На пути мирного труда


Победоносно закончена Великая Отечественная война. Советский народ-богатырь вынес основную тяжесть борьбы с фашистской Германией и ее сообщниками. Он отстоял свою социалистическую Родину, свободу и независимость народов СССР, спас народы Европы от фашистского рабства, а народы Азии — от ига японских империалистов. Наша победа открыла многим странам путь к социализму, к счастливой и свободной жизни. Но эта победа далась нелегко. Миллионы советских воинов погибли смертью храбрых, миллионы мирных людей были замучены в фашистской неволе. Война коснулась почти каждой советской семьи.

К маю 1945 г. в руинах лежало 1710 городов — почти две трети всех наших городов предвоенного времени. 25 млн. человек лишились крова; оказались разграбленными, разрушенными более 40% колхозов, совхозов, машинно-тракторных станций. Была разорена почти половина всех школ и массовых библиотек. Пустыми глазницами окон смотрели здания многих фабрик и заводов. Почерневшие печные трубы на месте некогда оживленных поселков и деревень, разрушенные мосты, изуродованная воронками снарядов земля... Чтобы восстановить все это, нужна была огромная сумма — около 700 млрд. рублей. Примерно столько было израсходовано за четыре пятилетки на строительство новых заводов, фабрик, железных дорог, шахт, электростанций, совхозов, МТС и других предприятий.

Но ущерб, нанесенный нашей стране войной, этим не ограничивается. Ведь большие средства были истрачены на ведение самой войны. Крупные потери понесла страна и оттого, что перестали поступать товары из районов, временно захваченных врагом. В целом материальные потери советского народа во время войны исчисляются астрономической цифрой — 2600 млрд. рублей.

«Ни одно правительство, когда-либо созданное людьми, не было в состоянии выдержать такой тяжелый и жестокий ущерб, какой причинил России Гитлер». Это признал бывший глава английского правительства, давний враг нашей страны У. Черчилль.

Перед Советским государством встала сложнейшая задача: перевод народного хозяйства на мирные рельсы. В капиталистических странах этот процесс проходил очень болезненно. Многие заводы и фабрики закрылись. Миллионы людей оказались без работы.

На одной из улиц Нью-Йорка можно было наблюдать такую картину: раскинута палатка, рядом, понурившись, сидит человек. Это демобилизованный солдат. Его зовут Джек Маурер. На палатке плакат: «Ветеран второй мировой войны, женатый и имеющий ребенка. Ни квартиры, ни работы». И это было массовым явлением.

Иначе обстояло дело в нашей стране. Сразу после окончания войны тысячи заводов и фабрик, работавших для победы, начали перестраиваться. Теперь они должны были выпускать все то, что необходимо людям в мирной жизни. Становились на свои рабочие места солдаты, возвращавшиеся из армии. Дела хватало всем.

Эта перестройка народного хозяйства была очень сложной, требовала больших материальных затрат. Но социалистический строй позволил это сделать организованно, по плану. В 1946 г. переход на мирную работу был завершен.

В марте 1946 г. Верховный Совет принял закон о пятилетием плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946—1950 гг. За годы четвертой пятилетки намечалось «восстановить пострадавшие районы страны, восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства и затем превзойти этот уровень в значительных размерах», еще больше укрепить могущество страны, обеспечить ее безопасность.

Советские люди с радостью вернулись к мирному труду. Началась всенародная борьба за претворение в жизнь четвертой пятилетки. Здесь, как недавно в бою, в первых рядах были коммунисты и комсомольцы. Они стояли во главе всех начинаний, которые помогали советским людям быстрее решать задачи развития народного хозяйства. Одним из многих замечательных проявлений трудового героизма тех лет стало движение за скоростные методы работы. «Скоростники» появились везде. Они рапортовали о скоростных плавках металла, скоростном бурении нефтяных скважин, ускорении проходческих работ на рудниках. О них говорили, что это люди, опережающие время.

Ленинградский токарь Генрих Борткевич и московский токарь Павел Быков после долгих поисков и опытов, соревнуясь между собой, нашли способ ускорить обработку металла. Павлу Быкову удалось увеличить скорость резания металла в 4—5 раз. За пятилетку он выполнил 25 годовых норм.

