Великий исследователь Центральной Азии Н. М. Пржевальский


Пришлось сделать остановку. Товарищеская забота и внимательный уход быстро восстановили силы Егорова, и путешественники смогли продолжать путь. Кстати, нужно сказать, что Пржевальский во время своих труднейших походов не потерял ни одного человека.

Двигаясь на юг, в сентябре экспедиция вышла в Южный Цайдам, на большую тибетскую дорогу, которая вела в таинственную столицу Тибета — Лхасу.

Чем дальше путешественники уходили вглубь Тибета, тем суровее становились горы и труднее подъемы на них. Продвигались на высоте около 5000 м над уровнем моря. В разреженном воздухе было тяжело дышать. Мучили морозы и снежные бури, не было топлива. Верблюды и лошади страдали от недостатка корма.

На караванных тропах виднелись людские черепа, скелеты верблюдов и лошадей. Но кучка отважных людей шла вперед. На пути Пржевальский открыл неизвестный хребет, который назвал именем Марко Поло.

В Джунгарской пустыне Пржевальский обнаружил дикую лошадь, которую ученые-зоологи назвали лошадью Пржевальского.
В Джунгарской пустыне Пржевальский обнаружил дикую лошадь, которую ученые-зоологи назвали лошадью Пржевальского.

Несколько раз на экспедицию нападали разбойники из племени тангутов, которые обычно грабили караваны богомольцев, направлявшихся в Лхасу. В Китае прошел слух о гибели русской экспедиции. Вскоре это сообщение появилось в европейской и русской печати.

А в это время Пржевальский, сокращая стоянки, торопился к своей заветной цели — Лхасе. Когда до столицы Тибета оставалось всего 270-280 км, русских путешественников встретили представители далай-ламы. Несмотря на долгие, упорные переговоры, они передали Пржевальскому письменный отказ в его просьбе разрешить посетить Лхасу под предлогом, что русские — представители другой веры.

«Трудно описать, с каким грустным чувством повернул я в обратный путь. Но видно такая моя судьба! Пусть другой, более счастливый путешественник докончит недоконченное мною в Азии. С моей же стороны сделано все, что возможно было сделать»,— писал Николай Михайлович в одном из своих писем.

Обратный путь был особенно труден. Ослабели верблюды, кончались запасы продовольствия. На последнем перевале в Цайдам приходилось нести вьюки и на веревках тащить в гору ослабевших верблюдов.

Караваи экспедиции вернулся в Дзуи, откуда четыре месяца назад отправился в Лхасу. Из тридцати четырех верблюдов только тринадцать выдержали этот трудный путь.

Отдохнув несколько дней, Пржевальский отправился исследовать верховья р. Хуанхэ. Три месяца заняло изучение верхнего течения этой великой китайской реки.

Затем Пржевальский вернулся на оз. Кукунор. Он уточнил его размеры, установил форму и выяснил, что в озеро впадает 25 рек.

От оз. Кукунор экспедиция вернулась в г. Кяхту.

Третье путешествие Пржевальского дало особенно много нового для науки. На карте приняли более точные очертания две крупные горные системы Центральной Азии — Нанынань и Куньлунь. Было нанесено на карту также более 4000 км пути по неизвестным ранее районам; сделаны многочисленные метеорологические наблюдения; собраны богатейшие коллекции растений и животных.

В ценнейшей зоологической коллекции путешественников был экземпляр шкуры дикой лошади.

Карта маршрутов Н. М. Пржевальского по Центральной Азии и Уссурийскому краю.
Карта маршрутов Н. М. Пржевальского по Центральной Азии и Уссурийскому краю.

Торжественно чествовала родина отважных путешественников. Пржевальского удостоили многих почетных наград, награждены были и его верные спутники.

Это путешествие Николай Михайлович описал в книге «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки».

