Античная литература


Древняя литература — очень широкое понятие. Оно охватывает литературное творчество всех народов древнего мира — от китайцев и индийцев до римлян, от армян и персов до создателей высокой древней цивилизации на американском континенте.

Каждая из этих культур внесла свой вклад в мировую культуру, но все же вполне понятно, что прежде всего мы должны помнить и знать из них те, которые имели наибольшее значение для самой близкой нам культуры — русской и шире — европейской. Русская литература выросла из народного творчества и всегда имела глубоко национальный характер, однако она, как и литература всей Европы, складывалась под воздействием двух факторов — христианства и культурного наследия античного мира, т. е. Греции и Рима.

Без фундамента, первые камни которого были заложены древними эллинами почти три тысячелетия назад, не могло бы вырасти великое здание европейской литературы. Этими «первыми камнями» были гомеровские поэмы (см. ст. «Гомер»). Гомером (предположительно VIII в. до н. э.) начинается история античной литературы, охватывающая более 1400 лет. Десятки поколений поэтов, прозаиков и драматургов, писавших на греческом и латинском языках и живших не только в Италии и Греции, но и на огромных пространствам от Апеннинского полуострова до Вавилона, от Британии до Африки, сменили друг друга на протяжении этих четырнадцати веков. Гомеровские поэмы «Илиада» и «Одиссея» не могли возникнуть на пустом месте. У греков был богатейший фольклор, включавший в себя сложную, но стройную систему мифов (см. ст. «Мифы древнего мира»), навсегда оставшуюся для всей античной литературы главным источником сюжетов и образов. Несомненно и то, что Гомер не был первым греческим поэтом. Иначе были бы необъяснимы совершенство формы и глубокая мудрость его поэм. Для Гомера все в природе, в человеке и в творениях рук человеческих интересно и ценно. Их писал человек, убежденный в том, что мир устроен правильно и разумно богами, управляющими людскими судьбами.

С возникновением классов и государства, когда личность выделяется из коллектива, в античной литературе рождается новый жанр — лирическая поэзия. Великие греческие лирики (Алкей, Сапфо, Архилох, Феогнид, Анакреонт — VII—VI вв. до н. э.) впервые заговорили о любви, об упоении победителя и бессильной ярости побежденного; в ту пору родилась и гражданская лирика.

Духом гражданственности проникнут и следующий по времени возникновения вид греческой литературы — драма. Всемирно прославленные трагики Эсхил, Софокл, Еврипид и комедиограф Аристофан жили в V в. до н. э. То был век расцвета афинской демократии, когда театр был не только зрелищем, но и своего рода университетом, где зрители с благоговением внимали словам поэта-учителя. А поэт не только поучал, но и будил мысль, ставя вопросы, которым суждено было много веков мучительно тревожить людей. Что управляет человеческой жизнью? Есть ли на земле справедливость и оправданы ли страдания человека? Что выше — законы государства или неписаные «божественные» законы, т. е. старинные обычаи? От гомеровского эпического спокойствия и радостного «приятия» мира не осталось почти ничего. И все же не мрак, а свет преобладали в творчестве драматургов и в чувствах зрителей: древняя трагедия очищала и возвышала, рождая восхищение мужеством и стойкостью героя, его правотой в борьбе против сил, заведомо неодолимых. Это было тоже приятие жизни, но иное — более осознанное и высокое.

Утрата независимости греческими городами-государствами, образование империи Александра Македонского (356—323 гг. до н. э.) и ее распад на несколько монархий открывают новый период в истории греческой литературы — период эллинизма.

Наряду с мифологическими сюжетами и образами появляются сюжеты, заимствованные из повседневной жизни. Вера в богов ослабевает, да и сами герои мифов приобретают черты современников писателя, а иной раз превращаются даже в предмет злого осмеяния, как, например, у одного из наиболее значительных сатириков древности — Лукиана (II в.). Очень многое в этой поздней литературе нам близко, понятно и дорого прежде всего благодаря ее интересу к обыкновенному человеку со всеми его достоинствами и недостатками. В эллинистический и римский периоды умножались и совершенствовались литературные формы, возникали новые стихотворные размеры, новые жанры, которые были использованы не только греческими, но и римскими писателями, а затем усвоены народами новой Европы (любовная элегия, идиллия, сатирическая эпиграмма, жанр приключенческого и психологического романа и многое другое).

Римская литература, родившаяся гораздо позже греческой (III в. до н. э.), заимствовала у последней очень многое. Но всякий раз римские писатели выбирали то, что наилучшим образом отвечало требованиям определенного момента в истории Рима, и приспособляли заимствованное к римской действительности.

Поэтому римская литература не сделалась копией с греческой. Во многом уступая грекам (прежде всего в широте интересов и смелости мысли), римляне превзошли их в силе чувства, в напряженном драматизме повествования, тонкости и глубине анализа человеческих переживаний. Стихотворения Кктулла и Горация (I в. до н. э.) не только выше большинства своих греческих образцов, но по праву считаются величайшими достижениями мировой лирики. Римским сатирикам, например Ювеналу, обязана сатира своей лучшей традицией — бесстрашием в обличении пороков. Историк Тацит (I — начало II в. ) не знает себе равных в искусстве психологической характеристики. Античные романы — предшественники самого популярного литературного жанра нового времени. (О блестящем созвездии поэтов — Горации, Вергилии, Овидии — можно прочесть в статье «Поэты древнего Рима».)

В первые века нашей эры греческая и римская литература развивается настолько сходным образом, что можно говорить о единой греко-римской литературе. В это время не только римляне учатся у греков, но и греки— у римлян. Все большее значение начинает приобретать литература молодой христианской церкви. Сочинения так называемых «отцов церкви» разъясняют новое вероучение и яростно спорят со всеми инакомыслящими. В этих! сочинениях немало ценного в чисто литературном отношении. Так, «Исповедь» Августина (354—430) — один из самых живых и увлекательных литературных памятников эпохи Римской империи. Историческое значение литературы раннего христианства в том, что многое из нее неотъемлемой составной частью вошло в европейскую литературу средних веков. На греческом востоке преемницей поздней античности была культура Византии.

В истории не было такого периода, когда литература древних греков и римлян оказалась бы в полном забвении. Но каждый народ в каждую эпоху своего существования воспринимал и использовал ее по-разному. Если ц, средние века круг авторов, которых помнили и читали, был крайне узок, то эпоха Возрождения (см. ст. «Возрождение») потому и называется Возрождением, что возродила к новой жизни всю античную культуру и в том числе литературу. Французские теоретики классицизма (см. ст. «Классицизм во Франции») искали в творчестве древних писателей твердые, незыблемые правила, в соответствии с которыми, как они считали, должно строиться любое произведение, независимо от того, где и когда оно создано. А декабристы и молодой Пушкин восхищались свободолюбием и мужеством знаменитых ораторов древности Демосфена и Цицерона.

В богатстве идейного содержания, сочетающегося с совершенством формы, — причина того, что люди никогда не перестанут обращаться к античной литературе — древнему, но вечно юному источнику высоких, прекрасных, радостных чувств, мыслей и переживаний.