Старый и новый стиль


В Древнем Риме до Юлия Цезаря был очень путаный лунно-солнечный календарь. Год начинался в марте и состоял из 12 месяцев: четыре месяца имели по 31 дню, семь — по 29, последний месяц, февраль — 28, а всего в календаре было 355 дней, т. е. на 10 ¼ дня меньше, чем содержит солнечный год.

Чтобы согласовать этот календарь с природой, самый короткий месяц, февраль, раз в два года удлиняли то на 22, то на 23 дня.

Таким образом, календарный год имел в среднем 366 74 дня и был на сутки длиннее солнечного года.

За тридцать лет из этих лишних суток постепенно накоплялся целый месяц. И что же получалось? В природе наступала, например, весна, сильнее начинало пригревать солнце, приближалась пора сеять хлеб, а по календарю все еще тянулся зимний месяц февраль.

Чем дальше, тем больше расходились календарные месяцы с временами года и праздниками, приуроченными к весенним и осенним полевым работам.

Очень неудобно жить по двум календарям — природному и искусственному. Поэтому верховному жрецу было предоставлено почетное право по своей воле вставлять добавочные месяцы в календарь, чтобы подогнать торжественные ежегодные праздники к срокам посева и жатвы.

Жрецы этим правом пользовались в своих интересах: если им выгодно было продлить срок службы чиновников, назначаемых обычно на год, они удлиняли этот год больше, чем следовало; хотели жрецы пораньше собрать налоги с трудового населения — и они не добавляли дополнительного месяца. Произвол жрецов так запутал счет времени, что это вызывало опасное недовольство народа.

Необходимо было преобразовать календарь, согласовать его с временами года и трудом земледельцев. Эту реформу больше 2000 лет назад (в 46 г. до н. э.) и провел диктатор Юлий Цезарь, использовав достижения египетской астрономии. Он принял продолжительность года в 365 ¼ суток и предписал три календарных года считать по 365 суток, а в четвертом — високосном — 366.

Этим календарем мы пользуемся и теперь, считая високосными те годы, числа которых делятся на четыре, например 1952, 1956, 1960 и т. д.

Юлий Цезарь мог упорядочить календарь, потому что обладал высшей властью в государстве как гражданский и военный диктатор и как верховный жрец. Однако он все же не решился принять простой и удобный египетский календарь с его стройным делением года на 12 тридцатидневных месяцев. Вместо этого римские месяцы получили по 30 и 31 дню, только в феврале по старинке осталось 28 дней, и этот самый короткий месяц раз в четыре года удлинялся на один день.

Начало года Цезарь перенес с марта на 1 января (в этот день приступали к своим обязанностям высшие государственные чиновники), но сохранил прежние названия месяцев, допустив при этом известную непоследовательность.

Дело в том, что в прежнем римском календаре первый месяц был посвящен богу Марсу и назывался марциус, второй — априлис (нынешний апрель), третий и четвертый носили имена богинь Майи и Юноны: майус — май, юниус — июнь — а следующие месяцы назывались просто по латинским числительным: пятый — квинтилис, шестой — секстилис, седьмой — септембер (сентябрь), восьмой — октобер, девятый — новембер и десятый — децембер. Последние два месяца опять-таки носили имена богов: януариус (по имени Януса) и фебруариус (от Фебруус).

Когда предпоследний месяц, януариус, стал первым, все остальные месяцы передвинулись на два: септембер оказался уже не седьмым по порядку, а девятым, октобер — не восьмым, а десятым, и т. д., но эти названия небыли изменены. Позже пятый месяц, квинтилис, в честь Юлия Цезаря был назван его именем (он родился в квинтилисе), а секстилису было присвоено имя первого римского императора — Августа, захватившего власть после смерти Цезаря.

С тех пор и сохранились до наших дней названия месяцев по именам богов, богинь и древних императоров, а также по латинским числительным, хотя эти числа вовсе не соответствуют тем порядковым местам, какие занимают в календаре месяцы сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь.