В конце 1883 г. Пржевальский отправился в четвертое путешествие по Центральной Азии. На этот раз его помощниками были В. И. Роборовский и П. К. Козлов — впоследствии также известные исследователи Центральной Азии.

«Товарищи! Дело, которое мы теперь начинаем,— великое дело. Мы идем исследовать неведомый Тибет, сделать его достоянием науки»,— говорил Николай Михайлович участникам экспедиции.

Пройдены бескрайние монгольские степи, снова пересечена пустыня Гоби, остались позади и пески Алашаня.

Добравшись до верховьев р. Хуанхэ, Пржевальский записал: «Мы видели теперь воочию таинственную колыбель великой китайской реки и пили воду из ее истоков. Радости нашей не имелось конца».

Путешественники исправили на карте положение истока р. Хуанхэ и нанесли два озера — Джарин-Нур и Орин-Нур, через которые проходит р. Хуанхэ. Первое озеро назвали Русским, второе — именем Экспедиции. Через несколько дней Пржевальский нанес на карту речку, назвав ее Разбойничьей в память о нападении в этом месте на экспедицию шайки разбойников.

После исследования истоков р. Хуанхэ и ее водораздела с Янцзы экспедиция открыла неизвестные горные хребты. Пржевальский нанес их на карту, дав им имена: Безымянный, Цайдамский, Московский; высочайший пик последнего назвали Кремлем. Замеченный вдали обширный снеговой хребет Николай Михайлович назвал Загадочным, а вершину его, напоминающую своей формой шапку,— Шапкой Мономаха. Впоследствии Русское географическое общество присвоило этому хребту имя Пржевальского.

В этом неведомом районе Центральной Азии исследователи встретили новый, 1885 год.

Экспедиция, следуя по намеченному маршруту, направилась к оз. Лобнор. После двенадцатидневных поисков она нашла путь через малодоступный хребет Алтынтаг. Тепло встретили знакомых путешественников жители на берегах Лобнора. Почти два месяца прожил здесь Пржевальский. Он подробно изучал озеро, быт и нравы населения этих мест, со многими жителями он уже встречался 8 лет назад.

Направляясь от Лобнора на юго-запад, экспедиция открыла два горных хребта, которые получили названия Русский и Керийский.

Рельеф морского дна

От западной оконечности Керийского хребта экспедиция круто повернула па север, и путешественники вернулись на родину через пустыню Такла-Макан и горы Тянь-Шань.

Это путешествие продолжалось 2 года 8 дней. Экспедиция прошла около 8 тыс. км.

Открытие хребтов-гигантов средней части Куньлуня — главное достижение четвертой экспедиции Пржевальского в Центральную Азию.

Имя знаменитого путешественника Николая Михайловича Пржевальского было у всех на устах. Слава пришла к нему еще при жизни. Его избрали почетным членом 24 научных русских и иностранных обществ и наградили 8 золотыми медалями.

По решению Академии наук в честь Н. М. Пржевальского была выбита золотая медаль с надписью: «Первому исследователю природы Центральной Азии».

Четвертую экспедицию Пржевальский описал в книге «От Кяхты на истоки Желтой реки. Исследования северной окраины Тибета и путь через Лобнор по бассейну Тарима». Эта книга, как и все предыдущие, написана живо и интересно.

В 1888 г. Пржевальский подготовился к пятой экспедиции в Центральную Азию. И снова его сопровождали верные спутники — В. И. Роборовский и П. К. Козлов.

За несколько дней до выступления из г. Каракола Пржевальский заболел брюшным тифом. 1 ноября 1888 г. он скончался.

Исполняя последнее желание путешественника, Пржевальского похоронили на высоком берегу оз. Иссык-Куль, вблизи г. Каракола, ныне Пржевальска. На могиле великого путешественника сооружен величественный памятник: на гранитной скале стоит бронзовый орел, распростерший крылья. В клюве орла оливковая ветвь — символ мирных целей научных исследований. У ног орла карта Азии с маршрутами путешествий Пржевальского.