Н. А. Некрасов (1821—1878)


Вeликий русский поэт Николай Алексеевич Некрасов родился 10 декабря 1821 г. в местечке Немирове, Каменец-Подольской губернии.

Его отец, Алексей Сергеевич, небогатый помещик, служил в то время в армии в чине капитана. Через три года после рождения сына он, выйдя в отставку майором, навсегда поселился в своем родовом ярославском имении Грешневе.

Здесь, в деревне, неподалеку от Волги, среди бесконечных полей и лугов, поэт провел все свое детство.

Барский дом стоял у самой дороги, а дорога была в ту пору многолюдной и бойкой — большая ярославско-костромская дорога. Выбравшись тайком за ограду усадьбы, мальчик знакомился с рабочим народом — с печниками, малярами, кузнецами, землекопами, плотниками, переходившими из деревни в деревню, из города в город в поисках работы. Вместе с другими ребятами он жадно слушал рассказы и песни этих бывалых людей. Так народная жизнь и богатая, меткая народная речь стали близки Некрасову с самого раннего детства.

Детские воспоминания Некрасова связаны с великой русской рекой Волгой, которой он потом посвятил столько восторженных и нежных стихов. «Благословенная река, кормилица народа!» — говорил он о ней.

Но здесь же, на этой «благословенной реке», ему довелось испытать первое глубокое горе. Однажды он бродил по берегу в жаркую пору и вдруг услышал какие-то стоны и вслед за тем увидел бурлаков, которые брели вдоль реки,

 

Почти пригнувшись головой
К ногам, обвитым бечевой...

 

Они стонали от невыносимо тяжелой работы. Мальчик долго бежал вслед за бурлаками и, когда они расположились на отдых, приблизился к их костру. Он услышал, как один из бурлаков, больной, замученный трудом, сказал товарищам: «А кабы к утру умереть — так лучше было бы еще...»

Слова больного бурлака взволновали Некрасова до слез:

 

О, горько, горько я рыдал,
Когда в то утро я стоял
На берегу родной реки,
И в первый раз ее назвал
Рекою рабства и тоски!

 

В этом впечатлительном мальчике очень рано проявилось то страстное отношение к людским страданиям, которое и сделало его великим поэтом. Казалось бы, беззаботный дворянский ребенок, он стал уже в те ранние годы не по-детски задумываться над жестокостью окружающей жизни.

По той самой дороге, которая проходила мимо усадьбы Некрасовых, часто гнали в Сибирь арестантов, закованных в железные цепи. Будущий поэт на всю жизнь запомнил «печальный звон — кандальный звон», раздававшийся над этой «проторенной цепями» дорогой.

Рано открылось ему «зрелище бедствий народных». Дома, в родной семье, ему жилось очень горько. Его отец, Алексей Сергеевич, был одним из тех помещиков, каких тогда было множество: невежественный, грубый и буйный. Он угнетал всю семью и нещадно бил своих крестьян. Это доставляло мальчику много тяжелых страданий.

Мать поэта, любящая, добрая женщина, бесстрашно заступалась за крестьян. Защищала она и детей от побоев сердитого мужа. Его это так раздражало, что он набрасывался с кулаками и на жену. Она убегала от своего мучителя в дальнюю комнату и брала с собою любимого сына. Мальчик видел ее слезы и горевал вместе с ней.

Кажется, не было другого поэта, который так часто, с такой благоговейной любовью воскрешал бы в своих стихах образ матери. Этот трагический образ увековечен Некрасовым в стихотворениях «Родина», «Мать», «Рыцарь на час», «Баюшки-баю», «Затворница», «Несчастные» и других. Задумываясь в детстве о печальной судьбе матери, он уже в те годы научился сочувствовать всем бесправным, угнетаемым женщинам современной ему России. По словам Некрасова, именно под влиянием воспоминаний о матери им написано столько произведений, протестующих против угнетения женщин («Тройка», «В полном разгаре страда деревенская», «Мороз, Красный нос» и другие).

Но читая все эти стихотворения Некрасова, мы чувствуем в них не только жалость к страдающим. Его любовь к угнетенным всегда сочеталась с ненавистью к их угнетателям.