Движение «скоростников» было очень важным делом. Оно помогало значительно увеличить выпуск машин, станков, приборов и многих других необходимых народному хозяйству вещей.

Много последователей «скоростников» нашлось среди рабочей молодежи.

...23 ноября 1950 г. «молния» в цехе № 24 московского завода им. Серго Орджоникидзе сообщила: «Токарь Николай Чикирев выполнил 2910% задания».

Сердечно поздравивший друга токарь Юрий Диков на следующий день дал 3200%, а 3 декабря он перекрыл свой рекорд: 3400%. Но 11 декабря Николай Чикирев снова обогнал Юрия, выполнив за смену норму 35 токарей.

РУКОПОЖАТИЕ

Из книги Николая Чикирева. Как я стал рабочим»

... У станка незнакомой мне конструкции стоял пожилой рабочий в синем комбинезоне с множеством карманов и кармашков. Я протянул руку. Рабочий засуетился и поспешно дал мне валик, деталь, которую он обрабатывал. Я заглянул, каким резцом работает австриец, и покачал головой. Резец был проходной, которым я обычно не пользовался. Резьбовых резцов у меня с собой не было, и я на секунду растерялся. Австриец жестом показал на тумбочку. Я заглянул туда, но и там были только проходные резцы. Я показал австрийцу на резец. Он кивнул на станок. «Придется резец переточить»,— решил я и принялся за работу. И тут радостная мысль охватила меня: «Ведь мы поняли друг друга без переводчика. Вот он, настоящий, общий рабочий язык!»

Укрепив заточенный резец, я спросил:

— Какая норма?

Слово «норма» австрийцу, видимо, было понятно, и он ответил по-немецки:

— Двадцать пять минут.

Я тоже понял.

В руках управляющего заводом блеснул секундомер. «Засекай время, засекай! — со злостью подумал я. — Речи, может, я и не умею произносить, но у станка в грязь лицом не ударю!»

Станок бесшумно набирал обороты. Пятьсот... Семьсот... Гул станка сливался с нарастающим гулом толпы. И вдруг по радио объявили: «Русский токарь ведет обработку при семистах оборотах!»

Бесконечно вспыхивают лампы фоторепортеров.

«Семьсот, говорите! Вот вам!»

Станок напряженно вздрагивает, и последняя стружка летит при тысяче оборотов.

По радио объявляют: «Русский токарь обработал деталь за две с половиной минуты».

Я отошел от станка и стряхнул с рук мелкую стружку. Ко мне подошел управляющий, протянул руку и, не скажу, чтобы с большим энтузиазмом, сказал:

— Поздравляю. Вы хоть и молодой, но очень способный рабочий. Это чудо.

Я заметил, как укоряющий взгляд управляющего скользнул по лицу хозяина станка.

Но австрийский рабочий, не скрывая своего восторга, своей искренней доброжелательности, с протянутыми руками шел мне навстречу. Крепко пожимая мои руки, он несколько раз повторил понятные мне слова:

— Гут! Гутэ арбайт! (Хорошо! Хорошая работа! — Ред.)

Ко мне тянулись еще десятки рук... Я был счастлив. Вечен и нерушим лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Победа пришла не сразу. Много работали молодые искатели. Им помогали мастера, инженеры. Творческая мысль и упорство победили. Помогла «живинка в деле». Секрет успеха Юрия и Николая был и еще в одном — в дружбе. Друзьям и в голову не приходило делить между собой достижения: — Ведь делить — значит мельчить самих себя. Учиться надо, многое еще предстоит сделать.

А в условиях капитализма эти рабочие могли стать конкурентами. В этом наглядно убедился Юрий Диков, когда в составе советской молодежной делегации был за рубежом. На одном из заводов в углу механического цеха делегаты заметили странную деревянную будку. На вопрос, что в ней помещается, им ответили: «Здесь работает наш лучший токарь. Он не хочет, чтобы его метод знали другие».

Свое счастье не построишь без общественного счастья — вот девиз советских людей. Трудовая находка одного становится у нас достоянием многих. Никто не таит от товарищей секретов мастерства. Любая крупица хорошего опыта должна использоваться как можно полнее. Двое рабочих заняты изготовлением одинаковых деталей. Один лучше делает начальные операции, другой — конечные. Но вот они обменялись опытом, помогли друг другу, и в результате — сэкономленные минуты, сверхплановые детали.

