Наше народное хозяйство


В 1967 г. наш народ, а вместе с ним и все прогрессивное человечество будет праздновать замечательный юбилей — пятидесятилетие Великой Октябрьской социалистической революции, пятьдесят лет существования Советского социалистического государства. Каждый год замечательная Выставка достижений народного хозяйства в Москве демонстрирует новые экспонаты. Они показывают, каких успехов добился Советский Союз за истекший год. В 1967 г. на ВДНХ будет особенно празднично. Экспонаты отразят все самое лучшее и важное из того, что сделал наш народ за полвека.

Думается, что в тот юбилейный год в одном из центральных павильонов выставки будут демонстрироваться две карты. Одна из них покажет облик нашей Родины в 1917 г., когда пролетариат под руководством ленинской партии совершил Великую Октябрьскую социалистическую революцию и взял власть в свои руки. А на второй отразятся все перемены, какие произошли в нашей стране за полвека. На ней будут отмечены и те достижения, которых советский народ добьется, осуществляя семилетний план — важный этап коммунистического строительства.

 

КАРТЫ РАССКАЗЫВАЮТ

Географические карты по природе своей молчаливы. Но молчание первой карты будет достаточно красноречиво, особенно когда посетители выставки начнут сравнивать ее со второй, рассказывающей не о том, что было, а о том, что уже есть. Вторую, новую карту страны вообще сделают говорящей. Чтобы она заговорила, достаточно нажать одну из кнопок на легенде (так называют текст, объясняющий, что означают условные обозначения на карте). Только легенду эту поместят, конечно, не на самой карте, а у ее основания на отдельном пульте. И каждому, кто нажмет соответствующую кнопку с определенным значком, карта тут же даст краткий и точный ответ.

Если все эти ответы сложить воедино, то получится рассказ о том, как народы многонационального Советского Союза создали прочную основу для строительства коммунизма, превратили шестую часть мира в богатейшую страну нашей планеты.

Пятьдесят лет на часах истории — срок очень небольшой, особенно если вспомнить, что с 1917 г. мирный созидательный труд советского народа прерывался не однажды: 18 лет из этого времени наш народ был вынужден отражать военные нападения империалистов и восстанавливать разрушенное войной. Географические карты, как известно, показывают не движение истории, а лицо страны на определенных исторических этапах. Они не могут рассказать, как происходили те или иные перемены, но ясно показывают результаты этих перемен. И сравнение двух карт может объяснить многое.

Карта 1917 г. отражает облик царской России — страны гигантских расстояний и бездорожья, страны величайших природных богатств и нищеты. Значками, обозначающими населенные пункты, центры промышленности и пути сообщения, карта свидетельствует, что большая часть городов, сел и деревень была тогда сосредоточена на западе от Уральского хребта, а к востоку от него и к югу лежали пустынные, слабо населенные места. Линии железных дорог почти не пересекали эту часть страны, да и вообще сеть их была на востоке России очень редкая, а через всю огромную Сибирь — от Урала до Тихого океана — вилась только одна единственная ленточка железной дороги, да и на юго-восток — от берегов Волги до Туркестана — была протянута через степи, полупустыни и пустыни всего лишь одна стальная колея. Значки, обозначающие угольные шахты и рудники, размещены на карте в основном только на юге — в Донецком бассейне; железную руду добывали лишь в Криворожье и на Урале.

ЗА ОДИН ЧАС

Час на час непохож, хотя и прежде и теперь один час — это одно и то же число минут: 60. Однако «содержимое» часа совсем разное.

Возьмем, к примеру, промышленное производство нашей страны в 1928 г., когда начиналась первая пятилетка, и в 1961 г. Сравним объем выпущенной за час продукции тогда и теперь. Получается, что один час 1961 г. по объему выпущенной продукции содержит ... 25 часов 1928 г. — больше суток!

Вот как «разросся» нынешний час! В 1961 г. индустрия Советского Союза за один час выпускала:

  • 7430 т стали; этого вполне достаточно для изготовления 5000 грузовиков, либо 4200 гусеничных тракторов, либо 31 000 ткацких станков;
  • 16860 т нефти; переработав ее в дизельное топливо, можно вспахать трактором 670 тыс. га посевной площади;
  • 33240 тыс. квт-ч электроэнергии; как раз столько необходимо для выплавки 4160 тыс. т металла;
  • 50000 м2, или 5 га, шерстяных тканей. Из этой ткани можно сделать 12 тыс. костюмов;
  • 47700 пар кожаной обуви, которая поступает с конвейеров фабрик на прилавки магазинов;
  • 140000 разных книг, которые печатаются и брошюруются в типографиях;
  • 274 новые квартиры...

