Открытие Северной Земли


Практическое значение Северного морского пути русское правительство по-настоящему поняло и оценило только во время войны с Японией в 1904—1905 гг., когда нашему Балтийскому военному флоту с неимоверными трудностями пришлось преодолевать огромное расстояние по Атлантическому и Индийскому океанам, чтобы оказать помощь Дальневосточному флоту. На всем протяжении этого колоссального пути не было ни одной базы, ни одного клочка своей земли. Отправка кораблей по северным морям в то время была невозможна: не было карт и лоций, неизвестны были особенности плавания в тех местах.

Врач Л. М. Старокадомский — участник экспедиции —один из первых увидел берега неизвестной суши, названной позже Северной Землей.
Врач Л. М. Старокадомский — участник экспедиции —один из первых увидел берега неизвестной суши, названной позже Северной Землей.

И вот для изучения Северного морского пути решили построить на Невском судостроительном заводе в Петербурге два ледокольных парохода — «Таймыр» и «Вайгач», водоизмещением по 1200 т. Суда могли продвигаться в сплошных льдах толщиной до полуметра и ломать лед метровой толщины. Быстроходности от них не требовалось, так как исследовательские работы обычно производятся на «малых ходах».

Оба ледокола должны были работать вместе, чтобы при случае помогать друг другу. Это были военные корабли. На каждом из них находилось по 50 человек личного состава. Судовым врачом на ледокол «Таймыр» был назначен автор этой статьи (Леонид Михайлович Старокадомский. — Ред.).

На этой карте видно, что путь до Владивостока вдоль северных берегов нашей Родины в два с лишним раза короче, чем вокруг Западной Европы и юга Азии.
На этой карте видно, что путь до Владивостока вдоль северных берегов нашей Родины в два с лишним раза короче, чем вокруг Западной Европы и юга Азии.

Ледоколы были снабжены самыми совершенными приборами для исследований, какими только располагало в то время мореплавание. Намечалась большая программа изучения жизни моря. На кораблях имелись специальные приспособления для ловли и сбора придонных морских животных и планктона.

Исследование Северного морского пути сперва предполагали начать с запада, но позднее признали целесообразным вести работы со стороны Берингова пролива.

Экспедиция была рассчитана на пять лет. По намеченному плану каждое лето суда должны были выходить в Ледовитый океан, проводить там исследования, продвигаясь постепенно все дальше на запад, а осенью возвращаться обратно во Владивостокский порт на зиму.

«Таймыр» и «Вайгач» направились во Владивосток обычным путем — через тропические моря.

В июле 1910 г. корабли дошли до Владивостока и тут же отправились в Ледовитый океан. В 30 милях от селения Уэлен они встретили сплоченный лед, и суда не смогли продвигаться далее на запад. Пришлось прервать работу до следующего лета.

В 1911 г. экспедиция описывала берега до устья р. Колымы, а в 1912 г. исследовала трассу до устья р. Лены и дальше до о-ва Петра, расположенного у восточного берега п-ва Таймыр. В 1913 г. предполагалось пройти мимо мыса Челюскин и обогнуть п-ов Таймыр. Но сделать это не удалось: путь на запад преградил сплошной лед большой толщины.

1 сентября 1913 г. «Таймыр» и «Вайгач» остановились в 12 милях от мыса Челюскин. От него суда отделяла непроходимая преграда — ледяное поле. Появление сплошного ледяного поля в этом районе было трудно объяснить. Глубины здесь достигали 200 м, а при такой глубине лед свободно движется по ветру и течению.

Экспедиции пришлось направиться вдоль края льда на север, чтобы обогнуть ледяное поле и таким путем подойти к п-ву Таймыр. Часа через три после начала движения на север справа от курса неожиданно показалась низменная полоса земли, полузанесенная снегом.

Ледокол «Вайгач». Не имея возможности пробиться сквозь тяжелые льды на запад, в октябре 1914 г. недалеко от мыса Челюскин «Таймыр» и «Вайгач» остановились на зимовку. Во время зимовки постоянно велись метеорологические наблюдения.
Ледокол «Вайгач». Не имея возможности пробиться сквозь тяжелые льды на запад, в октябре 1914 г. недалеко от мыса Челюскин «Таймыр» и «Вайгач» остановились на зимовку. Во время зимовки постоянно велись метеорологические наблюдения.

Этот новый, неизвестный ранее, остров к северо-востоку от мыса Челюскин впоследствии назвали Малым Таймыром.

