Открыватели морских тайн


Море часто выбрасывает на берег раковины моллюсков, панцири крабов, трубки морских червей, куски дерева, источенные корабельным червем тередо, обрывки водорослей. На берегу можно найти высушенных солнцем рыбок. Во время отлива обнажается дно, и тогда можно собрать разнообразных представителей подводного царства, которые не уплыли в море с отступившей водой.

Однако все это — только ничтожно малая часть необыкновенно богатой и разнообразной жизни моря. Такие сборы не могут удовлетворить исследователя моря. Он должен понаблюдать жизнь морских животных в их природных условиях. Но спокойным море бывает редко, поэтому даже на небольшой глубине мелкая рябь мешает разглядеть чудесных обитателей прибрежных зарослей.

Первый советский экспедиционный корабль «Персей».
ЗАМЕНИ ТЕКСТ

В исследовании моря помогают водолазы. Но они могут работать на небольших глубинах, а ученых интересуют животные, населяющие всю громадную толщу вод и дно океана.

Немало пришлось потрудиться, пока были найдены способы всестороннего изучения жизни моря.

Очень многое в исследовании Мирового океана сделали русские моряки. Только в первой половине XIX в. они совершили около 40 кругосветных плаваний. В экспедициях моряки брали пробы воды, определяли солёность, измеряли ее температуру, доставали образцы ила со дна океана и собирали коллекции морской фауны и флоры.

Так постепенно исследователями открывались тайны океана.

Особенных успехов достигли советские ученые. Еще не закончилась гражданская война, когда В. И. Ленин подписал декрет об организации Плавучего морского научного института.

Экспедиционное судно «Витязь» ведет промер глубины морского дна особым прибором — эхолотом.
Экспедиционное судно «Витязь» ведет промер глубины морского дна особым прибором —- эхолотом.

В 1923 г. был построен первый советский экспедиционный корабль «Персей». На «Персее» было восемь лабораторий. Вскоре в Москве, Ленинграде, Владивостоке, Мурманске и в других местах были организованы институты, лаборатории и станции для изучения морей. За годы пятилеток еще шире развернулась исследовательская работа на морях. Полеты над Центральной Арктикой, дрейф станции «Северный полюс» (стр. 466), плавание ледокольного парохода «Георгий Седов» (стр. 481) — крупные этапы в истории изучения Северного Ледовитого океана. Еще в большем масштабе стали проводиться исследования морей после Великой Отечественной войны.

Советские ученые изучали не только моря, окружающие нашу великую Родину, но и вышли на просторы Тихого и Атлантического океанов и в антарктические воды.

Замечательных успехов добились советские полярники в Исследовании центральной части Северного Ледовитого океана. Теперь дрейфующие станции на льдах Арктики стали постоянно действующими научными центрами (стр. 486-498). Кроме того, на самолетах удалось исследовать самые недоступные районы. Увеличилось число экспедиционных кораблей, и среди них п-оявился замечательный советский исследовательский теплоход «Витязь». В Атлантике работает большой исследовательский корабль «Ломоносов». Ежегодно в далекую Антарктику отправляются советские китобои. В каждом рейсе флотилии «Слава» участвуют научные работники.

На дизель-электроходе «Обь» советские ученые провели обширные исследования вод Южного полушария и Антарктики, а на самой Антарктиде расположился крупный научный центр и поселок Мирный (см. стр. 499). 

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

Водолазам, работающим под водой, все время накачивают свежий воздух.
Водолазам, работающим под водой, все время накачивают свежий воздух.

Прежде чем оказаться на борту корабля, ученые разрабатывают план исследований.

Когда план составлен, начальник экспедиции подбирает людей. На корабле необходимы гидрологи, которые будут брать пробы воды, измерять температуру на различных глубинах, определять направление течений, характер волн, приливов и отливов. Течения и волны зависят от ветра, поэтому надо взять в экспедицию метеорологов, чтобы они регулярно наблюдали за погодой.

Нельзя обойтись без гидрохимиков, которые будут производить химические анализы воды и грунта. Они определят соленость, количество и состав растворенных в воде химических веществ и газов.

Геологи займутся исследованием морского дна. Много труда будет затрачено на выяснение рельефа дна.

Большие работы предстоят гидробиологам. Они будут изучать планктон — мелкие организмы, населяющие водную толщу, и бентос — животные и растения морского дна.

Ихтиологи займутся исследованием рыб. А ведь это не так просто: надо поймать лежащую на дне камбалу, скрывающегося среди водорослей морского конька и быструю скумбрию. Морские птицы, киты, тюлени тоже интересуют биологов. Часть биологов будет изучать невидимую простым глазом, но весьма важную часть населения моря — бактерий.

Перед выходом в плавание на карте точками отмечаются места будущих станций, т. е. места, на которых корабль остановится для исследований. Эти точки — станции — покрывают сеткой всю карту моря. В одном месте они чаще, в другом реже. Там, где дно моря ровное и известно, что на большом пространстве нет изменений солености, температуры воды или состава рыб и планктона, нет нужды делать частые станции. Наоборот, если участок моря мало исследован и можно предполагать наличие резких подъемов и впадин на дне, изменение температуры воды или же существование разных течений, там станции делаются чаще.

В море корабль станет плавучим городком, в котором должно быть все необходимое для жизни и работы — начиная от приборов для исследований до иголки с ниткой.

Когда весь груз прибывает в порт, кажется невероятным, что вся эта громада сможет уместиться в одном корабле. Вместе с экипажем судна члены экспедиции распределяют грузы так, чтобы самое необходимое было сверху. Иначе из-за какого-нибудь гвоздя придется перекладывать весь груз.

Но вот раскрылись трюмы, заработали лебедки, и быстро начали таять горы экспедиционного снаряжения.

Одновременно оборудуются лаборатории. Ящик с микроскопом нельзя просто поставить на стол: при качке он упадет на пол. Для ножек микроскопа делаются крепления, которые надежно предохраняют прибор от падения. Закрепить нужно все. Даже для пинцета надо сделать петлю, в которую он будет вставлен.

И вот корабль отходит от берега, начинается своя, особая жизнь. Сутки на корабле разделены на шесть судовых вахт. Через каждые четыре часа сменяются штурманы и матросы на палубе, механики и кочегары в машинном отделении. Каждому приходится нести в сутки по две вахты.

Режим труда научных сотрудников зависит от станций. Если корабль подойдет к станции ночыо, то немедленно разбудят всех участников экспедиции для работы, а если это случится днем, во время обеда или каких-либо занятий, то они будут прерваны, каждый поспешит к своему рабочему месту.

Матросы заранее снимают брезент с лебедок, проверяют электромоторы, чтобы, придя на станцию, сразу начать опускать научные приборы в морские глубины.

В такие часы весь корабль мобилизован. Начинается новая жизнь — жизнь людей, открывающих морские тайны.