Литература Средневековья. Героический эпос. «Песнь о Роланде». Провансальская лирика. Рыцарский роман. Городская литература


В XI в. завершается формирование феодального строя. Следующее столетие было веком развития торговли и роста городов. К этому времени устное народное творчество в Западной Европе достигло уже высокого развития. Народные песни и легенды распространялись бродячими артистами: во Франции они назывались жонглерами, в Германии — шпильманами.

Репертуар жонглеров был очень разнообразен. Они пели сатирические и любовные песни, рассказывали смешные истории о ловких школярах, глуповатых крестьянах, хитрых горожанах и жадных попах. Особенным почетом пользовались во Франции жонглеры, умевшие исполнять так называемые песни о подвигах — поэмы о сражениях и подвигах рыцарей. Эти длинные песни пелись речитативом на простой мотив под аккомпанемент виолы — самодельной скрипки.

В большей части песен о подвигах изображались преображенные народной фантазией исторические эпизоды из войн, которые велись во времена раннего средневековья. Такие поэмы и сказания о подвигах рыцарей создавались в эпоху крестовых походов во всех странах Европы. Иногда эти эпические поэмы представляют собой поэтическую переработку более древних сказаний. Так, например, немецкая «Песнь о Нибелунгах», посвященная подвигам Зигфрида, — переработка скандинавских саг о Сигурде.

Песни о подвигах были особенно распространены в Северной Франции. До нас дошло около восьмидесяти таких песен. Многие из них связаны с образом императора Карла Великого. Самая известная из них — замечательная «Песнь о Роланде», возникшая около 1100 г. Ее сюжет связан с действительным историческим событием.

«Песнь о Роланде» сразу вводит в события многолетней войны франков с испанскими сарацинами (арабами). Император Карл захватил все их замки и города, кроме Сарагоссы. Там правит король Марсилий, который хочет, чтобы Карл увел войска из Испании, и шлет к нему послов с уверениями в покорности. Карл посылает рыцаря Ганелона с ответом Марсилию. Ганелон входит в предательский сговор с врагами, так как хочет погубить племянника императора храброго Роланда, который предложил поручить Ганелону это опасное посольство.

Карл поверил лживому рассказу Ганелона и решил увести свое войско через Пиренеи на родину. Между тем войско сарацинов тайно следует за франками. Ганелон советует королю оставить Роланда во главе арьергарда — прикрывать в Ронсевальском ущелье тыл уходящего войска. Именно здесь в высоких и мрачных горах, по уговору Ганелона с Марсилием, должны быть перебиты лучшие воины франков — Роланд со своими дружинниками.

Поднявшись на холм, друг Роланда рыцарь Оливье видит несметные полчища сарацинов — их не меньше ста тысяч. Оливье предлагает Роланду затрубить в рог, чтобы Карл услышал и помог им. Но Роланд отказывается:

 

Позор тому, о бегстве кто б подумал, —
Мы встретим все врага лицом к лицу.

 

Начинается сражение. Франки превосходят противников в отваге и боевой мощи. Но к сарацинам подходит подкрепление во главе с самим Марсилием. Роланд понял свою ошибку и трубит в рог. Звук рога летит далеко, Карл его слышит и спешит с войском на помощь.

Всего 60 человек осталось у Роланда. Они дерутся, как львы, проявляя чудеса воинской доблести. Наконец, вражеское войско обращено в бегство, но из франков в живых осталось всего двое — Роланд и Оливье, оба смертельно раненные. Умирает Оливье. Роланд, предчувствуя свою гибель, ложится лицом к врагам, прикрывая собственным телом свой меч, чтобы тот не достался сарацинам, и протягивает к небу перчатку в знак исполнения рыцарского долга.

 

Он лег лицом к стране испанских мавров,
Чтоб Карл сказал своей дружине славной,
Что граф Роланд погиб, но победил.

