Все дальше и дальше


Куда же мы полетим прежде всего? На Луну или сразу начнем с Марса, чтобы разрешить наконец загадки марсианских каналов и марсианских морей? Или же посетим все планеты по очереди — от знойного Меркурия до ледяного Плутона?

К сожалению, нам нужно считаться не только с собственными желаниями, но и с возможностями техники. А она диктует строгий порядок: от легких задач — к более трудным.

Посмотрите на схему. Она наглядно показывает, как действуют силы притяжения в солнечной системе. Вы видите пологий скат и на нем глубокие, узкие, как щели, «колодцы». Это зоны притяжения планет. Сами планеты находятся как бы на дне «колодцев притяжения». Самый глубокий, слева, — «колодец» Юпитера; далее мы видим «колодцы» Марса, Земли, Луны и Венеры. Возле «колодцев» стоят цифры. Они показывают, какую скорость нужно развить, чтобы вырваться из «колодца», иначе говоря — какова скорость отрыва для каждой планеты и какая скорость необходима, чтобы стать спутником. Возле Земли знакомая цифра — 11,2 км/сек. Ниже — другая цифра —7,9 км/сек. Это круговая скорость, достигнув которой тело может выскочить из отвесного «колодца» и стать спутником.

В кабине ракеты, когда отсутствует вес.
В кабине ракеты, когда отсутствует вес.

Все планетные «колодцы» расположены на покатом склоне, который уходит за пределы схемы. Склон этот — край солнечного «колодца», самого большого и самого глубокого из всех. Чтобы выбраться из него, нужно развить скорость отрыва 618 км/сек. По понятным для вас причинам ракете с людьми лететь на Солнце невозможно.

По схеме можно судить о трудностях межпланетных путешествий. Например, чтобы посетить Луну, нужно добраться почти до самого края земного «колодца» и спуститься в лунный, уменьшая скорость падения. На обратном пути необходимо развить такую скорость, чтобы выбраться из лунного «колодца», а падая в земной «колодец», снова уменьшить огромную скорость падения. И на взлеты, и на торможение нужно запасти топливо. Естественно, чем глубже «колодец», тем труднее спуститься и выбраться из него. Поэтому полет на Марс легче, чем на Венеру, а облет вокруг Марса без спуска—еще легче.

Межпланетные путешествия придется начинать с полетов, требующих наименьших скоростей. Первый из них — полет вокруг Земли на искусственном спутнике. Для него нужна скорость 7,9 км/сек. При скоростях от 8 до 11 км/сек спутники будут отлетать все дальше и дальше от Земли. Скорость 11 км/сек достаточна для того, чтобы долететь до Луны (фактически требуется несколько больше, чтобы преодолеть сопротивление воздуха на старте). Однако, дойдя до края лунного «колодца», такая ракета не сможет в него благополучно спуститься и свалится на Луну с высоты около 40 000 км. Едва ли ракета перенесет такой удар. Вероятнее всего, она взорвется. Но даже простой выстрел по Луне представляет интерес для науки.

Для плавного спуска на Луну потребуется еще усилие конструкторов — прибавка скорости до 13,4 км/сек. Такая ракета уже сумеет совершить посадку. Правда, на Землю она не вернется, но первые сведения о Луне мы получим. На ракете будут приборы, которые сообщат нам о температуре и составе лунной поверхности. На ракете может быть и телевизионный передатчик; тогда, не побывав на Луне, телезрители Земли увидят чуждый, странный для нашего глаза лунный пейзаж.

Итак, первый шаг в межпланетных путешествиях — это управляемые по радио автоматические ракеты. Они разведают трассы и сообщат по радио свои наблюдения. Радио и автоматика ускорят наше проникновение в межпланетные просторы, сделают работу будущих путешественников легче и безопаснее.

Только после этого в путешествие отправятся люди. Подобно приборам, они, вероятно, начнут с «прыжков» в межпланетное пространство на высоту до 1000—2000 км. В этих коротких полетах будущие путешественники познакомятся с миром без тяжести, научатся при спуске тормозить ракету за счет сопротивления воздуха. Затем последуют длительные полеты на временных искусственных спутниках. И только после всего этого — полет вокруг Луны. Ведь облететь ее легче, чем спускаться на поверхность, а затем снова подниматься, преодолевая лунное притяжение.

Облетая вокруг Луны, путешественники впервые осмотрят и нанесут на карту ее другую сторону, которую люди не видели никогда. Впрочем, ученые полагают, что на той стороне нет ничего неожиданного — такие же темные равнины («лунные моря»), кольцеобразные горы, хребты и трещины.

И только после этого можно будет спуститься на Луну. Покинув Землю, ракета причалит к первому «небесному» острову на пятые сутки. Одетые в скафандры люди выйдут на горячую почву освещенной и нагретой Солнцем лунной пустыни. Они исследуют лунную пыль, соберут образцы пород, раскроют тайну светлых лучей, поднимутся на вершины гор, спустятся в кратеры, огромными прыжками перенесутся через трещины. На поверхности Луны сила тяжести в 6 раз меньше, чем на поверхности Земли. Поэтому человек, находясь на Луне, одним шагом «перемахнет» расстояние в шесть раз большее, чем на Земле. Иначе говоря, человек на Луне будет передвигаться не обычными шагами, а прыжками (см. рис. на стр. 458). Перед путешественниками будет обширная неизведанная поверхность в 38 млн. км2 (площадь лунного шара несколько меньше площади Азии).

