Полеты через Северный полюс. Полет В. П. Чкалова (начало)


Опыт работы полярников показал, что только авиация способна преодолеть все преграды суровой природы Ледовитого океана и проникнуть в самые сокровенные уголки Арктики. Но для преодоления огромных пространств требуются самолеты, способные пролетать большие расстояния без посадки.

В 1934 г. советская промышленность выпустила самолет АНТ-25, на котором летчик М. М. Громов установил мировой рекорд дальности полета по замкнутой кривой, покрыв расстояние в 12 211 км.

Самолет В. П. Чкалова на пути в Америку через Северный полюс. (Рисунок Н. А. Шишловского, гравировал Л. С. Быков.)
Самолет В. П. Чкалова на пути в Америку через Северный полюс. (Рисунок Н. А. Шишловского, гравировал Л. С. Быков.)

Валерий Павлович Чкалов, Александр Васильевич Беляков и я 1 решили просить правительство, чтобы оно разрешило нам совершить перелет через полюс на самолете АНТ-25. Мы получили разрешение, и старт полета был назначен на 18 июня 1937 г.

По сигналу — зеленой ракете стартера (дающего сигнал к отправлению) — из-под колес самолета убрали колодки. Чкалов начал взлет. АНТ-25 стал медленно спускаться с горки, которой начиналась бетонная полоса, специально сделанная для этой машины. Мотор быстро вращал трехлопастный металлический воздушный винт, 11-тонный самолет с каждой секундой ускорял бег и наконец повис в воздухе.

Время 1 час 06 минут по Гринвичу (4 часа 06 минут по московскому). Я убрал шасси, обнял Чкалова за мастерской взлет и пошел к штурманскому столику, чтобы сделать первую запись о времени взлета.

Внизу серебрились утренние туманы. Давно уплыли из-под крыла Калязин и Кашин.

Начался озерно-болотистый район. Высота 1200 м. Под нами г. Череповец, в котором когда-то учился Валерий Павлович.

На небе появилось множество веерообразных перистых облаков. Чкалов набрал высоту 2000 м, как того требовал график полета.

Отсидев 8 часов за рулем, Чкалов пошел отдыхать. Я сел за штурвал. Наружный термометр показывал минус 4°. Солнце тускло просвечивало из-за темного верхнего слоя облачности.

Это не предвещало ничего хорошего. Метеорологи были правы, предсказав первый циклон в районе Кольского п-ва. Наш самолет со всех сторон окутала облачность. Для полета в облаках, или, как говорят летчики, «вслепую», у нас много прекрасных приборов на доске пилота. В долю секунды нужно суметь рассмотреть их показания и сообразить, в каком положении находится самолет, какие нужно сделать движения рулями, чтобы привести все к норме. При достаточном опыте этот полет не представляет большой сложности.

Воздушный шар Андре. Первую попытку завоевания Северного полюса с воздуха сделал швед Андре
Воздушный шар Андре. Первую попытку завоевания Северного полюса с воздуха сделал швед Андре. Летом 1897 г. с Шпицбергена он вылетел на воздушном шареЮрел» и вскоре был вынужден сделать посадку на лед. Андре и два его спутника погибли. Через 33 года на острове Белый случайно были обнаружены остатки экспедиции Андре. Среди вещей воздухоплавателей была обнаружена фотопленка, которую удалось проявить. Этот снимок Андре сделал сразу же после аварийной посадки на лед.

Нас тревожило другое — обледенение, возможное при полете в облаках. Этот враг был самым опасным для нашего самолета, так как АНТ-25 не имел специальных устройств против обледенения.

Что будет с самолетом, если его крылья основательно покроются льдом? В лучшем случае он начнет терять высоту и пойдет вниз. В худшем — потеряет скорость и развалится в воздухе.

Вскоре грубая тряска носовой части самолета дала понять, что начал обледеневать воздушный винт. Переднее стекло кабины летчика затянуло пленкой льда. Появилась белесая полоса на передней кромке крыльев.

Чкалов почувствовал тревожные удары самолета и пробрался ко мне.

Я повернул к нему лицо и понял без слов — вверх!

Валерий Павлович знал, что самолет очень тяжел для того, чтобы забраться на большую высоту, но попытаться следовало.

Чкалов стал накачивать насосом воздух, чтобы создать давление в антиобледенительной системе воздушного винта.

