Литература второй половины XIX в.


Тургенев и Достоевский, Герцен и Салтыков-Щедрин, Некрасов и Островский, Лев Толстой и Чехов... Кажется невероятным, почти чудом, что все эти крупнейшие художники слова были не только соотечественниками, во и современниками.

«Никто в Европе не создавал столь крупных, всем миром признанных книг — писал Горький, — никто не творил столь дивных красот при неописуемо трудных условиях».

Условия, в которых приходилось жить и работать русским писателям второй половины XIX столетия, были действительно очень тяжелыми. Несмотря на то что крепостное право в 1861 г. было отменено, в стране, как и раньше, хозяйничали помещики. А рядом с ними появлялось все больше предпринимателей — буржуа, не менее жестоко угнетавших трудовой народ. Хотя нараставшее недовольство народных масс, эхом отзываясь в широких слоях русского общества, усиливало демократическое движение, Россия по-прежнему страдала под гнетом царизма, который душил всякое свободное слово, живую мысль, духовно порабощал и калечил человека.

В обстановке неимоверного политического гнета литература «сосредоточивала» но выражению Н. Г. Чернышевского, «всю умственную жизнь народа» и всегда шла в авангарде освободительного движения.

Как бы ни были различны взгляды русских художников слова, их всех объединяло стремление разрешить острые и жгучие вопросы, стоявшие перед русским обществом. В поисках ответа писатели обращались к самой действительности, изучали, анализировали ее, настойчиво пытались разобраться в переплетении хорошего и дурного. И они создавали произведения, в которых чрезвычайно глубоко, верно изображалась жизнь во всей ее сложности и противоречивости, в ее наиболее существенных чертах. Такие произведения называются реалистическими. Беспощадно правдивое изображение жизни было в ту эпоху связано прежде всего с критикой насквозь прогнившего самодержавно-крепостнического строя. Вот почему реализм прошлого века получил наименование критического. Вторая половина XIX в. и была эпохой расцвета русского критического реализма.

В середине 50-х гг. Россия переживала необычайно мощный общественный подъем.

Царское правительство вынуждено было начать подготовку крестьянской реформы, вокруг которой развернулась идейно-политическая и литературная борьба. Интересы миллионных народных масс в этой борьбе выражали революционеры-демократы. Эти «народные заступники», как называл их Некрасов, продолжая революционные традиции декабристов, были, в отличие от них, сторонниками крестьянской революции, «звали Русь к топору». В. И. Ленин говорил о деятельности этих людей как о новом, втором этапе освободительного движения в стране. Вождем революционных демократов был Чернышевский (см. ст. «Н. Г. Чернышевский»), а их журналом — «Современник», редактировавшийся Некрасовым.

Критическая деятельность Чернышевского и его ближайшего соратника Добролюбова (см. ст. «Н. А. Добролюбов») способствовала проникновению в литературу передовых, освободительных идей, дальнейшему углублению и развит к реализма.

В атмосфере общественного подъема, напряженной идейной борьбы русскими писателями-реалистами было создано небывалое количество выдающихся художественных произведений: «Война и мир» и «Анна Каренина» Толстого, «Преступление и наказание» Достоевского, «Отцы и дети» Тургенева, «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова, «Гроза» Островского, «Обломов» Гончарова, «Что делать?» Чернышевского, «Былое и думы» Герцена, «История одного города» и «Господа Головлевы» Салтыкова-Щедрина (см. ст. об этих писателях). В этих произведениях, в полном смысле слова классических, наиболее ярко воплотились характерные черты русской литературы: высокие гражданские чувства, широта изображения жизни, глубокое раскрытие основных ее противоречий. Беспощадно разоблачая угнетателей народа — помещиков, буржуазных дельцов, крупных чиновников, — русские писатели противопоставляли им людей труда, в которых ничто не убило лучших человеческих качеств: трудолюбия и самоотверженности, искренности и душевной чистоты. С глубоким сочувствием изображались в русской литературе и те люди из имущих классов, которые тяготились своим существованием, стремились к какой-то иной, полной и осмысленной жизни.

