Алексей Павлович Ганский


Талантливый русский астроном Алексей Павлович Ганский (1870—1908) посвятил жизнь изучению Солнца. Когда в 90-х годах прошлого века он начал исследования, о Солнце не так много было известно. Солнечные пятна, факелы и протуберанцы наблюдались уже давно, но природа их не была выяснена, а солнечная корона, видимая лишь в короткие минуты полных затмений, оставалась сплошной загадкой.

Алексей Павлович Ганский вырос в Одессе. Он учился в Одесском университете, где в то время астрономию преподавал проф. А. К. Кононович — передовой ученый и отличный педагог.

Ясное небо Одессы и обилие солнечных дней создавали самые благоприятные условия для астрономических наблюдений. Но астрономическая обсерватория Одесского университета была очень бедна, так как царское правительство не давало денег для приобретения хорошего оборудования. А. К. Кононович, занимавшийся новой тогда еще отраслью астрономии — астрофизикой, при помощи имевшихся на обсерватории скромных инструментов организовал систематическое фотографирование солнечных пятен и протуберанцев. К этим работам он привлек своего ученика — студента Ганского. Таким образом, еще в студенческие годы будущий ученый включился в научную работу обсерватории.

Упорно работая, Ганский ко времени окончания университета не только приобрел большие знания по астрономии, но и выбрал для исследований трудную область этой науки — изучение Солнца.

А. П. Ганский. (Гравюра А. П. Журова.)
А. П. Ганский. (Гравюра А. П. Журова.)

После окончания университета Алексей Павлович работал на Пулковской обсерватории. Вместе с другими астрономами он принял участие в экспедиции на Новую Землю для наблюдения полного солнечного затмения в 1896 г. Здесь он сделал отличные фотографии солнечной короны, что удавалось далеко не всем. Тщательно изучив эти снимки и сопоставив их с данными наблюдений солнечной короны за полвека, Алексей Павлович сделал крупное открытие. Он установил, что форма солнечной короны меняется закономерно и периодически в связи с количеством пятен на Солнце: когда на Солнце больше всего пятен, корона видна вокруг всего солнечного диска, при этом она гораздо ярче полной Луны; когда пятен меньше, корона отступает от солнечных полюсов и блеск ее сильно уменьшается, и наконец когда пятен совсем мало, корона сильно вытягивается вдоль солнечного экватора, напоминая крылья бабочки. В это время блеск короны не превосходит блеска Луны. На основании этих выводов Ганский предсказал форму короны для предстоявших затмений, и его предсказания потом подтвердились.

С 1897 по 1905 г. Алексею Павловичу пришлось много времени провести во Франции. В царской России нельзя было и мечтать о получении средств на постройку высокогорной обсерватории. Не заботились о таких обсерваториях и правительства западноевропейских стран. Только французскому астроному Жансену удалось на частные средства построить обсерваторию на Монблане — самой высокой горе в Западной Европе (4810 м над уровнем моря). Однако и эта обсерватория бездействовала: не было астронома, который, преодолев все трудности восхождения на Монблан, отважился бы работать на высоте почти 5 км.

Ганский решил исследовать явления, происходящие на Солнце, в наиболее благоприятных для этого условиях — на большой высоте. Он девять раз поднимался на вершину Монблана и провел там важнейшие научные наблюдения. В разреженной атмосфере было трудно дышать, но зато чистый, прозрачный воздух облегчал астрономические наблюдения.

Здесь, на Монблане, среди снежного поля, Алексей Павлович еще во время первых своих восхождений произвел определение так называемой солнечной постоянной. Это полное количество энергии, получаемой от Солнца одним квадратным сантиметром поверхности на границе земной атмосферы.

На высоте вершины Монблана солнечную постоянную можно было определить, не считаясь с поглощающим действием нижних, наиболее плотных слоев атмосферы и учитывая только поглощение лучей верхними, более разреженными слоями.

После тщательных наблюдений Алексей Павлович вывел значение солнечной постоянной. Долгое время спустя никто не мог получить значения более точного; только уже в недавнее время с новейшей аппаратурой (которой не было у Ганского) ученые установили, что солнечная постоянная равна 1,94 малой калории — несколько меньше, чем определил Ганский.

Помимо этого, Ганский с вершины Монблана наблюдал Венеру и Юпитер и изучал различные небесные явления. Каждое его восхождение на Монблан приносило новые успехи науке.

Работая на Монблане, Алексей Павлович почти ежегодно приезжал в Пулково и участвовал в работах пулковских астрономов. В 1905 г. он окончательно перешел на Пулковскую обсерваторию, где продолжал исследования Солнца.

Поверхность Солнца по своему строению неоднородна: она как бы состоит из отдельных зерен, называемых гранулами. По наблюдениям Ганского, гранулы оказались самыми подвижными и изменчивыми явлениями на Солнце. При своих огромных размерах (иногда тысячи километров в диаметре) они изменяются и исчезают в течение немногих минут.

По солнечному диску они перемещаются со скоростью 2—4 км/сек — гораздо быстрее пятен. Гранулы, по-видимому, являются как бы вершинами «столбов» горячих газовых токов, поднимающихся из глубины Солнца.

Исследуя протуберанцы — огромные фонтаны раскаленного газа, высоко поднимающиеся над поверхностью Солнца,— Алексей Павлович пришел к мысли, что форма солнечной короны может быть связана с формой и направлением протуберанцев. При этом он определил скорость, с которой вещество протуберанцев извергается из Солнца. Она оказалась равной примерно 200 км/сек.

Работая в Пулкове, Ганский доказывал необходимость постройки большой астрофизической обсерватории на юге России. По его инициативе было основано отделение Пулковской обсерватории в Симеизе (в Крыму). Алексей Павлович энергично занимался организацией этого отделения, но не смог довести работу до конца. В полном расцвете творческих сил, в возрасте всего 38 лет, он утонул, купаясь у Крымского побережья. Так оборвалась короткая, но яркая жизнь ученого-новатора, постоянно искавшего новые пути в науке и не боявшегося никаких трудностей. Ему не страшны были ни восхождения на Монблан, ни снежные бураны на вершине этой горы. С риском для жизни он не раз поднимался на воздушном шаре для наблюдения «падающих звезд» над облаками. Свои наблюдения — особенно во время затмений — Алексей Павлович организовывал так, чтобы ни одна секунда не пропадала без пользы для науки.

Можно себе представить, сколько мог бы дать Ганский, если бы он дожил до советской эпохи, когда ученым предоставлены все возможности для научной работы. Но и то, что сделал Алексей Павлович, обеспечивает ему почетное место в истории отечественной науки, а основанная Ганским Симеизская обсерватория (ныне Крымская астрофизическая обсерватория Академии наук СССР) занимает виднейшее место среди современных астрономических обсерваторий.