Когда Некрасову исполнилось десять лет, его отдали в ярославскую гимназию. Учителя в гимназии были плохие; они требовали от учеников только зубрежки и за всякую провинность секли их розгами.

 

...Придешь, бывало, в класс
И знаешь: сечь начнут сейчас, —

 

вспоминал поэт про свои школьные годы. Ничему путному такие учителя не могли научить любознательного, богато одаренного мальчика. Некрасов не кончил гимназии. Он ушел из пятого класса, так как отец отказался вносить плату за его обучение.

В эти годы мальчик полюбил книги. Они заменили ему школу. С жадностью прочитывал он все, что мог раздобыть в провинциальной глуши. Но этого ему было мало, и вскоре он задумал уехать из деревни в Петербург, чтобы поступить в университет, стать студентом.

Некрасову шел семнадцатый год, когда он покинул родительский дом и в ямщицкой телеге впервые приехал в столицу. Приехал не с пустыми руками: при нем была большая тетрадь его полудетских стихов. Уже несколько лет Некрасов тайком сочинял стихи и теперь мечтал напечатать их в столичных журналах.

В Петербурге Некрасову жилось очень трудно. Отец хотел, чтобы сын поступил в военную школу, а сын стал хлопотать, чтобы его приняли в университет. Отец рассердился и заявил, что не вышлет ему больше ни копейки. Юноша остался без всяких средств к жизни. С первых же дней по приезде в столицу Некрасову пришлось добывать себе пропитание тяжелым трудом. «Ровно три года, — вспоминал он впоследствии, — я чувствовал себя постоянно, каждый день голодным. Приходилось есть не только плохо, но и не каждый день...»

Поселился он в убогой каморке, которую снимал с одним товарищем. Однажды им нечем было заплатить за эту каморку, и хозяин выгнал их на улицу.

Ютясь то на чердаке, то в подвале, без хлеба, без денег, без обуви, Некрасов на себе испытал, каково живется бедноте и как обижают ее богатые люди.

Некоторые из своих ранних стихов ему удалось напечатать в журналах. Увидев, что у него есть талант, петербургские книготорговцы стали ради наживы заказывать ему разные книжки, за которые платили гроши. Некрасов, чтобы не умереть с голоду, сочинял для них всевозможные стихи и рассказы, писал день и ночь, не разгибая спины, и все же оставался бедняком.

Около этого времени Некрасов познакомился и близко сошелся с великим русским критиком, революционным демократом Виссарионом Григорьевичем Белинским, который полюбил юного поэта за его непримиримую злобу и ненависть к угнетателям трудового народа. Белинский стал подолгу беседовать с ним. Некрасов понял, что ограбление трудящихся есть многовековая система, узаконенная государственным строем. Ему стало ясно, что все благополучие «сильных и сытых» основано на эксплуатации миллионов трудящихся, закабаленных крепостниками-помещиками и нарождающейся в стране буржуазией. Помня о тягостных впечатлениях детства, он под влиянием Белинского окончательно решил отдать всю свою жизнь, весь свой талант на борьбу с этим бесчеловечным порядком.

Белинский требовал от современных писателей правдивого, реалистического изображения русской действительности. Некрасов и был таким писателем. Он обратился к реальным сюжетам, подсказанным ему подлинной жизнью, стал писать проще, без всяких прикрас, о самых, казалось бы, обычных явлениях жизни, и тогда в нем сразу проявился его свежий, многосторонний и глубоко правдивый талант.

В 1847 г. Некрасову, взявшему в аренду журнал «Современник», удалось превратить его вместе с Белинским в боевой печатный орган, на страницах которого он начал печатать произведения самых передовых и даровитых писателей, какие только были в то время: Герцена, Тургенева, Гончарова и многих других. Эти писатели тоже ненавидели рабство и желали родине свободы и счастья. Там же, в «Современнике», Некрасов помещал и свои стихотворения. В них он с негодованием писал о жестоких обидах, которые приходилось терпеть при царе трудовому народу.

