Подвиг Невельского (ч.2)


Он призвал в каюту своих ближайших помощников и рассказал им всю историю амурско-сахалинской проблемы. Говоря о важности решения этого вопроса для России, Геннадий Иванович не утаил от товарищей, что самовольное выполнение этой задачи может вызвать гнев царя. Но все собравшиеся единодушно выразили готовность помочь своему командиру.

— Благодарю вас, друзья мои, — взволнованно сказал Невельской. — На нашу долю выпала важная миссия, и я надеюсь, что каждый из нас честно и благородно исполнит при этом долг свой перед отечеством.

Карта Сахалина после исследований Г. И. Невельского.
Карта Сахалина после исследований Г. И. Невельского.

Надо было обладать необыкновенным гражданским мужеством и бесстрашием, чтобы решиться на самостоятельные исследования вопреки запрету царя. Но Невельской не думал о том, какая ему грозит кара. Разве это могло иметь для него значение, когда речь шла о благе Родины?

...Ранним утром, когда предрассветный туман низко стлался над Авачинской губой, «Байкал» покинул Петропавловск. На пути вставали холодные непроницаемые туманы, встречались огромные льдины.

После очень трудного плавания «Байкал» обогнул северную оконечность Сахалина и направился на юг. Медленно, с большой осторожностью шел корабль вдоль неведомых берегов. Край казался суровым, негостеприимным.

Но вот наконец «Байкал» вошел в лиман Амура. Здесь должна была решиться судьба края, а вместе с ней и будущее Невельского. Но в этот решающий час он думал не о себе. Чтобы не рисковать кораблем, он приказал стать на якорь, а сам в сопровождении трех офицеров, доктора и четырнадцати матросов на трех шлюпках пошел на разведку — выяснить, доступно ли устье Амура для морских судов.

Едва шлюпки обогнули мыс Тебах, как перед моряками открылся Амур. Широко и мощно текли его воды. Именно таким и представлял себе устье Амура Невельской, когда пришел к выводу, что могучая и полноводная река не может теряться среди песчаных отмелей.

Матросы налегли на весла, и шлюпки вошли в реку. После тщательного замера глубин Невельской убедился, что Амур доступен для морских судов.

Итак, его первая смелая догадка блестяще подтвердилась. Теперь оставалось выяснить, действительно ли Сахалин — полуостров.

Покинув устье Амура, шлюпки направились к югу. Десять раз над лиманом вставало солнце. Десять раз на смену ему приходила ночь. Затишье сменялось штормами. Сердитые волны захлестывали шлюпки, разгоняли их в разные стороны. Но моряки приставали к пустынному берегу, выливали из шлюпок воду, кое-как просушивали одежду и снова пускались в путь. На одиннадцатый день они оказались у того места, где материковый берег больше всего сближается с сахалинским. Именно здесь должен был находиться перешеек, о котором писали знаменитые мореплаватели. Существует ли он на самом деле?

Невельской сам замерял глубины. Мысли всех участников плавания были сосредоточены на одном: что покажет лот?

... Глубокой ночью, сидя у костра на берегу участники экспедиции с напряженным вниманием слушали своего командира. Его слова были предельно ясны: никакого перешейка между Сахалином и материком нет. Есть узкий пролив шириной 6,9 км и глубиной от 6 до 14 м.

Так августа 1849 г. Невельской решил одну из интереснейших географических задач. 

Но Геннадий Иванович Невельской не удовлетворился тем, что уничтожил одно из «белых пятен» на карте мира. Это было только началом его большой научно-исследовательской деятельности на Дальнем Востоке.

Немало невзгод, лишений и горестей пришлось перенести Невельскому для того, чтобы, вопреки противодействию царских сановников, не только изучить, но и закрепить за Россией приамурские и приуссурийские земли. Эта огромная территория в ту пору считалась «ничейной». На ее богатства покушалось не одно иностранное государство.

Так выглядел Николаевск-на-Амуре в 1858 г. (Литография.)
Так выглядел Николаевск-на-Амуре в 1858 г. (Литография.)

По настоянию Невельского была организована Амурская экспедиция. Ее деятельность должна была ограничиваться лишь торговлей с местным населением. Но Геннадий Иванович, возглавив Амурскую экспедицию, гораздо шире понимал свой долг перед Родиной.

