B. Г. Белинский (1811—1848)


Что бы ни случилось с русской литературой, как бы пышно ни развивалась она, Белинский всегда будет ее гордостью». В этих немногих словах Н. А. Добролюбова ярко и точно выражено значение великого подвига, совершенного в истории русской культуры Виссарионом

Григорьевичем Белинским. Критик, историк литературы, публицист, философ, теоретик искусства — он всюду был прежде всего борцом за передовые идеалы своего времени, врагом самодержавия и крепостничества.

Еще в студенческие годы он написал трагедию «Дмитрий Калинин», направленную против крепостного права.

«Кто дал это гибельное право — одним людям порабощать своею властью волю других, подобных им существ, отнимать у них священное сокровище — свободу?» — восклицал Белинский устами своего героя Дмитрия Калинина.

Эта же мысль лежала и в основе критической деятельности Белинского — сначала на страницах журналов «Телескоп» и «Молва», а позднее в «Отечественных записках» и «Современнике». В своих статьях критик раскрывал и ставил на обсуждение самые острые вопросы современной общественной жизни России. Отнимать у искусства право служить общественным интересам, утверждал Белинский, — значит не возвышать, а унижать его, потому что это значит лишать его живой силы и делать его «игрушкой праздных ленивцев». Белинский учил, что литература, как и искусство в целом, должна служить целям освобождения человека, выражать стремления и чаяния народа, содействовать преобразованию действительности на разумных, социально-справедливых началах. Вместе с тем он требовал высокохудожественного мастерства, требовал того, чтобы литература была живым, образным воссозданием действительности.

Основоположник русской литературной критики, Белинский определял значение того или иного произведения в соответствии с требованиями действительности. Он резко осудил критику как выражение частных, случайных «мнений» и подвел под нее прочный научный фундамент, превратил ее в трибуну передовых идей. Белинский боролся за критику, которая, как и искусство, давала бы «ответы на вопросы времени». Вместе с писателями демократического лагеря он боролся за критику, которая воспитывала бы в читателе любовь к России, к ее народу.

Критика Белинского явилась теоретическим обобщением художественного опыта отечественной и зарубежной литературы. На материале творчества Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Кольцова, Тургенева, Гончарова, Достоевского и других писателей критик не только создал теорию реализма и народности, явившуюся высшим достижением мировой эстетической мысли первой половины XIX в., но и осветил пути дальнейшего развития русской литературы. В своих работах Белинский заложил основы научной истории русской литературы. Его характеристики многих писателей XVIII — XIX вв. до сих пор сохранили значение образца критического анализа — идейного и эстетического.

Особенно значительна заслуга Белинского в истолковании творчества Пушкина как основоположника новой русской литературы. Восторженно приветствовал В. Г. Белинский Лермонтова. Он писал: «В этой глубокой натуре, этом мощном духе все живет; им все доступно, все понятно... он поэт русский в душе — в нем живет прошедшее и настоящее русской жизни...»

Очень важную роль сыграл Белинский в судьбе Гоголя. Отмечая глубокую преемственную связь между Пушкиным и Гоголем, Белинский в Гоголе видел «поэта социального», открывающего собой новый этап в развитии русской литературы. Критик называл Гоголя «отцом», «главой и основателем» «натуральной школы», которая была колыбелью плеяды великих русских писателей: Герцена, Некрасова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Гончарова. Белинский стал теоретиком и вождем этой школы. Свою воинствующую принципиальную критику Белинский называл «прямой», в отличие от критики «уклончивой», оперирующей «осторожнейшими выражениями», трусливо избегающей выражать ясное отношение к явлениям искусства.

Гоголь был любимейшим писателем великого критика. Но когда несколько лет спустя Гоголь, находясь в состоянии духовного кризиса, выступил с реакционной книгой «Выбранные места из переписки с друзьями», Белинский подверг писателя беспощадной критике. Его знаменитое письмо к Гоголю, полное ненависти к самодержавно-крепостническому строю, широко распространялось в передовых кругах общества того времени и вошло в историю как один из самых замечательных документов русской общественной мысли, как «одно из лучших произведений бесцензурной демократической печати» (В. И. Ленин).

Истинно патриотическим чувством была проникнута каждая написанная Белинским строка. Определяя значение Белинского в истории русской общественной мысли, Чернышевский писал: «Немного найдется в нашей литературной истории явлений, вызванных таким чистым патриотизмом, как критика гоголевского периода». Белинский был горд своей принадлежностью к русской нации. Он знал ее героическое прошлое и предвидел ее великое будущее. В статье «Взгляд на русскую литературу 1846 года» он писал: «Да, в нас есть национальная жизнь, мы призваны сказать миру свое слово, свою мысль, но какое это слово, какая мысль — об этом пока еще рано нам хлопотать. Наши внуки или правнуки узнают это без всяких усилий напряженного разгадывания, потому что это слово, эта мысль будет сказана ими...»

Белинский отличался тончайшим литературным вкусом. В своих критических оценках он почти никогда не ошибался. Приговор, вынесенный им писателю, был безошибочным. Похвала — верным признаком того, что произведение написано подлинным талантом. Так им была предсказана большая литературная судьба Гоголя, Лермонтова, Некрасова, Тургенева, Гончарова, Достоевского (см. ст. об этих писателях). Он был критиком-учителем. Громадную силу его духовного влияния испытали на себе виднейшие русские писатели.

Белинский прошел сложный и не лишенный противоречий путь идейного развития. В решении некоторых философских проблем он иногда заблуждался, порой приходил к неверные выводам. Но когда он убеждался в своей неправоте, он честно подвергал свои заблуждения суровой критике. Белинский страстно искал правильную революционную теорию, которая могла бы помочь найти пути к коренному преобразованию современной ему действительности. В силу условий русской жизни того времени он не мог найти ее, но всю жизнь мечтал о той поре, когда «не будет богатых, не будет бедных, ни царей и подданных, но будут братья, будут люди...» Вся его деятельность была одухотворена благородным стремлением к социальной справедливости, к счастью народа.

Белинский был не просто литературным критиком в обычном значении этого слова. «Я в мире боец», — говорил он о себе. Он обладал удивительной способностью решать самые отвлеченные вопросы теории искусства под углом зрения коренных интересов народа. Революционный характер деятельности Белинского понимали и его идейные противники. Один из них писал: «Белинский был не что иное, как литературный бунтовщик, который, за неимением у нас места бунтовать на площади, бунтовал в журналах».

Современники Белинского в своих воспоминаниях и письмах донесли до нас живой облик великого критика, его глубокую честность и принципиальность, искренность и страстность его убеждений. Больной, пораженный тяжким недугом, он не щадил себя в борьбе против своих многочисленных идейных противников. «В этом застенчивом человеке, в этом хилом теле обитала мощная гладиаторская натура», — писал Герцен в «Былом и думах».

Царское правительство готовило расправу над вождем русской демократии, но постоянная нужда, бесконечная борьба с реакционно!! цензурой, изнуряющая болезнь свели Белинского в могилу раньше, чем николаевским жандармам удалось похоронить его в каземате Петропавловской крепости. Многие замыслы великого критика так и остались неосуществленными — и среди них его планы создания критической истории русской литературы.

Деятельность Белинского имела огромное историческое значение. Он явился подлинным основоположником русской научной критики. В течение нескольких десятилетий Белинский продолжал оставаться духовным вождем освободительного движения России. Его имя было знаменем в борьбе против ненавистного помещичьего строя, символом стойкости и мужества в служении своему народу.