Данте Алигьери


Нa стене одного из старинных дворцов Флоренции сохранились фрески (настенная роспись). Внимание всех, кто смотрит на эти фрески, привлекает портрет человека с тонким сумрачным лицом. Углы его губ опущены, рот сжат, глаза устремлены вдаль. Это — портрет гениального итальянского поэта Данте Алигьери. Данте называют последним поэтом средневековья и первым поэтом эпохи Возрождения (см. ст. «Возрождение»).

Данте родился и жил во Флоренции. Его родной город, в те годы самый передовой в Италии, рос и богател. В борьбе с князьями-феодалами и римским папой он завоевал свободу и независимость. Но жизнь процветающей Флоренции не была спокойной. Богачи, захватившие власть в городских коммунах, боролись между собой и жестоко притесняли бедняков, которых они презрительно называли «тощим народишком». А бедный люд и совсем бесправные наемные рабочие «чомпи» ненавидели богачей и делали первые попытки добиться прав для себя.

В этой сложной борьбе поэт и ученый Данте не был сторонним наблюдателем. Когда в правящей в городе партии произошел раскол, он решительно встал на сторону тех, кто не хотел допустить, чтобы Флоренция подпала под власть папы. Горожане оценили мужественную позицию поэта и избрали Данте в городское самоуправление. Ему было тогда тридцать шесть лет.

Но прошло немного времени, сторонники папы одержали верх и начали расправляться со своими противниками. Данте был изгнан из родного города. Ему пришлось узнать, как тяжела судьба изгнанника, как горек хлеб на чужбине.

Почти двадцать лет скитался поэт по разным городам Италии, надеясь и отчаиваясь, и умер в 1321 г. в Равенне, так и не переступив больше городской черты родной Флоренции.

Когда Данте совсем еще молодым человеком начал писать стихи, народный итальянский язык был не в чести у стихотворцев. Они предпочитали латынь, на которой народ уже не говорил. Но Данте смело провозгласил право и обязанность поэта писать на родном языке.

В стихах и прозе поведал двадцатишестилетний Данте о своей любви к прекрасной Беатриче и назвал эту книгу «Новая жизнь». А в изгнании он создал философское сочинение «Пир», в котором выразил мечту о тех временах, когда люди будут жить без раздоров и междоусобиц.

Все последние годы своей нелегкой и бурной жизни Данте писал поэму, которую он назвал «Комедией» (в его время такое название давали произведениям со счастливым концом). Потомки назвали ее «Божественной комедией», чтобы выразить свое восхищение перед созданием Данте.

Большинство людей того далекого времени верило в учение церкви о загробной жизни — в ад, уготованный для грешников, и рай, предназначенный праведникам. Средневековые поэты не раз писали стихи и поэмы, в которых изображали видения человека, побывавшего на том свете. Данте взял привычный для средневековых читателей сюжет. Он изобразил себя путешествующим по аду, чистилищу и раю в сопровождении давно умершего римского поэта Вергилия (см. ст. «Поэты древнего Рима»). Этот фантастический сюжет Данте сумел наполнить картинами жизни современной ему Италии.

Данте ненавидел и презирал тех, кто принес страдания Италии, кто затевал кровавые междоусобицы и истощал ее жестокой борьбой за власть. В самой сильной части поэмы, которая называется «Ад», он решил казнить своих врагов пламенным словом поэта. Кровожадных властолюбцев, ненасытных скупцов, жестокосердных властителей Данте поместил в ад; их посмертные мучения он изобразил как справедливое возмездие за зло, совершенное при жизни. Католическая церковь заставляла людей верить в божественную непогрешимость римского папы, а Данте нескольких римских пап поместил в ад вместе со злыми грешниками.

Данте помещает в ад не только эгоистов, скупцов, лжецов. Равнодушно уклонившихся от жизни людей Данте тоже поместил в ад, но не удостоил их вниманием. «Взгляни и мимо!» — говорит он о таких людях. Поэт презирал тех, кто хотел прожить жизнь, не препятствуя злу и не делая добра.

Зато людьми сильных чувств и пытливого ума Данте восхищался. Ему близки несгибаемые борцы, вступившиеся за судьбу родного города. Им он посвящает сочувственные строки. Одна из самых сильных сцен поэмы — встреча Данте с тенями юных Паоло и Франчески да Римини. За свою пламенную любовь, по учению церкви, они должны терпеть вечные муки в аду. Но поэт потрясен силой их чувства, с глубокой скорбью он провожает взглядом неразлучных влюбленных, несущихся мимо него в пламенном адском вихре.

Поэта восхищает неутомимый странник Улисс-Одиссей (см. ст. «Гомер»), призывающий своих спутников отдаться «достиженью новизны», пуститься в новые странствия. В этих словах, вложенных Данте в уста Одиссея, звучит страстный дух исследований и исканий, дух приближающейся эпохи Возрождения.

Поэма Данте очень сложно построена. В каждой части — «Ад», «Чистилище» и «Рай»— тридцать три песни. Каждая часть кончается одним и тем же словом «звезды». Но язык поэмы, вмещенной в эти жесткие рамки, живой, в нем бушует стихия народной речи. Необыкновенно богатыми под пером Данте становятся строгие и точные строфы — терцины (трехстишия), подчиняющиеся особым законам рифмовки. Вот начало поэмы в переводе известного советского переводчика М. Лозинского, которому удалось сохранить характерные черты подлинника:

 

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.
Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!
Так горек он, что смерть едва ль не слаще,
Но, благо в нем обретши навсегда,
Скажу про все, что видел в этой чаще.

 

Для того чтобы написать терцинами всю огромную поэму, нужно было владеть всеми богатствами родного языка. Используя его безграничные возможности — словарь, ритмы, музыкальность, — Данте выразил в поэме обуревавшие его мысли о судьбах родной страны.

Сила поэтической фантазии Данте огромна. Образы людей, которых он встречает в своем путешествии по загробному миру, их характеры, мысли и страсти переданы с такой необыкновенной яркостью, что некоторые простодушные современники считали Данте человеком, действительно побывавшим в аду. Присущую ему смуглость кожи они приписывали тому, что его опалило подземное адское пламя.

В движении путника от ада к раю выражена не только наивная средневековая вера в существование загробного мира, но и страстная мечта Данте об Италии, которая придет через испытания и страдания к счастью. Он прославил в своей поэме мужественное движение вперед, воспел веру в счастье.

«Божественная комедия» —величайшее произведение национальной итальянской литературы. Ею восхищались современники и потомки. А. С. Пушкин, не раз упоминавший в своих произведениях имя Данте, отнес «Божественную комедию» к гениальным созданиям мировой литературы.

Множество художников и композиторов вдохновлялись образами «Божественной комедии». Так, история Паоло и Франчески, воспетых в пятой песне «Ада», послужила темой для симфонического сочинения П. И. Чайковского. Один из близких друзей Карла Маркса рассказывает, что тот «декламировал колоссальные выдержки из «Божественной комедии», которую почти всю знал наизусть».