На содержание экспедиции были отпущены ничтожно малые средства. Людям не хватало пищи, одежды, медикаментов. Не раз угроза смерти от голода нависала над членами экспедиции и приводила к большим утратам. Семья Невельского вместе с участниками экспедиции переживала все невзгоды и лишения. В эти дни у Невельских умерла маленькая дочь, которой оказались не под силу суровые условия быта.

Но ничто не могло сломить воли Невельского. Он и его верные помощники — Бошняк, Орлов, Рудановский и др. — исследовали и нанесли на карту берега Амура, побережье Татарского пролива, окончательно решив важный для России морской вопрос: они доказали, что Амур судоходен в своем устье и является прекрасным выходом в Тихий океан для русского флота. Ими были открыты вблизи Амура удобные гавани для стоянки судов, в том числе крупнейшая на Дальнем Востоке гавань, которая ныне называется Советской. Они изучили и уточнили на карте направление Хинганского хребта, благодаря чему впоследствии был разрешен вопрос о российско-китайской границе. Они исследовали о-в Сахалин, обнаружив там большие запасы угля, основали много русских поселений, из которых потом выросли города Николаевск-на-Амуре, Корсаков на Сахалине и др. А главное — Невельской, вопреки запрету царских министров, объявил от имени русского правительства, что «прибрежье Татарского пролива, до корейской границы, с островом Сахалином, составляют российские владения».

Экспедиция Г. И. Невельского положила начало освоению огромного Приамурского края. Много различных народностей населяют Приамурье. На рисунке показано старинное зимнее жилище мангунов.
Экспедиция Г. И. Невельского положила начало освоению огромного Приамурского края. Много различных народностей населяют Приамурье. На рисунке показано старинное зимнее жилище мангунов.

Особое значение имело открытие Невельского в период войны России с Англией, Францией и Турцией в 1854—1855 гг. Хотя основные военные действия происходили на Черном море, в районе Севастополя, Англия и Франция послали свой соединенный флот в Тихий океан для уничтожения группы русских кораблей. Союзникам удалось обнаружить корабли в заливе Де-Кастри, южнее устья Амура. Уверенные в превосходстве своих сил, англичане и французы заранее торжествовали победу. Каковы же были их растерянность и недоумение, когда в намеченный день решающего сражения русского флота не оказалось в заливе Де-Кастри. Куда же он девался, терялись в догадках союзники, если выход на юг запирали их корабли, а прохода на север нет, так как там лежит перешеек между материком и Сахалином? От неминуемой гибели русские корабли спас Невельской. Он провел их в устье Амура через пролив, о существовании которого на Западе еще не подозревали.

Казалось бы, такие самоотверженные, патриотические дела заслуживали самой высокой оценки. Но царь и его приспешники не оценили истинного патриотизма Невельского. Смелость суждений, независимость и принципиальность, присущие Геннадию Ивановичу, вызывали при дворе раздражение и неприязнь. Его отстранили от всех дел, хотя «приличия ради» дали чин адмирала. Еще полный творческих сил и энергии, Невельской никогда уже более не водил кораблей по далеким морям, не руководил научными экспедициями.

Последние двадцать лет своей жизни он провел в Петербурге, в атмосфере недружелюбия и клеветы.

Оторванный от любимого дела, отважный моряк посвятил последние годы своей жизни правдивому и подробному описанию всего того, что было сделано участниками Амурской экспедиции.

Его книга «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России» — описание поистине героических дел русских моряков — вышла в свет уже после смерти Геннадия Ивановича.

Умер адмирал Невельской в Петербурге 17 апреля 1876 г.

Записки, карты, исследования Геннадия Ивановича не утратили своего значения и по сей день.

Невельского глубоко чтут в нашей стране. Его именем названы открытый им узкий пролив между материком и Сахалином, мыс материкового берега в этом проливе, город и гора на Сахалине, залив в южной части острова. В 1897 г. во Владивостоке на средства, собранные по всенародной подписке, был открыт памятник Геннадию Ивановичу. А в г. Николаевске-на-Амуре, на месте, где более ста лет назад благородный патриот и мужественный моряк Г. И. Невельской впервые поднял русский флаг, Советским правительством ему воздвигнут в 1950 г. второй памятник.