Только в древнерусском языке, а теперь в украинском и некоторых других славянских языках каждый месяц все еще носит название по характерным для него природным явлениям: так, ноябрь называется листопадом, декабрь — студнем, май — травнем (от слова «трава») и т. д.

Сам календарь, названный по имени Юлия Цезаря юлианским, просуществовал больше полутора тысячелетий без изменения. Зачем же понадобилось впоследствии его исправлять?

По юлианскому календарю, год продолжается в среднем 365 ¼ суток, а солнечный год (период одного оборота Земли вокруг Солнца) содержит 365 суток 5 часов 48 минут 46 секунд с долями, т. е. короче на 11 минут 14 секунд с долями, или на 1/128 часть суток. Из таких ежегодных погрешностей за 128 лет накоплялись уже лишние сутки. А это значит, что календарь указывал, например, 31 декабря, когда на деле было уже 1 января. Через 128 лет календарь отстал еще на сутки, потом еще и еще.

Это вызывало серьезные неудобства в практической жизни и в жизни самой церкви.

Все христианские праздники в 325 г. были размечены по юлианскому календарю. При этом наступление праздника пасхи следовало рассчитывать по первому весеннему новолунию, начало же весны было приурочено к 21 марта — в 325 г. именно на это число приходился день весеннего равноденствия. Но прошло 128 лет, и этот день отодвинулся на 20-е, потом на 19 марта, а весенний праздник пасха все больше удалялся от начала весны.

В XVI в. день весеннего равноденствия по календарю приходился уже на 11 марта, т. е. на 10 дней отстал от числа, по которому рассчитывали наступление пасхи.

В конце века глава римско-католической церкви папа Григорий XIII создал специальную комиссию; она должна была исправить календарь так, чтобы день весеннего равноденствия вернулся к 21 марта и в будущем всегда совпадал именно с этим календарным числом.

Устранить накопившуюся к тому времени погрешность было нетрудно: для этого нужно было пропустить в календарном счете 10 дней. Григорий XIII так и сделал: он предписал в 1582 г. после 4 октября считать не 5-е, а сразу 15 октября. Но как быть в дальнейшем?

В юлианском календаре лишние сутки накопляются за 128 лет, т. е. приблизительно трое суток за 400 лет.

Значит, нужно пропускать за 400 лет эти три дня, и все будет в порядке. Для этого Григорий XIII по совету календарной комиссии предписал не считать високосными (т. е. пропускать 29 февраля) те «сотенные», оканчивающиеся на два нуля годы, числа которых не делятся на 400.

По этому календарю, как и по юлианскому, 1600 год считался високосным, а 1700, 1800 и 1900-й, в отличие от юлианского календаря, уже не считались високосными, так как 1700, 1800, 1900 не делятся на 400. Таким способом за четыреста лет пропускались трое «лишних» суток.

Продолжительность григорианского года отличается от продолжительности солнечного года не на 11 минут 14 секунд, как в юлианском календаре, а только на 26 секунд. Так как в сутках содержится 86 400 секунд, то величина этого отклонения достигает целых суток через 3323 года (86 400 : 26), считая со времени введения григорианского календаря (1582), т. е. только в сорок девятом веке.

Новый календарь стал называться григорианским, или «новым стилем», в отличие от юлианского календаря — «старого стиля». Прежде всего новый стиль был введен в государствах, где большинство населения составляли католики: в Италии, Испании, Франции, а затем и в других европейских странах.

В дореволюционной России господствующая православная церковь решительно противилась введению нового стиля. Напрасно Академия наук и передовые ученые, как Д. И. Менделеев, указывали на желательность календарной реформы; влияние духовенства на царское правительство оказалось сильнее.

Только после Великого Октября по предложению В. И. Ленина с 14 февраля 1918 г. у нас был введен новый стиль.