Земля — Луна


Проносясь мимо Луны, первая лунная ракета должна была измерить магнитное поле Луны и ее радиоактивность. Понадобится немало еще автоматических ракет, чтобы облететь, сфотографировать, нанести на карту, изучить Луну. Но мы опустим историю всех будущих ракет-автоматов.

Предположим, что создан уже межпланетный корабль, способный доставить нас на Луну. В кабине много приборов, удобные кресла. Мы пристегиваемся к креслам ремнями.

Автоматическая танкетка с телевизионным передатчиком на Луне. (Рисунок Н. М. Кольчицкого.)
Автоматическая танкетка с телевизионным передатчиком на Луне. (Рисунок Н. М. Кольчицкого.)

Секундные стрелки движутся по циферблату. Приближается заветный, заранее вычисленный момент старта. Осталось 5, 4, 3, 2 секунды... Вспышка! Рывок! Грохочущий удар! Нас прижимает к креслу, вдавливает в него. Страшная тяжесть стискивает грудь, мешает дышать. Все это — результат непомерного ускорения.

Мы стартовали с вершины горы. Это было сделано для того, чтобы не тратить топливо на борьбу с сопротивлением воздуха в нижних, плотных слоях атмосферы.

Горы проваливаются вниз, голубоватая дымка скрадывает очертания. Блестящие снежные вершины теряются среди снежно-белых облаков. Ярко-синее небо над облаками с каждой секундой темнеет и постепенно становится почти лиловым. Мы в стратосфере. Уже перекрыты рекорды стратостатов и самолетов, хотя после старта прошло не более 30 секунд.

Все выше и выше. На чернильно-лиловом небе проступают звезды. Сверкнула огненная нить, как будто кто-то невидимый острой бритвой раскроил небосклон. Это метеорная частица, влетев в стратосферу, раскалилась и испарилась. Кажется, что ракета движется все медленнее, потому что Земля ушла далеко вниз. Видимая ее поверхность, окутанная голубым туманом с темно-голубыми морщинами хребтов, непохожа на покинутую нами родную планету.

Через две минуты после старта мы над стратосферой — в ионосфере. Плотность воздуха здесь во много раз меньше, чем на поверхности. Практически это безвоздушное пространство.

Ракета плавно поворачивает. Мы ощущаем этот поворот своеобразно. Двигатель все еще работает. Силы инерции прижимают нас к креслам, и нам кажется, что ракета летит по-прежнему вверх, даже запрокидывается. Зато Земля, которая была снизу, вдруг разворачивается и превращается в крутую, почти отвесную стену.

Первые люди на Луне. (Рисунок Н. М. Кольчицкого.)
Первые люди на Луне. (Рисунок Н. М. Кольчицкого.)

Наш межпланетный корабль повернул на восток. На это есть причина.

Всякий предмет, в том числе и ракета, находящаяся на поверхности Земли, еще до отлета имеет начальную скорость — скорость вращения Земли вокруг оси. На полюсах она равна нулю, на экваторе — 465 м/сек.

Лодка, плывущая по течению, движется быстрее, чем против течения. Ракета, повернувшая на восток, полетит быстрее, чем на запад: ведь Земля вращается в направлении с запада на восток. Значит, это вращение сделает за ракету часть работы, сэкономит заметную долю топлива. Вот почему выгоднее лететь на восток, вот почему выгоднее стартовать на экваторе или, по крайней мере, в южных районах нашей страны.

Допустим, наш ракетодром находится на Кавказе. Сквозь яркие полосы облаков можно будет различить очертания заливов Каспия. Живая карта, затуманенная дымкой атмосферы, проплывет перед нашими глазами. За темным Каспием появляются красноватые пустыни Средней Азии, серо-зеленые пятна ее оазисов, затем снова сверкающие белизной снежные хребты. Минут через семь после старта, набрав необходимую скорость отрыва, мы выключаем двигатель. Вы уже знаете, какова эта необходимая скорость. У самой поверхности Земли она равна 11,2 км/сек, а с высотой постепенно уменьшается. Итак, мы помчимся со скоростью около 40 тыс. км/час. За час мы можем совершить кругосветное путешествие вдоль экватора. На нашей широте оно займет меньше времени.

Четверть часа занял у нас весь путь от Кавказа до Тихого океана. Огибая Землю, мы постепенно поднимаемся. Еще через несколько минут с высоты 2—3 тыс. км мы увидим примерно четверть земного шара. Этот гигантский глобус занимает полнеба. На освещенной Солнцем стороне Земли не без труда можно будет различить очертания материков и морей. Облака частично скрывают их. Звезд станет видно гораздо больше, чем на Земле. Впереди по курсу — Луна, сзади, на фоне звездного неба — Солнце.