Ян Райнис (1865—1929)


В своем заключительном слове на I Всесоюзном съезде советских писателей Максим Горький среди имен великих писателей назвал и имя Яна Райниса.

Райнис вошел в литературу как поэт революции 1905 г., и сила его неповторимо своеобразной поэзии именно в том, что она по-своему отразила мировое значение первой русской революции.

Сын деревенского столяра, выбившегося в люди и ставшего арендатором небольшого имения, Ян Райнис (настоящая фамилия писателя Плиекшан) получил для латышского юноши того времени очень хорошее образование: он окончил Рижскую гимназию, а затем юридический факультет Петербургского университета.

В университете Райнис слушал лекции ученых-материалистов Д. И. Менделеева и В. М. Бехтерева, познакомился с марксистской литературой, завязал дружбу с русской и белорусской революционно настроенной молодежью.

Вернувшись на родину, Райнис активно сотрудничал в передовой печати и через некоторое время стал редактором газеты «Ежедневный листок», вокруг которой группировалась революционно настроенная латышская интеллигенция. Деятельность этой передовой газеты не могла пройти мимо бдительного ока царской жандармерии, и в 1897 г. начались массовые аресты. Одним из первых был арестован Ян Райнис. Его сослали в Псков, а в 1899 г. — под надзор полиции в Вятскую губернию.

Из ссылки Райнис привез первый сборник своих стихов «Далекие отзвуки синего вечера» (1903). Уже в нем молодой поэт выступил как зрелый и самобытный мастер. Всем сердцем сросся поэт со своим народом и родиной. В то время, когда поэты-националисты умели только плакать о семисотлетием рабстве латышского «народа-сироты», Райнис поднимался до подлинной народности, верил в светлое будущее своего народа, потому что знал «новую силу», способную принести ему свободу. Сила эта — пролетариат.

Подобно тому как «Песня о Буревестнике» Максима Горького (которую Райнис превосходно перевел на латышский язык) воспринималась как выражение дум и чаяний революционного пролетариата, стихи Райниса «Посевы бури» (1905), «Новая сила» (1907) и драма «Огонь и ночь» (1905) были встречены в Латвии как боевой клич. Их знали наизусть, распевали наряду с «Варшавянкой» и «Марсельезой» на баррикадах Риги.

В исторические дни 1905 г., вернувшись из ссылки членом латвийской социал-демократической партии, Райнис становится самым активным участником революционной борьбы. Его короткие стихотворения зачастую действовали сильнее целого вороха газетных статей, а политические сатиры и эпиграммы разили врага, как грозное оружие. С наступлением реакции над поэтом нависла угроза жестокой расправы. Друзья заставили его эмигрировать в Швейцарию.

Здесь, в изгнании, пишет он одну из лучших книг своей лирики «Тихую книгу» (1909), посвященную памяти революции 1905 г. И хотя сборник этот был скоро изъят царской цензурой, стихи его стали достоянием самых широких масс.

Огромный вклад внес Райнис и в развитие латышской драматургии. Сюжеты большинства пьес Райниса взяты из фольклора и истории латышского народа. Таковы его «Золотой конь» (1909), «Индулис и Ария» (1911), «Вей, ветерок» (1913), «Играю, пляшу» (1915), «Вороненок» (1917), «Илья Муромец» (1922) и др. В годы мировой войны Райнис пишет одну из лучших своих драм «Иосиф и его братья» (1914). Перед лицом озверелого шовинизма поэт говорит о великом содружестве всех народов во имя любви к человеку и всему человечеству.

Райнис понимал, что буржуазная революция не способна претворить в жизнь те идеалы, за которые народ боролся в 1905 г. «Я ожидаю третью революцию», — писал он. Проведенные в буржуазной Латвии последние девять лет жизни поэта, пожалуй, самый тяжелый период его жизни.

Творческое наследие Райниса неразрывно связано с полным страдания и борьбы прошлым латышского народа. Но принадлежит оно его светлому настоящему, а еще больше — счастливому будущему всех народов на земле, которому отдал Райнис свое горячее сердце поэта и борца.