Шарль де Костер (1827-1879)


Заслуженная слава не всегда спешит к писателю. Случается так, что талантливым его первый раз называют в некрологе, а гениальным — лишь в далекую годовщину смерти. Именно так сложилась судьба бельгийского писателя Шарля де Костера.

Шарль де Костер был конторщиком в банке, журналистом в газете, служащим в архиве. Но чем бы ни занимался этот человек, где бы ни служил, он готовил себя к подвигу всей своей жизни.

Этим подвигом была книга де Костера «Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях, отважных, забавных и достославных во Фландрии и иных странах».

«Легенда о Тиле Уленшпигеле» не только стала великим произведением национальной бельгийской литературы, но и обрела огромную всемирную славу. Однако сам Шарль де Костер никогда и не узнал об этом. Гениальный писатель умер в безвестности и нищете.

В «Легенде о Тиле Уленшпигеле» Шарль де Костер изобразил самый героический период в жизни родной страны — годы борьбы Нидерландов против владычества Испании, против зловещих сил испанской инквизиции и разбойничьих войск кровавого герцога Альбы.

Герой книги Шарля де Костера — это народ и любимый персонаж народных преданий — Тиль Уленшпигель, неутомимый весельчак, ловкач и балагур.

Сохранив в Уленшпигеле черты озорной веселости, с которыми он существовал в народных преданиях, де Костер наделил его несгибаемым мужеством, страстной любовью к родной стране, жгучей ненавистью к ее поработителям. Пепел отца, сожженного на костре инквизиции, днем и ночью стучит в сердце Тиля, взывая о мести доносчику и неправедным судьям, герцогу Альбе и всему именитому воронью, терзающему милую Фландрию — родину Тиля.

Шарль де Костер славит родную землю веселыми и нежными, сочными и звонкими словами. Он воспевает живущих на ней простых людей, их любовь, дружбу, их мужество.

Когда Шарль де Костер писал свою книгу, в его сердце стучал и пепел тех, кто был сожжен инквизицией три века назад, и кровь рабочих-стачечников, на его памяти расстрелянных бельгийскими капиталистами. Когда в конце романа писатель погрузил Тиля Уленшпигеля в сон, подобный смерти, а потом пробудил его для новых подвигов, он сделал это, чтобы сказать читателям: если кому-нибудь кажется, что народ Бельгии спит, то пусть он знает — народ проснется, борьба продолжится! Поэтому книга Шарля де Костера, казалось бы, обращенная в далекое прошлое, звучала и звучит современно всюду, где народ борется за свою свободу и счастье.