Вся лучшая молодежь того времени стала с восторгом читать «Современник». А правительство царя Николая I возненавидело и Некрасова, и его журнал. Поэту не раз угрожала тюрьма, но он бесстрашно продолжал свое дело.

После смерти Белинского он нашел себе новых товарищей для работы в журнале — учеников Белинского и продолжателей его дела— великих революционных борцов Чернышевского и Добролюбова. Под их руководством «Современник» стал еще бесстрашнее и последовательнее призывать к революции.

Влияние «Современника» росло с каждым годом, но вскоре над ним разразилась гроза.

В 1861 г. умер Добролюбов. Через год был арестован и (после заключения в крепости) сослан в Сибирь Чернышевский. Правительство, вступившее на путь мстительной расправы со своими врагами, решило уничтожить ненавистный журнал. Вначале оно приостановило издание «Современника» на несколько месяцев (1862), а потом прекратило его издание совсем (1866).

Долго существовать без журнала Некрасов не мог. Не прошло и двух лет, как поэт взял в аренду журнал «Отечественные записки»; в качестве соредактора он пригласил великого сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина.

«Отечественные записки» стали таким же боевым журналом, как и «Современник»; они следовали революционным заветам Чернышевского, в них впервые проявился во всей своей мощи сатирический гений Салтыкова-Щедрина.

Цензура преследовала «Отечественные записки», и Некрасову (совместно с Салтыковым) приходилось вести с нею такую же упорную борьбу, как и во времена «Современника».

Начиная с 1855 г. наступил наивысший расцвет творчества Некрасова. Он закончил поэму «Саша», где заклеймил презрением так называемых «лишних людей», т. е. либеральных дворян, выражавших свои чувства к народу не делами, а пустыми фразами. Тогда же написаны им такие произведения, как «Забытая деревня», «Школьник», «Несчастные», «Поэт и гражданин». В этих произведениях Некрасова обнаружились его могучие силы народного певца и защитника интересов народа.

Когда в 1856 г. вышло первое собрание его стихов, эта книга имела огромный успех— такой же, как в свое время «Евгений Онегин» и «Мертвые души». Царская цензура, испугавшись ее популярности, запретила газетам и журналам печатать о ней хвалебные отзывы.

Стихи Некрасова написаны прекрасным, певучим, замечательно богатым и в то же время очень простым языком, тем самым, которому поэт научился еще в детские годы, живя в ярославской деревне. Когда мы читаем у него:

 

Стала скотинушка в лес убираться,
Стала рожь-матушка в колос метаться,—

 

мы чувствуем, что это подлинная, живая народная речь. Как хороши, например, здесь два слова: рожь-матушка, выражающие любовь и даже нежность крестьянина к тем долгожданным колосьям, которые он с таким упорным трудом взрастил на своей скудной земле!

Много в поэзии Некрасова ярких, метких и чисто народных выражений. Он говорит о ржаных колосьях:

 

Стоят столбы точеные,
Головки золоченые.
И о свекле, которую только что выдернули из земли:
Точь-в-точь сапожки красные
Лежат на полосе.

 

О весеннем солнце, окруженном веселой толпой облаков, Некрасов пишет:

 

Весной, что внуки малые,
С румяным солнцем-дедушкой
Играют облака.

 

Некоторые из этих сравнений он брал из народных загадок, поговорок и сказок. В сказках он нашел и замечательный образ Мороза-воеводы — могучего богатыря и чародея.

Особенно близки были Некрасову русские народные песни. Эти песни наш народ создавал в течение многих веков. Слушая с детства, как они поются в народе, Некрасов и сам научился создавать такие же прекрасные песни. «Солдатская песня», «Песня дворового», «Песня убогого странника», «Русь», «Зеленый шум» и многие другие написаны таким народным языком, народным складом, что кажется, будто их сложил сам народ.

Пристально изучая крестьянскую жизнь, поэт готовился к великому литературному подвигу — к созданию большой поэмы, прославляющей русский народ, его великодушие, его героизм, его могучие духовные силы.

Поэма эта — «Кому на Руси жить хорошо». Некрасов начал писать ее на 42-м году жизни, в пору полного расцвета своего дарования.

