на «Ермаке» Степан Осипович собрал материал о льдах Арктики, о глубинах в Ледовитом океане, о земном магнетизме в Арктике, о геологическом строении островов. Он составил более точную карту Новой Земли. Во время этого плавания Макаров сделал около 300 глубоководных станций в Северном Ледовитом океане (см. стр. 228). Впервые в истории океанографии он использовал для исследований киноаппарат. Рейс на «Ермаке» в 1901 г. был для Макарова последним. В следующем году он попытался добиться разрешения на новый поход в Арктику, но получил отказ.

Лишь в советское время детище Макарова «Ермак» вместе с другими советскими ледоколами вышел на широкие воды полярного океана и участвовал в проведении караванов судов по Северному морскому пути.

Во время русско-японской войны вице-адмирал Степан Осипович Макаров, командовавший Тихоокеанским флотом, погиб.

Броненосец «Петропавловск», на котором адмирал возвращался из боевого похода 13 апреля 1904 г., наткнулся на японскую мину и затонул.

Спастись удалось немногим. В гавани, куда доставили спасенных, толпы людей ждали, надеясь, что вот-вот прибудет Макаров. Когда пришел последний катер без Степана Осиповича, суровые матросы плакали, как дети.

«Что броненосец... Макаров погиб — голова пропала», — говорили они. В Порт-Артуре все скорбели о погибшем адмирале. И скорбь эта прошла по всей трудовой России.

 

Твой гроб — броненосец, могила твоя —
Холодная глубь океана.
И верных матросов родная семья —
Твоя вековая охрана!
Делившие лавры, отныне с тобой
Они разделяют и вечный покой!

 

В строках поэта-моряка о гибели Макарова верно подмечена любовь, связывавшая «адмирала из мужиков» с матросами.