Микробы в почве


В обломках мертвых скал, в сыпучих песках выжженных солнцем пустынь — везде и всюду первые вестники жизни — микробы. Они живут, размножаются, гибнут, выделяют вещества, разрушающие горную породу, заселяют постепенно поверхность планеты и за тысячелетия превращают землю в плодородную почву.

По всему земному шару каждое мгновение умирают животные и растительные организмы. На смену им рождаются новые. Трупы животных, остатки растений разлагаются, сгнивают, истлевают и в конце концов становятся составной частью почвы — перегноем. Почти всю эту колоссальную работу осуществляют микробы; они расчищают дорогу новой жизни.

Зал фильтров на водопроводной станции в Москве, где вода очищается от загрязнения и микробов.
Зал фильтров на водопроводной станции в Москве, где вода очищается от загрязнения и микробов.

Плодородие почвы теснейшим образом связано с деятельностью почвенных микробов. Они не только приготовляют пищу растениям, но и создают структуру почвы — ее пористое строение. Бесструктурная почва легко размывается дождем и плохо впитывает воду. После дождя на ее поверхности образуется корка, которая затрудняет дыхание корням растений. В сухую погоду она превращается в пыль. Перегной, образованный микробами, в структурной почве склеивает ее частицы, придает им прочность и пористость. Структурная почва содержит в своих порах между комочками влагу и воздух, необходимые для развития корней.

Микробы вызывают гниение и брожение. При этом выделяется в огромном количестве углекислый газ. Его поглощают из воздуха своими листьями растения. Если бы не было микробов, запас углекислого газа в воздухе был бы незначительным и растения были бы обречены на голодание.

Микробы распространены на нашей планете повсюду. Но количество их в разных местах неодинаково. Остатки растений, перегной и другие источники питания микроорганизмов распределены неравномерно: в одной почве их много, в другой — меньше. Микроорганизмы скопляются там, где пищи для них достаточно.

В сухих пустынных почвах Памира на высоте 4000 м в каждом кусочке почвы величиной с наперсток насчитывается до 500000 микробов, а в том же объеме огородной поливной почвы — несколько миллиардов микробов.

Количество микробов в одном грамме почвы колеблется от нескольких десятков тысяч до восьми миллиардов. Общий вес микробов в пахотном слое одного гектара достигает 4—5 Т.

Больше всего микробов на корнях растений и в прилегающей к ним почве. В бесплодных песках Каракумов микробы ютятся почти исключительно под кустиками, питаясь главным образом выделениями корней и растительными остатками. Любой комочек почвы, богатый перегноем — это крохотный мир деятельных микробов. Чем глубже, тем микробов в почве становится меньше.

В камере акад. Н. Г. Холодного можно видеть, что жизнь бактерий сосредоточена вокруг комочков почвы.
В камере акад. Н. Г. Холодного можно видеть, что жизнь бактерий сосредоточена вокруг комочков почвы.

Акад. Н. Г. Холодный сконструировал камеру, позволяющую наблюдать жизнь микроорганизмов непосредственно в почве. В камере создаются для микробов благоприятные условия: почва пористая, воды и воздуха в ее порах достаточно. В камере Холодного можно увидеть, что микробы располагаются главным образом не в порах, а на поверхности почвенных частиц. С места на место они разносятся током воды. Многие из микробов могут самостоятельно передвигаться, хотя и очень медленно, с помощью жгутиков. Плесени разрастаются быстро. Их тонкие нити, как будто паутиной, оплетают комочки почвы, распространяясь все дальше и дальше. А за ними часто передвигаются и бактерии.

Микробы хорошо приспособляются к самым различным условиям существования. Большая часть почвенных микробов развивает свою деятельность при температуре от +15 до +35°. Но некоторые микробы предпочитают холод. В районе Архангельска почва нагревается в июле только до +7°. Казалось бы, в ней не может быть никакой жизни. Но и в более северных районах, при более низких температурах, живут в почве особые холодолюбивые микробы, приспособившиеся к низким температурам. При их участии разложение органических веществ может идти при температуре и ниже нуля, хотя и не столь энергично.