A. Н. Радищев (1749—1802)


В мае 1790 г. появилась книга, сыгравшая исключительную роль в развитии русской общественной мысли и русской литературы. Книга эта называлась «Путешествие из Петербурга в Москву». Ее автором был самый передовой человек своего времени, Александр Николаевич Радищев.

К концу XVIII в. созданная Петром I Российская империя прочно стала в ряду наиболее значительных мировых держав. Но в эту же пору крайних степеней достиг и крепостнический гнет, резко обострились социальные противоречия в стране. Почти непрерывные, но разрозненные вспышки и волнения разгорелись в 1773 г. в грандиозную, потрясшую все государство крестьянскую войну под предводительством Е. И. Пугачева, назвавшего себя императором Петром III, якобы чудом спасшимся от своих убийц — приверженцев Екатерины II. Самозванство Пугачева отражало настроения порабощенных крестьянских масс, ненавидевших дворян-помещиков, но сохранявших веру в «доброго» царя.

Восстание Пугачева было с трудом подавлено, но тем не менее оно нанесло серьезный удар по феодально-крепостническому строю и способствовало созреванию революционной мысли. Большую роль сыграло оно и в формировании мировоззрения Радищева.

Радищев полностью освободился от надежд на «просвещенного» монарха; царя он объявил в своей книге «первейшим разбойником», «первейшим убийцей». Это и заставило Екатерину назвать писателя «бунтовщиком хуже Пугачева». Преодолевая ограниченность обличительной литературы XVIII в., бичевавшей отдельные злоупотребления, но не посягавшей на основы существующего строя, Радищев направил свои удары на всю систему крепостничества и царизма.

Что же побудило Радищева, по рождению, воспитанию и общественному положению связанного с барской средой, перейти на сторону народа, стать первым среди тех лучших людей из дворян, которые, по словам В. И. Ленина, помогли разбудить народ?

Будущий автор «Путешествия из Петербурга в Москву» родился в богатой помещичьей семье. Его детские годы прошли в селе Верхнее Аблязово (ныне Пензенской области). Первыми воспитателями мальчика были крепостные крестьяне: няня Прасковья Клементьевна и обучивший его грамоте дядька Петр Мамонтов. Они ввели его в мир народного творчества, интерес и любовь к которому он сохранил на всю жизнь. Отец Радищева, человек гуманный и образованный, не притеснял своих крестьян, но кругом царил помещичий гнет и произвол, о которых не мог не знать впечатлительный мальчик.

В 1762 г. Радищева с помощью влиятельных родственников определили в привилегированное учебное заведение — Петербургский пажеский корпус. «Всем наукам» питомцев корпуса обучал один преподаватель-француз, но зато юные пажи дежурили во дворце, прислуживали самой императрице. Вот здесь и наблюдал Радищев раболепную дворцовую атмосферу и растленные придворные нравы, которые он так гневно изобразил впоследствии в своей книге.

По окончании корпуса Радищев в числе лучших учеников был отправлен Екатериной за границу, в Лейпциг, для получения специального юридического образования. Там Радищев пробыл около пяти лет, изучая естественные науки, жадно зачитываясь трудами французских философов-материалистов. Пребывание на чужбине сплотило русских студентов в тесный и дружный кружок. Особенно утвердились и окрепли эти дружеские связи в результате той общей борьбы, которую вскоре они повели, отстаивая свое личное достоинство и независимость, с приставленным к ним императрицей грубым и жестоким инспектором из немцев, майором Бокумом. Смелое и увенчавшееся успехом выступление студентов против Бокума сыграло весьма значительную роль в развитии революционных политических взглядов Радищева и запомнилось ему на долгие годы.

По окончании университета Радищев возвратился на родину полный высоких патриотических стремлений употребить свои знания и способности на благо народа, готовый, по его собственным словам, «жертвовать и жизнию для пользы Отечества». Он рассчитывал принять участие в большой работе по составлению нового законодательства, лицемерно обещанного Екатериной. Надеждам этим не суждено было сбыться. Либерально-просветительские жесты и фразы Екатерины II первых лет ее царствования уже не могли скрывать подлинной сущности деспотического самовластия императрицы. Ни о каком новом законодательстве, сколько-нибудь ограничивающем его, не могло быть и речи.

Радищев вынужден был занять весьма скромную должность протоколиста в Сенате. Составление судебных протоколов дало ему возможность близко узнать подлинную жизнь народа. Перед Радищевым прошла целая вереница дел о крепостных: истязания помещиками крестьян, крестьянские «бунты» и волнения, усмиряемые «мелким ружьем и пушкой». В 1773—1775 гг. грянула крестьянская война, потопленная в крови екатерининскими генералами. Быть безмолвным регистратором совершающихся насилий и неправд Радищев не мог. Через некоторое время он вышел в отставку.

В эти годы Радищев заводит знакомства в литературных кругах, сближается с Н. И. Новиковым и начинает бороться с торжествующим злом оружием печатного слова. В переводе книги выдающегося французского философа-просветителя Мабли — одном из первых своих литературных трудов — он прибавляет от себя весьма выразительное пояснение к слову «деспотизм», которое передает по-русски словом «самодержавство». Он пишет: «Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние...» Вслед за этим он подчеркивает, что «неправосудие государя» дает народу право судить и карать его как злейшего преступника. Здесь сжато выражена мысль, которую позже писатель развивает в своей знаменитой оде «Вольность».

