Роберт Скотт


Служба на флоте считалась традицией в старинной английской семье Скотт. По примеру своих предков Роберт Скотт стал военным моряком. Уже 18-ти лет он плавал мичманом на корабле «Бадиша», а через два года, в 1888 г., сдал экзамены на звание младшего лейтенанта. Так началась морская карьера будущего путешественника.

Когда английское правительство приняло решение об организации антарктической экспедиции, то возглавить ее пригласили Роберта Скотта. Он был уже известен как опытный моряк. Кроме того, молодого офицера интересовали научные исследования в полярных районах.

Роберт Скотт.
Роберт Скотт.

Экспедиция была хорошо снаряжена; по специальным чертежам построили судно «Дисковери», приспособленное для научной работы и плавания во льдах. Офицерский и научный состав экспедиции подобрали из опытных военных моряков и известных ученых, в прошлом изучавших полярные страны или плававших в полярных морях.

В январе 1902 г. «Дисковери» благополучно достиг берегов Антарктиды и стал продвигаться вдоль Великого ледяного барьера Росса в восточном направлении. У восточной окраины ледяного барьера путь судну преградила неизвестная земля, названная Скоттом Землей Короля Эдуарда VII. Чтобы сделать несколько фотоснимков ледяного барьера, Скотт и его помощник Шеклтон поднимались на высоту 200 м на привязанном воздушном шаре.

Готовясь к зиме, Скотт построил на берегу дом, на случай если льды раздавят судно. Отсюда он предпринимал тренировочные поездки на собаках в глубь материка, а в ноябре 1902 г. даже отправился на покорение Южного полюса. Но сильные морозы, метели, рыхлый снег, покрывавший глубокие трещины, сильно затрудняли продвижение вперед. Путешественники, напрягая последние силы, проходили в день всего лишь по 7—8 км. От непосильного напряжения гибли собаки. Голод и снежная слепота причиняли отважным исследователям нестерпимые мучения. Но они продолжали упорно двигаться вперед, пока путь им не преградил отвесный ледяной обрыв. Все попытки обойти препятствие оказались тщетными; пришлось возвращаться. На обратном пути пали последние собаки и едва влачившим ноги путникам пришлось самим тащить сани.

Летом «Дисковери» не удалось пробиться сквозь окружавшие его льды и выйти на чистую воду. В течение второй зимовки исследовательские работы на материке продолжались. Только при помощи динамита в феврале 1904 г. «Дисковери» удалось освободиться из ледяного плена и вернуться в Англию. Изданные научные труды экспедиции заняли 12 объемистых томов. Они явились большим вкладом в науку и принесли участникам экспедиции заслуженную славу.

Мысль о достижении Южного полюса теперь не покидала капитана Скотта. Ведь он был уже на полпути к заветной цели!

Известный австрийский писатель Стефан Цвейг писал о Р. Скотте: «Как сталь тверда его воля, это обнаружилось еще до совершения подвига... Он снаряжает экспедицию, но ему не хватает средств. Это его не останавливает. Он жертвует своим состоянием и делает должное, уверенный в успехе... Ничто земное не может поколебать его воли».

В июне 1910 г. экспедиционное судно «Терра-Нова» отправилось в плавание к Антарктиде. На его борту — 65 участников экспедиции. Для путешествия по материку взяли 33 собаки, вывезенные из Сибири, 15 лошадей низкорослой маньчжурской породы, приобретенных в Северном Китае, и двое моторных саней. Скотт не знал, что Амундсен в это же время вместо Северного полюса направился па Южный полюс. Это стало ему известно, когда «Терра-Нова» случайно встретилась в Китовой бухте с норвежской экспедицией.

Предварительно по маршруту похода были сделаны промежуточные склады.

После тщательной подготовки в ноябре 1911 г. полюсная партия выступила в поход. Свирепствовали затяжные метели и сильные морозы, рыхлый снег сменялся дождями и туманами. На половине пути к полюсу пришлось лошадей застрелить. Как ни выносливы были лошади, они не могли двигаться по ледниковому покрову, местами почти сплошь разбитому глубокими трещинами. Точно так же моторные сани оказались совершенно непригодными для похода по льду и быстро вышли из строя. Собачьи упряжки Скотт отправил назад, чтобы на них в условленный срок встретили полюсную партию на обратном пути.

Корабль южно-полярной экспедиции Роберта Скотта «Терра-Нова».
Корабль южно-полярной экспедиции Роберта Скотта «Терра-Нова».

Одна за другой уходили назад обессиленные вспомогательные партии. Неизвестно было, дойдут ли они до базы; сил становилось все меньше, а до полюса еще сотни километров пути. Да еще какого пути! Начались крутые подъемы на плоскогорья. Скотт распорядился сложить все снаряжение на одни сани, в которые впряглись люди. Наконец последнее прощание с возвращающимися на базу товарищами — ив ледяной пустыне остаются пятеро: Скотт, Уилсон, Отс, Боуэрс и Эванс.

Путешественников терзает мысль: «Неужели Амундсен опередит их?» До полюса остается каких-нибудь два перехода.

«Теперь уже должны дойти»,— записывает Скотт в своем дневнике. И вот, когда измученные и истощенные от недоедания путники 17 января 1912 г. добрели до полюса, их постигло горькое разочарование: они увидели развевающийся по ветру норвежский флаг и остатки лагеря Амундсена. Как подкошенные они опустились на снег. «Вся история как на ладони,— записал Скотт,— норвежцы нас опередили и первыми достигли полюса. Ужасное разочарование, и мне больно за моих верных товарищей».

Нужно было скорее возвращаться. Но силы оставили путешественников. Нервный подъем, вызванный честолюбивыми стремлениями, сменился жестокой реакцией как раз тогда, когда требовалось напряжение всех физических и моральных сил.

На обратном пути случилось самое страшное: запасы пищи кончились. Обессиленные люди не могли тащить сани. Все были больны, обморожены. А трудности пути все увеличивались. Ежедневные переходы становились все короче и короче. Частые бури заставляли отлеживаться в палатке и расходовать последние остатки пищи. Сперва умерли двое спутников Скотта, затем один за другим погибли остальные. Они умирали, как герои: чувствуя приближение смерти, бесстрашный Отс, чтобы не быть в тягость товарищам, ушел из лагеря. Путешественники погибли в 11 милях от склада с продовольствием, где их ждали собачьи упряжки и верные друзья.

Капитан Скотт до последнего дня жизни вел дневник и писал письма жене и друзьям. Эти документы раскрывают перед нами картину гибели отважных и мужественных людей.

Последние минуты жизни Скотта были отравлены тревогой за судьбу семьи. Это отразилось в письмах к жене, матери, друзьям. В одном из писем он взывает о помощи: «Ради бога, не оставьте наших близких». В другом письме он писал: «Умирая, прошу вас, дорогой мой друг, быть добрым к моей жене и ребенку. Окажите мальчику помощь в жизни, если государство не захочет этого сделать. Мысли мои — о моей жене и сыне. Сделаете ли вы для них, что сможете, если страна не сделает?»

Оставшиеся на побережье участники экспедиции Роберта Скотта спустя лишь восемь месяцев смогли разыскать палатку с телами погибших героев.