 

Роланд — идеал доблестного рыцаря, верного вассала короля Карла. Но Роланд не только храбрый рыцарь и верный вассал; в своем героизме он движим и высоким патриотическим чувством любви к родине — «милой... сладостной Франции». Даже на поле боя, истекая кровью, Роланд думает о родной стране.

Подоспев к месту битвы, Карл настигает бежавших в страхе сарацинов и разбивает их войска. Вернувшись во Францию, он созывает баронов со всех концов империи, чтобы судить Ганелона. Предателя казнят.

Изменник Ганелон противопоставлен в поэме идеальному рыцарю, воплощающему честь и верность, — Роланду.

В Ганелоне, предавшем родину из-за личной вражды к Роланду, показаны черты феодального своеволия, которое народ осуждал.

Во всех «песнях о подвигах» отражены идеалы рыцарской эпохи — воинская доблесть и честь, боевая дружба, верность рыцаря своему королю. Но в «Песне о Роланде» впервые в западноевропейской поэзии выражен и общенародный взгляд на исторические события.

В то самое время, когда в Северной Франции создавались поэмы о подвигах, на независимом от Севера Юге — в Провансе, отличавшемся от Севера и по языку, и по укладу жизни, развивалась лирическая поэзия.

Здесь было много старинных городов и сильнее сказывалось влияние традиций римской культуры.

В связи с развитием средиземноморской торговли расширился кругозор людей, и поэтому духовная культура была здесь выше, чем на Севере.

Провансальская поэзия, процветавшая при дворах феодальных сеньоров, стала служить в XII — XIII вв. недосягаемым образцом не только для романских народов, но и для немцев и англичан.

Тематика провансальской поэзии была разнообразна, но наибольшее значение и успех имели любовные песни, в которых отразился идеал возвышенной, благородной любви поэта-рыцаря к прекрасной даме. Поэтов-лириков на юге Франции называли трубадурами, а на севере — трувэрами. Среди трубадуров были люди самого различного происхождения. Известный трубадур Гильом Аквитанский был владетельным герцогом, Джауфрё Рюдёль — феодальным сеньором, а Маркабрун — простым жонглером.

Под влиянием французских поэтов лирическая поэзия в XIII в. расцветает в Германии, Италии и Испании.

На севере Франции в XII — XIII вв. появились и первые рыцарские романы — стихотворные и прозаические произведения. Как и рыцарская поэзия, рыцарский роман связан с новой, куртуазной (придворной) культурой, возникшей при дворах крупных феодалов в ХII в. Богатые сеньоры держали тогда у себя на службе и профессиональных поэтов-менестрелей.

Придворная рыцарская культура носила светский характер и отличалась известной утонченностью. В формировании ее значительную роль сыграли женщины — знатные дамы. От рыцаря теперь требовалась не только доблесть, но и обходительность, тонкость чувств.

Рыцарский роман и рыцарская поэзия, рассчитанные на вкусы феодалов, приукрашали рыцарство. Их содержание иногда условно. Элементы условности и искусственности можно обнаружить и в поэзии трубадуров. Вместе с тем надо сказать, что именно эти жанры в противоположность церковным проповедям утверждали интерес к земной жизни, к естественным чувствам людей. Они содействовали развитию новой, реалистической литературы, расцвет которой наступает в эпоху Возрождения (см. ст. «Возрождение»).

В отличие от героического феодального эпоса («песен о подвигах») основное место в рыцарских романах занимает любовная тема и всевозможные, часто и фантастические, подвиги рыцарей. Свои подвиги рыцарь совершает в честь «дамы сердца» или только для того, чтобы добыть себе славу. Хотя большинство рыцарских романов написано стихами, создавались они не для пения, а для чтения.

Сюжеты рыцарских романов черпались авторами из старинных легенд или из книжных источников.