К концу семилетки час станет еще более «емким»:

  • мартены выплавят 10 500 т стали;
  • в нефтехранилища поступит 27 600 т нефти;
  • электростанции дадут 60 млн. квт-ч;
  • с конвейеров сойдут 60 000 пар кожаной обуви;
  • трудящиеся получат 420 новых квартир.

«Емкость» одного часа труда советских людей будет расти и впредь. И чем ближе мы будем подходить к заветному рубежу, когда завершится создание материально-технической базы коммунизма, тем все больше и больше будет производить страна за один час.

 

Значки нефтяных промыслов чернеют на Кавказе, рудников марганца — только в Закавказье и на Украине. На украинской же земле желтым цветом обозначена пшеница и зеленым — сахарная свекла:          эта часть страны считалась тогда главной житницей России.

На далеком юго-востоке, в Туркестане, белеют немногие пятнышки хлопковых плантаций... А текстильные фабрики, перерабатывавшие этот хлопок, находились за много тысяч километров — в центре Европейской части страны.

Металл, добытый на юге и востоке, превращался в машины не здесь же, на месте, — его везли в Москву и в Петроград, где работали машиностроительные заводы...

Любому здравомыслящему человеку, казалось бы, понятно, что возить сырье за тридевять земель на переработку, а затем доставлять в эти же места товары, выработанные из этого же сырья, — явная нелепость, вызывающая потерю времени, растрату средств. Но именно так и было.

Совсем по-иному выглядит карта нашей страны 1967 г.

Первое, что бросается в глаза, — это обилие голубого цвета — воды. Голубые пятна искусственных морей, голубые каналы, соединяющие реки и моря, голубые линии оросительных систем, водохранилища на юге страны, на севере, на востоке. Всего этого нет на первой карте. Узенькие голубые дорожки многих рек стали более широкими. Вдоль них рассыпаны звездочки и звезды — электростанции; кружки, квадраты, треугольники — населенные пункты и промышленные предприятия.

На голубой паутине рек лежит густая сеть из черных, красных и белых линий. Этой сети тоже нет на первой карте. Только часть черных железнодорожных линий существовала раньше, но и они усовершенствованы, их провозная способность стала значительно выше. Красные линии — это шоссе, белые — воздушные трассы. Ими пересечена вся страна, во всех направлениях.

Значки угольных шахт и рудников тоже густо рассыпаны по всей стране — за Полярным кругом и на Урале, на западе и на юге, в Средней Азии, в Казахстане, в Сибири и на Дальнем Востоке... Черные значки нефтяных промыслов стоят не только на Кавказе, но и на противоположном берегу Каспийского моря — в Туркмении и Казахстане, во всех республиках Средней Азии. Их можно увидеть на берегах Волги, в предгорьях Урала, на севере, в Сибири, у Тихого океана...

Железная руда добывается в десятках мест страны. А рядом с рудниками работают металлургические заводы и предприятия машиностроения. Часть хлопкового волокна перерабатывается в Средней Азии, Азербайджане и Сибири, раньше не имевших текстильной промышленности.

Во всех краях и областях видны зеленые квадраты химических предприятий.

Сахарная свекла зеленеет не только на украинской земле, но и значительно севернее — в Российской Федерации, в Белоруссии, в Прибалтике. Есть она и южнее — в Казахстане и Киргизии. Мощной житницей страны стали земли, лежащие за Уральским хребтом. И Украина производит хлеба и сахара теперь больше, чем прежде...

Там, где пятьдесят лет назад была безлюдная глушь — на побережье Ледовитого океана, в тундре, в тайге, в диких горах, степях и пустынях, — стоят большие города и промышленные поселки. Различие между центром и окраинами сглаживается. Этому помогают и современные средства передвижения. Полвека назад в стране существовали тысячи «медвежьих углов». В этих глухих, захолустных местах, оторванных бездорожьем от центра страны и от культуры, жизнь не менялась многие десятилетия. Сейчас же, когда построены десятки тысяч километров новых стальных путей и шоссейных дорог, когда проложены сотни авиалиний, вся страна стала единым организмом.

Электровозы, тепловозы, газотурбовозы, электроходы, теплоходы, ракетные суда, автобусы, самолеты заметно ускорили темп жизни. Прежде из Москвы на Камчатку или Чукотку добирались полтора-два, а то и три месяца. Сегодня пассажирский самолет долетит до любого пункта нашей Родины за несколько часов. Одного дня — от восхода до захода солнца — достаточно, чтобы пересечь страну из конца в конец.

Нет на карте 1917 г. и ярких звезд — значков, которыми отмечаются электростанции, работающие на водных потоках, на торфе, на атомной энергии. А именно электроэнергия и помогла так разительно изменить карту Советского Союза.