Цветение моря


Иногда морская вода приобретает необычный оттенок — красноватый, бурый, желтый или темно-зеленый. Это происходит из-за массового развития мелких живых существ в поверхностном слое моря. Такое явление называют «цветением моря». Чаще всего цветение моря создают микроскопические водоросли — сине-зеленые, диатомеи или перидинеи, реже — планктонные рачки, еще реже — мелкие и крупные медузы. В Черном море иногда появляется огромное количество крупных медуз — аурелий. При зимней ловле они мешают рыбакам видеть стаи хамсы и обнаруживать рыбу гидроакустическими приборами.

Медуза аурелия. Вид снизу
Медуза аурелия. Вид снизу

Ранней весной и поздней осенью в наших широтах наиболее интенсивно перемешиваются глубинные слои морской воды с поверхностными. При этом на поверхность моря поднимаются накопившиеся в глубине соли фосфора и азота, необходимые для развития растительных морских организмов.

В связи с этим в прибрежной зоне и над малыми глубинами начинается массовое размножение диатомеи и сине-зеленых водорослей. Перидинеи не так нуждаются в солях фосфора и азота, поэтому массовое развитие перидиней может произойти летом или даже зимой.

Подавляющее большинство перидиней светится ночью при малейшем механическом раздражении. Один из видов перидиней так и называется ночесветками. Они часто встречаются в Черном, Японском и Охотском морях. Ночесветка — хищник, хотя представляет собой крошечный слизистый шарик диаметром всего около миллиметра. В Токийском заливе ночесветки появляются в таком количестве, что вода становится коричневой и непрозрачной, а по ночам ярко светится.

И. А. Гончаров, описывая свое путешествие в Японию и на Дальний Восток на фрегате «Паллада», отметил, что он видел у берегов Японии море, покрытое «красной икрой, словно толченым кирпичом», «...ночью икра эта сияет нестерпимым фосфорическим светом». Гончаров ошибочно принял ночесветок за рыбью икру.

Микроскопические водоросли:	1 — ризосоления; 2 — триходесмиум (сильно увеличено)
Микроскопические водоросли: 1 — ризосоления; 2 — триходесмиум (сильно увеличено)

Сине-зеленая водоросль триходесмиум иногда покрывает поверхность тропических морей на сотни миль и размножается в таком количестве, что зыбь и волны затухают, а вода приобретает запах, похожий на запах хлора. Цветение сине-зеленых водорослей в разгар лета в Азовском и Балтийском морях создает при штиле впечатление, будто наводной глади появились темно-зеленые луга. Отмирая, сине-зеленые водоросли идут ко дну. Там начинается их разложение. При этом выделяются газы, ядовитые для рыб, и расходуется кислород, находящийся в воде. В связи с этим иногда гибнут донные рыбы — камбала и бычки. Задыхающаяся рыба, спасаясь, движется к берегу, где самый слабый прибой массами выбрасывает ее, обессиленную, на берег.

В некоторые годы поздней осенью Азовское море становится похожим на тихое болото с темно-коричневой окраской воды и даже издает характерный болотный запах. Это означает, что происходит массовое размножение иголочек диатомовой водоросли ризосолении.

Один из видов диатомей размножается у тихоокеанского берега Северной Америки в таком количестве, что вода кажется смоляной или кровавой. После штормового прибоя на берегу образуются валы выброшенных морем диатомей, тянущиеся на многие километры. Американцы называют такое цветение моря «эпидемией диатомовых».

Однажды в южной части Атлантического океана с парохода увидели вокруг большого кита красноватые полосы. Моряки решили, что кит ранен и истекает кровью. Но, зачерпнув за бортом ведро воды, они увидели, что вода кишит бледно-розовыми ракушковыми рачками.

Красное или розовое цветение моря происходит также от скопления излюбленной пищи сельдей — веслоногих рачков калянид или от изобилия в море обычной пищи китов — крупных рачков эвфаузиид. Массовое размножение эвфаузиид наблюдается во всех широтах и даже в тропиках. Обширные пространства Аравийского моря иногда бывают покрыты эвфаузиидами в таком количестве, что цветение моря заметно даже с самолета.

Полярникам известны случаи цветения морского льда. При этом лед становится чаще всего зеленым, иногда желтым, бурым или красным — в зависимости от вида микроскопических растительных организмов, скопившихся на его поверхности. В начале полярного лета такой окрашенный лед тает быстрее, так как поглощает больше солнечных лучей, чем обычный лед.

Веслоногие рачки каляниды
Веслоногие рачки каляниды

Непрерывность цветения, протяженность и очертания «цветущих» участков моря зависят прежде всего от распределения вод разного происхождения и от их движения. Пятна диаметром в сотни метров и полосы шириной до десяти метров и длиной в несколько километров встречаются чаще, чем сплошные многокилометровые «поля цветения». Корабль, прошедший по такому полю, оставляет за собой долго не закрывающиеся просветы. Толщина охваченного цветением морского слоя колеблется от нескольких сантиметров до нескольких метров, реже — до десятков метров.

Под цветущей поверхностью моря могут укрываться целые косяки рыб. Их не видно и трудно обнаружить даже гидроакустическими приборами, так как растительных! планктон выделяет пузырьки газа, которые затрудняют прохождение в воде ультразвуковых колебаний. Внимательный штурман всегда встревожится, увидев, что окраска моря изменилась или что волнение морской поверхности стало другим, так как это бывает обычно связано с мелями или рифами. Однако такие тревожные сигналы могут оказаться и ложными: просто в этих местах «цветет» море. И в то же время цветение моря иногда создает на его поверхности непроницаемую для глаза пелену, под которой могут таиться рифы, мины и даже скрываться подводные лодки.