В 60—70-е гг. в литературу пришел новый отряд талантливых писателей-реалистов: Н. С. Лесков (1831 — 1895), Н. Г. Помяловский (1835—1863), Г. И. Успенский (1843—1902). В эти годы выступали и талантливые поэты-романтики, как Фет (см. ст. «А. А. Фет»), А. Н. Майков (1821 — 1897), Я. П. Полонский (1819—1898), но они были сторонниками так называемого «чистого искусства», и их творчество привлекало к себе меньшее общественное внимание.

Главенствующее положение русский реализм сохранял и в 80—90-е гг., сложную, переходную эпоху, когда под напором развивающегося капитализма рушились вековые устои крепостнической Руси. В это время продолжалась литературная деятельность Л. Толстого, создавшего одно из крупнейших своих произведений — роман «Воскресение», Глеба Успенского, Салтыкова-Щедрина. Огромную роль играл и журнал Некрасова и Щедрина «Отечественные записки», закрытый в 80-х гг. после разгрома революционного движения народников.

В последние десятилетия XIX в. выдвинулись новые крупные таланты: В. М. Гаршин (1855 — 1888), Короленко (см. ст. «В. Г. Короленко») и прежде всего Чехов (см. ст. «А. П. Чехов»). Эти художники сумели увидеть и показать, что недовольство жизнью стало в России всеобщим, что протест зреет даже в душах маленьких, ранее униженных, забитых людей. И ощущение, что «больше так жить невозможно» (Чехов), вызывало в творчестве писателей 80—90-х гг. возвышенные, романтические предчувствия лучшего будущего. Эти предчувствия пронизывают наиболее зрелые рассказы и пьесы Чехова, они явственно ощутимы в повести Короленко «Слепой музыкант», в «Красном цветке» Гаршина и многих других произведениях. Чехов, Короленко, Гаршин в какой-то мере подготовляли революционный романтизм раннего творчества Горького (см. ст. «Максим Горький»), ставшего впоследствии основоположником социалистического реализма.

Заслуги критического реализма в России огромны, но в то же время ему была присуща и некоторая ограниченность. Писатели, жившие в эпоху, когда освободительное движение еще не стало массовым, естественно, не видели с достаточной ясностью, в каком направлении развивается жизнь. Поэтому они не могли указать читателям истинного пути, который привел бы страну к избавлению от гнета и насилия. Вот почему даже лучшие их герои были большей частью жертвами жизни. Это можно сказать не только о так называемых «лишних людях»: тургеневском Рудине, Бельтове в романе Герцена «Кто виноват?», не только о чеховском Астрове, труженике и мечтателе, но и о суровом, непреклонном Базарове и даже о «народном заступнике» Грише Добросклонове, которому судьба готовила «чахотку и Сибирь». И сами писатели, подобно лучшим своим героям, страстно желали заглянуть в будущее, постоянно и настойчиво искали ответ на вопрос, как сделать человека счастливым, как помочь ему избавиться от гнета и страданий. Их жизнь, полная глубоких раздумий, идейных кризисов, душевных драм, была настоящим подвигом.

Но не только страстная идейность и глубина содержания отличали лучшие произведения русской литературы XIX в. Крупнейшие русские писатели были подлинными волшебниками слова, каждый из них был, по выражению Горького, «воистину индивидуален». Проза Тургенева, передающая тончайшие оттенки душевных переживаний - смелые, неожиданные, подчас фантастические гиперболы сатир Щедрина; красочная, образная народная речь в поэзии Некрасова; внутренние монологи героев Толстого, раскрывающие, тайны человеческой души; внешне незначительные, но меткие и выразительные детали новелл Чехова — все эти художественные открытия русских писателей-классиков обогатили мировую литературу и явились, как сказал В. И. Ленин о творчестве Толстого, «шагом вперед в художественном развитии человечества».