Хвалебная ода была одним из самых распространенных видов литературы XVIII в. Но, используя этот популярный жанр, Радищев вкладывает в него прямо противоположное содержание. Поэты-одописцы «воспевали» монархов. Радищев, наоборот, воспевает тираноборцев — Брута, Вильгельма Телля, славит «грозу царей» — революцию, «глас» которой должен превратить «тьму рабства» в «свет». К всенародному восстанию против ненавистного «самодержавства», против «хищного волка» — царя, которого обманутый им народ считал своим «отцом», призывает поэт и своих соотечественников. Ликующим пророчеством об этом дне, «избраннейшем всех дней», заканчивается замечательная радищевская ода — первое революционное произведение русской литературы. В то же время «Вольность» Радищева — вдохновенный гимн простому народу, его неутомимому, самоотверженному и тяжелому труду — главному источнику процветания государства.

В 1789—1790 гг. широко развертывается литературная деятельность Радищева. В эти годы одно за другим были опубликованы четыре его произведения, написанные на разные темы, но одинаково исполненные революционного духа и острого политического протеста. Это «Житие Федора Васильевича Ушакова», рассказывающее о жизни в Лейпциге русских студентов; «Письмо к другу...», дающее исторически верную оценку деятельности Петра I, «Беседа о том, что есть сын Отечества», где в праве называться патриотом отказывается большинству представителей дворянского общества, и, наконец, главный труд и подвиг всей жизни Радищева — «Путешествие из Петербурга в Москву».

В «Путешествии» Радищев поставил задачей показать во всей ее отвратительной сущности, во всей неприкрытой наготе современную ему русскую общественно-политическую действительность. И это ему полностью удалось. «Рабства враг» — так назвал Радищева Пушкин. И книга Радищева, развертывающая широкую и правдивую картину царско-помещичьей России, действительно проникнута непримиримой ненавистью к рабству и страстным сочувствием порабощенному народу. Оправдывая крестьян, жестоко, но по заслугам расправившихся со зверем-помещиком, Радищев прямо зовет народ к вооруженному революционному восстанию.

Грозная книга Радищева испугала Екатерину и привела ее в неописуемую ярость. По ее приказу Радищев был схвачен и брошен в каземат Петропавловской крепости. Вести следствие она поручила своему «домашнему палачу», «кнутобойце» Шешковскому. Особенно волновал Екатерину вопрос, не имел ли Радищев сообщников «к произведению намерений, в сей книге изображенных». Радищев ответил отрицательно и принял всю вину на себя. Он действительно был первым и потому особенно отважным борцом с самодержавно-крепостническим строем.

Участь автора «Путешествия» была заранее решена. Суд приговорил его к смертной казни. Однако, боясь общественного возмущения, Екатерина встала в позу лицемерного «милосердия» и заменила смертный приговор десятилетней ссылкой в Сибирь.

Заключение в крепости и постигшая кара не сломили писателя. Об этом лучше всего свидетельствует небольшое стихотворение, написанное им при проезде через Тобольск:

 

Ты хочешь знать: кто я? что я? куда я еду? —
Я тот же, что и был и буду весь мой век:
Не скот, не дерево, не раб, но человек!..

 

В ссылке Радищев продолжал работать. Он занялся изучением местного края и написал историческую работу «Сокращенное повествование о приобретении Сибири», в котором горячо писал о ее природных богатствах, о замечательном будущем, ей предстоящем. Писал он и о значении торговли с Китаем.

После смерти Екатерины II ее наследник, Павел I, ненавидевший мать и поэтому отменявший все ее распоряжения, разрешил Радищеву вернуться в Россию. Но по существу это явилось новой ссылкой. Писатель вынужден был жить под надзором полиции в небольшом калужском имении Немцове. Здесь он продолжал заниматься литературным трудом. В незавершенной поэме — «Песни, петые на состязаниях в честь древним славянским божествам» — автор «Путешествия» уверенно предсказывал великое будущее, ожидающее русский народ:

 

О, народ, народ преславной!.
Твои поздние потомки
Превзойдут тебя во славе...
Все преграды, все оплоты
Сокрушат рукою сильной,
Победят... природу даже, —
И пред их могущим взором,
Пред лицом их, озаренным
Славою побед огромных,
Ниц падут цари и царства...

 

11 марта 1801 г. произошел новый дворцовый переворот: Павел I был убит и на престол взошел его сын, Александр I. Новый царь, подобно своей бабке Екатерине II, хотел прослыть «просвещенным» царем, обещал провести реформы, установить новые законы. Радищева пригласили принять участие в работе Комиссии по составлению законов, и он горячо принялся за дело. Но ни одному из его проектов не был дан ход. На Радищева снова стали косо поглядывать в высших кругах. «Эх, Александр Николаевич, охота тебе пустословить по-прежнему! Или мало тебе было Сибири», — строго заметил ему его начальник по комиссии. Не страх перед новой ссылкой, а глубокое разочарование в возможности осуществления хотя бы той минимальной программы преобразований, с которой Радищев выступал в своих законодательных проектах, вызвало роковой исход. Обманутый в своих ожиданиях, надломленный непрерывными преследованиями, не находя средств хоть чем-нибудь способствовать облегчению тяжелой участи народа, Радищев покончил с собой, приняв смертельную дозу яда. Политический, протестующий характер самоубийства Радищева нагляднее всего раскрывается из его собственных слов: «Потомство за меня отомстит». И потомство сурово и по заслугам отомстило палачам Радищева.

Первым среди памятников великим деятелям прошлого, воздвигнутых после Великой Октябрьской революции по указанию В. И. Ленина, был памятник автору «Путешествия из Петербурга в Москву».