Самый интересный цикл произведений группируется вокруг легендарного британского короля Артура («Рыцари Круглого стола»). Наиболее одаренные авторы рыцарских романов — француз Бенуа де Сент-Мор, переделавший в духе рыцарских романов сюжеты поэм Гомера и Вергилия; его прославленный соотечественник, замечательный поэт Кретьен де Труа, автор ряда романов, в том числе и о рыцаре Ланселоте; Вольфрам фон Эгаенбах, немецкий миннезингер, автор громадной поэмы в 25 000 строк — «Парсифаль»; его соотечественник Готфрид Страсбургский, автор высокохудожественной обработки сюжета о Тристане и Изольде.

Одна из самых популярных переработок этого сюжета принадлежит перу французского ученого XX в. Ж. Бедье. В нем рассказано о жизни рыцаря Тристана и его любви к прекрасной королеве Изольде. Волшебный любовный напиток, выпитый ими по ошибке, связал их навечно высоким и непреодолимым чувством любви. Все препятствует чувству любящих, но ни опасности, ни законы феодального мира не: могут убить любви Тристана и Изольды.

Характерно, что, показывая нравственные мучения Тристана, нарушившего долг вассала и полюбившего жену своего короля, средневековые авторы все сочувствие отдают влюбленным. Именно в рыцарской литературе впервые в эпоху средневековья прозвучало утверждение высокого человеческого чувства — любви.

В начале XIII в. была сложена очаровательная повесть «Окассен и Николет», в которой рассказывается о любви знатного юноши Окассена и пленной сарацинки Николет. Повесть начинается словами:

 

Кто услышать хочет стих
Про влюбленных молодых,
Повесть радостей и бед
«Окассен и Николет»?

 

В повести нет обычно: о прославления рыцарской доблести. Автор сочувствует Окассену, предпочитающему битвам мирную жизнь.

Уже в XII в. в связи с ростом городов развивается и городская литература. Литература горожан, рожденная в трудовой среде, была связана с реальной жизнью и заквашена на дрожжах народного творчества. Герои этой литературы — смышленый горожанин и лукавый крестьянин — своими хитрыми проделками оставляют в дураках чванливых сеньоров и жадных попов. Жанры городской, по преимуществу сатирической, литературы очень разнообразны. Это и басня, и рассказ, и драматические произведения.

Наибольшее распространение тогда получили небольшие стихотворные рассказы с забавным сюжетом. Во Франции они назывались «фаблио», в Германии — «шванки».

Близок к фаблио по стилю и содержанию «Роман о Лисе», объединивший в себе многочисленные басни и сказки. Созданный во Франции в XII — XIII вв., он вскоре получил распространение и в других странах. Действующие лица здесь—животные: изворотливый лис Ренар, грубый и тупой волк Изенгрим, медведь Брён, кот Тибер и другие.

В «Романе о Лйсе» в форме эпоса о животных сатирически изображено человеческое общество. Всем своим содержанием роман проводит народную точку зрения, осуждает корыстолюбивых и хищных феодалов, чьи повадки ясно проступали за личинами животных.

Одновременно с рыцарской и городской литературой продолжала свое развитие народная поэзия, одним из наиболее ярких образцов которой в XIII—XIV вв. являются английские баллады-песни о легендарном разбойнике, храбром и великодушном Робине Гуде, живущем в лесу со своей дружиной. Робин Гуд — народный герой, он неизменно защищает бедняков, не уходят от его грозной расправы богатые феодалы, монахи:

 

Попам не верил Робин Гуд
И не щадил попов.
Кто рясой брюхо прикрывал,
К тому он был суров.
Но если кто обижен был
Шерифом, королем,
Тот находил в глухом лесу
Совсем другой прием.
Голодным Робин помогал
В неурожайный год.
Он заступался за вдову
И защищал сирот.
И тех, кто сеял и пахал,
Не трогал Робин Гуд:
Кто знает долю бедняка,
Не грабит бедный люд.
(Перевод И. Ивановского.)

 

В героическом образе Робина Гуда народ выразил свой протест против феодальной эксплуатации, свою мечту о свободе и справедливости.