Я открыл капельник. Жидкость стала поступать на лопасти винта. Потянуло запахом спирта. Тряска винтомоторной группы быстро прекратилась.

Теперь мы могли максимально увеличить обороты мотора и начать подъем вверх.

Как же медленно полз наш АНТ-25!

Целых пять минут мы набирали 500 м, пока не выскочили за верхний слой облачности на высоте 2500 м. Мы обрадовались сияющему солнцу. Под его яркими лучами лед быстро выветривался, ломался и слетал со стекол кабины, крыльев, фюзеляжа 2 и антенны.

Внизу поплыли бесконечные просторы белой пустыни облаков. Потом сквозь облака еле уловимо для глаза показались холодные волны Баренцева моря.

Полет продолжался уже 13 часов, из которых 3 часа мы шли, не видя земли.

Проверив установку солнечного указателя курса, я принял вахту штурмана.

Оказалось, нас сносило вправо.

Высота 3000 м, температура минус 10°. Внизу — все та же бескрайняя облачность.

Старт самолета АНТ-25 с московского аэродрома.
Старт самолета АНТ-25 с московского аэродрома.

Приближался новый циклон. Чкалов постепенно набирал высоту до 4000 м, стараясь миновать облачность легким уклонением вправо.

В 17 часов я сменил командира, у которого начало сильно ломить ноги. Лицо Чкалова осунулось. Видимо, сказывался недостаток кислорода.

В 17 часов 15 минут на высоте 4000 м самолет врезался в плотную стену темной облачности. Вновь начался слепой полет. Мы думали, что на этот раз обойдется без обледенения, так как температура воздуха была очень низкая — минус 24°. Но наши предположения и надежды не оправдались: самолет стал обледеневать. Чкалов уже был рядом со мной и помогал пустить антиобледенитель винта в действие. Мы вновь увеличили обороты мотора и метр за метром набирали высоту. За двадцать минут нам удалось набрать всего 150 м. Но на высоте 4150 м мы вышли за облачный слой.

Самолет освобождался ото льда в течение целого часа полета под солнцем. Борьба с этим циклоном дорого обошлась нам: антиобледенительной жидкости для винта осталось совсем немного.

Вот и архипелаг Земля Франца-Иосифа. На сотни километров вокруг под солнцем сияло царство льда и снега.

Беляков нашел в эфире сигналы с радиомаяка о-ва Рудольфа и дал поправку курса. Чкалов вел самолет на высоте 4300 м, выполняя указания штурмана.

Г. Ф. Байдуков в кабине самолета несет вахту штурмана.
Г. Ф. Байдуков в кабине самолета несет вахту штурмана. В течение всего перелета по радио поддерживалась связь с землей. Непрерывно велся штурманский журнал, в котором подробно описывалось все, что было видно на земле по трассе полета, погода и события, происходившие на самолете во время полета.

С каждым часом полета мы приближались не только к географическому полюсу, но и к району магнитного полюса. Предполагалось, что вблизи магнитного полюса обычные магнитные компасы будут непригодны. На самолете установили компасы других систем, в том числе гиромагнитный, радиокомпас и солнечный указатель курса (СУК). На этом участке главным компасом стал СУК, который не зависит от земных явлений. Солнце по-прежнему помогало нам держать нужный курс к полюсу.

Наступило 19 июня. Утро. Вот мы достигли полюса. Гигантская ледяная пустыня с трещинами и разводьями. Где-то под нами на льдине — четверка советских ученых, изучающих Арктику. Привет вам, друзья! Спасибо за сведения о погоде!

В 5 часов 10 минут Беляков передал в штаб перелета следующую радиограмму:

«Мы перевалили полюс. Попутный ветер. Льды открыты — белые ледяные поля с трещинами н разводьями. Настроение бодрое».

Начинался район, которому присвоено название Полюса неприступности; он тянется до берегов Канады. Здесь еще никогда не летал самолет.

Беляков переставил солнечный указатель курса так, чтобы можно было вести самолет в Америку по 123-му меридиану. Одновременно штурман запиской предупредил, чтобы мы вели самолет только по солнечному указателю курса. Чкалов сменил меня на вахте летчика. Еще три часа мы мчались над льдами района Полюса неприступности при отличной погоде и никак не могли понять, что в этом районе неприступного.

Мы уже сильно устали от длительного пребывания на большой высоте. В 9 часов 40 минут Чкалов попросил сменить его. Когда я занял место летчика, высотомер показывал 5000 м.