Михаил Васильевич Ломоносов как астроном


В свое время наблюдения Галилея и других астрономов, уже имевших в своем распоряжении телескопы, подтвердили, что планеты, подобно Земле, имеют шарообразную форму. Но сходны ли другие планеты с Землей по своему физическому устройству, есть ли хотя бы на одной из них атмосфера, подобная земной — это долго оставалось неизвестным. Великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов в начале второй половины XVIII в. доказал, что на Венере — одной из планет нашей солнечной системы — существует атмосфера, по-видимому более плотная, чем атмосфера Земли.

М. В. Ломоносов ведет астрономические наблюдения. (Гравюра В. Н. Ростовцева.)
М. В. Ломоносов ведет астрономические наблюдения. (Гравюра В. Н. Ростовцева.)

Свое замечательное открытие Ломоносов сделал в 1761 г., наблюдая прохождение Венеры между Землей и Солнцем. Это очень редкое явление наблюдали ученые многих стран, специально организовавшие для этого далекие экспедиции. Такие наблюдения Венеры давали возможность уточнить величину расстояния от Земли до Солнца. Но только Ломоносов, у себя дома, в Петербурге, наблюдая в небольшую трубу, сделал великое открытие, что на Венере есть атмосфера. Одного этого открытия было бы достаточно, чтобы имя Ломоносова сохранилось в веках. Ломоносов был основоположником многих отраслей знаний, он много сделал для развития и физики, и химии, и геологии, и минералогии. В то же время он был выдающимся поэтом, историком, филологом и крупнейшим астрономом своего времени.

Во времена Ломоносова учение Коперника, признанное всеми передовыми учеными, вызывало еще бешеное сопротивление со стороны русской церкви. В начале XVIII в. Петр I, убежденный сторонник учения Коперника, много сделал для его распространения в нашей стране, не считаясь с сопротивлением церковных изуверов и отсталых людей. Но после смерти Петра I влияние церкви вновь усилилось.

Ломоносов — один из передовых ученых своего времени — всю жизнь неустанно боролся против религии за торжество науки, против отсталости и невежества. Он утверждал, что Вселенная бесконечна, что обитаемых миров в ней тоже бесконечное множество, что как наша Земля, так и все существующее в природе не всегда было таким, каким мы его видим сейчас, что все в природе изменяется. Он остроумно высмеивал в стихах мракобесов, продолжавших отстаивать ложное учение о неподвижной Земле, якобы покоящейся в центре мира. Ломоносов пропагандировал книги, излагавшие учение Коперника, и стремился к самому широкому распространению в народе правильных представлений об устройстве Вселенной.

Ломоносов был не только великим ученым, но и великим патриотом. В науке он видел могучую силу для улучшения жизни народа. Ломоносов прекрасно понимал, какое значение имеет мореплавание для нашей огромной страны с ее большой морской границей. А для того, чтобы правильно вести корабль в далеком морском путешествии и не заблудиться в безбрежном океане, необходима астрономия: нужно точно знать широту и долготу тех мест, где проходит корабль. Поэтому Ломоносов проявлял особый интерес и изобретательность в создании таких приборов, которые помогали бы морякам как можно лучше ориентироваться в пути по наблюдениям звезд и с наибольшей точностью определять время. Много внимания уделял он обучению наших моряков, в особенности штурманов, вооружению их необходимыми в морском деле астрономическими знаниями. В помощь морякам Ломоносов изобрел «ночезрительную трубу», в которую можно было наблюдать за кораблями и скалами на море в ночное время. Тогда это изобретение не вошло в обиход. И только в нашу эпоху стали применяться «ночезрительные бинокли»: при их помощи можно следить за движением самолетов и различными явлениями на небе ночью.

Стремясь вооружить астрономов лучшим инструментом для проникновения в глубь Вселенной, Ломоносов создал новый тип отражательного телескопа-рефлектора. У применявшихся в то время телескопов-рефлекторов, изобретенных Исааком Ньютоном, было два зеркала. Второе зеркало, устанавливавшееся с наклоном, предназначалось для более удобного рассматривания изображений, но яркость изображения при этом терялась. В телескопе Ломоносова было только одно зеркало, расположенное с наклоном, —оно давало более яркое изображение предмета, потому что свет не терялся, как при отражении от второго зеркала.

Астрономический прибор Ломоносова. (Рисунок М. В. Ломоносова.)
Астрономический прибор Ломоносова. (Рисунок М. В. Ломоносова.)

Можно сказать, что не было ни одной волнующей загадки в науке о Вселенной того времени, к решению которой не привлечено было бы внимание Ломоносова. Загадкой была в его время физическая природа Солнца. Далеко опережая современную ему науку, Ломоносов первым из ученых разгадал, что поверхность Солнца представляет собой бушующий огненный океан, в котором даже «камни, как вода, кипят».

Загадкой во времена Ломоносова была и природа комет.

Ломоносов высказал смелую мысль, что хвосты комет образуются под действием электрических сил, исходящих от Солнца. Позднее было выяснено, что в образовании хвостов комет действительно участвуют солнечные лучи.

В последние годы жизни Ломоносов вплотную подошел к решению таких вопросов, как определение блеска звезд при помощи прибора, над изобретением которого он работал, и точное определение расстояний до звезд. В то время сила видимого блеска звезд определялась без специальных приборов, грубо приближенно. Передовые ученые уже знали, что расстояния до звезд по сравнению с расстоянием до Солнца и до других планет непомерно велики, но точному определению они не поддавались. Ломоносов был близок к решению и этих вопросов, таких важных для раскрытия тайн Вселенной, но смерть помешала ему довести эти свои исследования до конца.

До Ломоносова, в его время и даже долго после него астрономы занимались изучением только формы и движения небесных тел. Ломоносов был одним из первых астрономов, поставивших задачу постигнуть подлинную физическую природу далеких небесных тел — Солнца, планет, комет, бесконечно далеких звезд. Никто не заботился так, как Ломоносов, о практическом применении астрономии. Михаил Васильевич Ломоносов по справедливости считается одним из крупнейших астрономов своего времени и одним из предшественников выдающихся русских астрономов — Струве, Бредихина, Белопольского и других.