Далее корабли шли в обширной полынье, среди разбитого льда, близ кромки ледяного поля. Скоро навстречу стали попадаться огромные ледяные горы — айсберги — высотой до 10—12 м. Мы видели их около двух десятков. Никто из полярных исследователей никогда ранее не встречал айсбергов вблизи п-ва Таймыр. Откуда они? Это было загадкой для участников экспедиции.

С тех пор прошло много лет, но я хорошо помню ночь со 2 на 3 сентября. Спать не хотелось. Светало, но горизонт еще закрывала мгла. И вдруг я стал различать смутные очертания высокого берега. Не ошибся ли я? В Ледовитом океане часты такие обманы зрения. Кажется, что вдали берег, а оказывается, что это облако или стена тумана. Но вскоре я убедился, что вижу перед собой высокий гористый берег, а на горах — снежные пятна. Едва сдерживая волнение, я разбудил начальника экспедиции. Оказалось, что мы открыли острова Северной Земли.

Мы подошли к большому острову. Команде «Таймыра» поручили описать северные, а «Вайгача» — южные берега острова.

Ледокол «Таймыр» на зимовке
Ледокол «Таймыр» на зимовке

На юго-восточную оконечность открытого острова с «Вайгача» отправилась партия для астрономических наблюдений. На низменной прибрежной части острова, покрытой галькой, местами виднелся мох бурого цвета. Усеянный обломками скал, берег протянулся на километр до самых гор. С них дул порывистый теплый ветер. Температура воздуха достигала 14°, тогда как над морем она была всего 1°.

Животных встретить не удалось, но мы видели следы оленей, песцов и белых медведей.

Суда прошли вдоль восточных берегов Северной Земли до ее северного окончания; обойти вокруг островов помешали сплошные льды.

Попытка пробиться к западному берегу острова не увенчалась успехом: помешал сплоченный лед. Удалось нанести на карту только часть восточного берега.

В следующем, 1914 г. экспедиция продолжала исследования, описав южный берег ближайшего к материку крупного острова. Дальнейшему изучению Северной Земли снова помешали ледовые условия. В октябре 1914 г., не имея возможности пробиться на запад сквозь тяжелые льды, «Таймыр» и «Вайгач» остановились на зимовку недалеко от мыса Челюскин. Во время зимовки постоянно велись метеорологические наблюдения.

В конце лета 1915 г. ледоколы прошли в Белое море и достигли Архангельска.

Экспедиция произвела опись берега материка и прилегающих к нему островов от Берингова пролива до устья р. Енисея. Она определила береговые астрономические пункты, что дало возможность уточнить на карте очертания берега. На всем пути измерялись глубины, изучались направление и скорость морских течений и приливо-отливные явления. Удалось составить достаточно точные мореходные карты и лоции.

Когда суда становились на якорь, на дно опускали драгу или трал, которые обычно доставляли обильные уловы придонных животных.

При более продолжительных остановках судна несколько членов экспедиции собирали на берегу наземных животных и растения.

Экспедиции удалось привезти хорошие зоологические коллекции. Были получены новые сведения о климате, состоянии и распространении льдов в совершенно не исследованных ранее районах Арктики.

Кроме архипелага Северная Земля и о-ва Малый Таймыр, экспедиция открыла о-в Старокадомского и в группе о-вов Де-Лонга — о-ва Вилькицкого и Жохова. Материалы экспедиции облегчили освоение северной морской трассы.

«Светало, но горизонт еще закрывала мгла. И вдруг я стал различать смутные очертания высокого берега... мы открыли острова Северной Земли».
«Светало, но горизонт еще закрывала мгла. И вдруг я стал различать смутные очертания высокого берега... мы открыли острова Северной Земли».

Только в 1930—1932 гг. группе советских полярников во главе с Г. А. Ушаковым удалось провести исследование Северной Земли. Два года героически трудилась исследовательская партия на этих необитаемых островах. Оказалось, что Северная Земля состоит из четырех крупных островов и ряда мелких. Самый большой — о-в Октябрьской Революции, следующий по величине — о-в Большевик и затем о-ва Комсомолец и Пионер.

По своему геологическому строению Северная Земля — продолжение п-ва Таймыр, от которого она отделилась, вероятно, в послеледниковое время.

Ледники на островах Северной Земли занимают 42% площади. Сползая в океан, они и образуют айсберги, так удивившие нашу экспедицию.