Полет на Луну намного опередит путешествие на Марс и Венеру. И не только потому, что «колодцы» Марса и Венеры глубже лунного и потребуют гораздо больше топлива при спуске и взлете. Дело в том, что эти планеты гораздо дальше от нас. До Луны нам нужно лететь сотни тысяч километров, до Марса и Венеры по самым выгодным орбитам — сотни миллионов километров (здесь самые выгодные орбиты не самые короткие). До Луны мы летим несколько суток, до Марса и Венеры — много месяцев.

При полете на Луну каждому человеку нужны десятки килограммов пищи, воды и воздуха. При полете на Марс и на другие планеты потребуются уже тонны. А на эти тонны нужны десятки тонн топлива и еще сотни тонн топлива, чтобы разогнать эти десятки тонн. Трудности возрастут неимоверно. Увеличится и метеоритная опасность. Ведь в длительном полете вероятность встречи с метеоритами гораздо больше. И со связью будет труднее. При полете на Луну радиотехники обеспечат связь и даже управление ракетой с Земли. Но нет уверенности, что радиосвязь будет так же хорошо действовать на расстоянии в 200—400 млн. км от Земли.

Посмотрим снова на схему. «Колодец» Марса заметно мельче, чем «колодец» Венеры. Очевидно, полет на Марс легче осуществить. На эту планету легче высадиться и легче выбраться с нее. А еще легче пройти по краю марсианского «колодца» и вернуться на Землю. Вероятно, с этого люди и начнут.

Такой полет потребует большого мужества и величайшего терпения. Представьте себе, мы покидаем Землю. В первые минуты и часы мы захвачены грандиозным зрелищем Земли. Но шар, занимающий все небо, постепенно становится все меньше: через несколько дней это — вторая Луна, через месяц — яркая голубая звезда, от которой ракета мчится к другой — красноватой. Месяц идет за месяцем, голубая звезда становится все тусклее, а красная — ярче. Вот Марс уже виден, как Луна на земном небе. Следуют часы напряженной работы. Фотографируем, наблюдаем, изучаем полярные шапки, моря, каналы. Сколько раскрыто тайн, сколько встает новых вопросов! Хочется подойти ближе, рассмотреть получше. Но приближаться опасно: мы рискуем упасть в «колодец». Пролетаем мимо планеты на расстоянии 50 000 км.

Марс начинает «отплывать». Через четыре дня мы улетим от него на миллионы километров. Теперь начнется многомесячный обратный путь. Можно коротать его, изучая снимки, составляя отчеты, раздумывая над загадками, которые возникли во время нашей экспедиции.

Следующий шаг — высадка на спутник Марса. У Марса их два, и оба крошечные: один — 8 км в диаметре, другой — 15 км. Спутники эти довольно близки к Марсу. Один из них находится на высоте 6000 км над поверхностью планеты. Расположившись на нем, можно будет не торопясь заняться исследованиями. Но работать на этом спутнике придется с большой осторожностью. Ведь сила тяжести там ничтожна. Сильный прыжок может сбросить вас с этой миниатюрной «луны» и превратить в третий спутник Марса.

Вслед за Марсом на очереди — Венера. «Колодец» Венеры глубже; чтобы спуститься в него, нужно построить еще более совершенный аппарат. Предварительно облететь вокруг нее, может быть, и нет смысла, потому что она окутана плотной атмосферой, сквозь которую все равно ничего нельзя разобрать. Разве только удастся произвести съемку в инфракрасных лучах. Спутников у Венеры нет. Если понадобится, ракета сама может стать на некоторое время ее искусственным спутником.

Но придет час, и новая, более совершенная ракета проникнет в плотные облака этой планеты. Перед глазами путешественников предстанет еще один мир. Что увидят они под густыми облаками? Вечный полумрак или жаркий день, сухие пустыни или заросшие болота, кипящие океаны или теплые моря? К сожалению, сегодня мы пока слишком мало знаем о Венере. Может быть, мы найдем на этой планете жизнь.

Вслед за Венерой нам предстоит осмотреть Меркурий. Однако едва ли это путешествие будет очень приятным. Ведь Меркурий в два с половиной раза ближе к Солнцу, чем Земля, и получает в семь раз больше тепла. Одна половина его обращена к Солнцу, там могут плавиться некоторые металлы, а на другой стороне — вечный холод.

Список межпланетных маршрутов далеко не исчерпан. Предстоит еще опасный полет в пояс астероидов, где имеется множество малых планет, диаметром в сотни, десятки километров и меньше.

Предстоят далекие многолетние полеты в область вечной тьмы и холода, к планетам-гигантам — Юпитеру и Сатурну. Возможно, люди не захотят посетить эти мрачные миры, окутанные ядовитыми газами, удовлетворятся изучением этих планет сих спутников. Среди последних есть достаточно крупные небесные тела — размером с Луну и даже гораздо больше. Спутники Юпитера Ганимед и Каллисто, спутник Сатурна Титан, а также спутник Нептуна Тритон по размерам даже больше Меркурия.

И, наконец, в далекой перспективе, посетив «ледяные» планеты Уран, Нептун и Плутон, человечество выйдет к границам солнечной системы.