Героем поэмы он избрал не какого-нибудь одного человека, а весь русский народ, все многомиллионное «мужицкое царство». Такой поэмы еще не бывало в России.

Некрасов начал эту поэму вскоре после «освобождения» крестьян в 1861 г. Он очень хорошо понимал, что никакого освобождения не было, что крестьяне по-прежнему остались под властью помещиков и что, кроме того,

 

...на место сетей крепостных
Люди придумали много иных...

 

В центре своей эпопеи Некрасов поставил Савелия, «богатыря святорусского», человека, как бы созданного для революционной борьбы. По убеждению Некрасова, таких богатырей в русском народе миллионы:

 

Ты думаешь, Матренушка,
Мужик — не богатырь?..
Цепями руки кручены,
Железом ноги кованы,
Спина... леса дремучие
Прошли по ней — сломалися...
И гнется, да не ломится,
Не ломится, не валится..,
Ужель не богатырь?

 

Рядом с Савелием в поэме встают привлекательные образы русских крестьян. Это Яким Нагой, вдохновенный защитник чести трудового народа, Ермил Гирин, деревенский праведник, проникнутый чувством социальной ответственности. Самым своим существованием эти люди свидетельствовали о том, какая несокрушимая сила скрыта в народной душе. Можно было не сомневаться, что у такого народа есть все возможности завоевать себе счастье.

Отсюда оптимизм этой поэмы Некрасова:

 

Сила народная,
Сила могучая —
Совесть спокойная,
Правда живучая!

 

Сознание этой нравственной «силы народной», предвещавшей верную победу народа в борьбе за счастливое будущее, и было источником той радостной бодрости, которая чувствуется в великой поэме Некрасова.

В 1876 г., когда Некрасов снова вернулся к поэме, у него уже не было сил, чтобы закончить ее. Он тяжело заболел. Врачи отправили его в Ялту, на берег моря. Но ему с каждым днем становилось все хуже.

Врачи подвергли его трудной операции, которая лишь на несколько месяцев отсрочила смерть. Страдания Некрасова были мучительны, и все же нечеловеческим напряжением воли он находил в себе силы слагать свои «Последние песни».

Когда читатели узнали из этих песен, что Некрасов смертельно болен, его квартира была завалена телеграммами и письмами, где выражалась скорбь о любимом поэте.

Особенно растрогал больного прощальный привет Чернышевского, присланный из далекой Сибири в августе 1877 г. «Скажи ему, — писал Чернышевский одному литератору, — что я горячо любил его, как человека, что я благодарю за его доброе расположение ко мне, что я целую его, что я убежден: его слава будет бессмертна, что вечна любовь России к нему, гениальнейшему и благороднейшему из всех русских поэтов. Я рыдаю о нем. Он, действительно, был человек очень высокого благородства души и человек великого ума».

Умирающий выслушал этот привет и сказал еле слышным шепотом:

— Скажите Николаю Гавриловичу, что я очень благодарю его... Я теперь утешен... Его слова мне дороже, чем чьи-либо слова...

Умер Некрасов 27 декабря 1877 г. (по новому стилю 8 января 1878 г.). Его гроб, несмотря на сильный мороз, провожало множество народу.

Некрасов всегда страстно желал, чтобы его песни дошли до народа. Умирая, он утешал себя мыслью, что это желание исполнится, что придет время, когда

 

Уступит свету мрак упрямый,
Услышишь песенку свою
Над Волгой, над Окой, над Камой.

 

Надежда поэта сбылась. Его песни давно уже проникли в народ. Да и как было народу не петь этих некрасовских песен, если в них высказывались те самые чувства, которые всегда волновали народные массы!

Поэт заранее приветствовал будущую всенародную революцию:

 

Рать подымается —
Неисчислимая!
Сила в ней скажется —
Несокрушимая!

 

Оттого-то свободный советский народ любит Некрасова такой горячей любовью и вспоминает о нем с благодарностью, как об одном из великих русских поэтов, своими стихами помогавших народу завоевать счастливую жизнь.