Каждый почин звал на поиски нового в труде тысячи патриотов. Ширился поток народной инициативы. Родина узнавала все новые имена своих лучших сынов и дочерей.

Работница Купавинской тонкосуконной фабрики Мария Рожнева из каждого килограмма сырья стала делать больше ткани, чем определялось нормой. Бригадир обувной фабрики «Парижская Коммуна» Лидия Корабельникова призвала своих товарищей выпускать сверхплановые изделия из сэкономленного сырья. Все больше рабочих осваивали работу на двух-трех станках. Затем новый почин — работать по часовому графику! Теперь рабочие, стремясь выпустить больше изделий, правильно распределяли свое трудовое время, стали планировать задание на каждый час. А это значит, что в любое время можно проверить: выполняешь ли план, не отстал ли...

Соревнование за отличное качество изделий, за экономию сырья, инструментов, электроэнергии. Вот пути, которые выбирали советские труженики, вот что помогло им дать сверх плана многие тонны угля и металла, тысячи станков, приборов, автомобилей, тракторов, миллионы метров тканей... Вот что помогло сократить время первой послевоенной пятилетки и успешно выполнить все ее обширные планы.

Первоочередной задачей послевоенных лет было восстановление районов страны, пострадавших от оккупации. Немало труда в это всенародное дело вложила и советская молодежь. По зову партии комсомольцы шли на самую трудную работу. Комсомол взял шефство над восстановлением 15 старейших русских городов: Воронежа, Пскова, Новгорода, Орла и др.

Советские люди восстановили тысячи разрушенных врагом предприятий. Из руин поднялись металлургические заводы Запорожья, машиностроительные предприятия Волгограда и Курска, Минска и Киева, Харькова и Риги. Снова стали давать уголь шахты Донбасса, руду рудники Кривого Рога, нефть скважины Майкопа и Грозного. Снова забилось сердце промышленной Украины — Днепрогэс.

Рабочие и инженеры проявляли много выдумки и трудовой находчивости.

... После изгнания гитлеровцев домна № 4 завода «Азовсталь» стояла покосившись, искореженная взрывом. Считалось, что ее надо разобрать, а на ее месте построить новую. Но инженеры и рабочие решили иначе. Они выправили и установили прямо тысячетрехсоттонную печь, применив мощные домкраты, передвинули домну на место. На 4 месяца раньше, чем полагалось по плану, доменная печь вновь стала давать чугун.

Горняки Донбасса откачали из затопленных врагом шахт столько воды, что она смогла бы наполнить целое большое озеро — 70 км2 по площади и 10 м глубиной. Они восстановили в шахтах 2500 км подземных коридоров. Это равнозначно тому, чтобы прорыть тоннель от Москвы до Парижа. Донбасс вновь занял место крупнейшего угольного бассейна страны.

В ходе восстановительных работ возрождаемые из руин и пепла заводы и фабрики, шахты и рудники, нефтяные вышки и электростанции оснащались современным оборудованием.

 

* * *

Еще в годы войны на востоке страны началось строительство новых центров тяжелой промышленности. Эти работы были продолжены с большим размахом в четвертой пятилетке. В Средней Азии и Закавказье вырастали металлургические предприятия, увеличивалась добыча угля в Кузбассе, Караганде, на Урале, осваивались новые месторождения «черного золота» в нефтеносном Урало-Волжском бассейне; начиналось строительство Каховской ГЭС, мощных гидроузлов на Волге.

Всего за годы четвертой пятилетки советские люди восстановили и построили заново более 6 тыс. крупных промышленных объектов — столько было создано в первой и второй пятилетках, взятых вместе. Каждый день начинало работать в среднем более трех новых предприятий!

Задания четвертого пятилетнего плана в промышленности были выполнены за 4 года и 3 месяца. Героический труд народа увенчался большим успехом — уже на третьем году пятилетки был достигнут довоенный объем промышленного производства, а к концу пятилетки, к 1950 г., довоенный уровень был превышен на 73%.

Эти успехи позволили в следующем пятилетии направить на развитие промышленности вдвое больше средств, чем в четвертой пятилетке.

Большие работы продолжались на берегах Волги и Днепра, где строились мощные гидроэлектростанции. Полным ходом шло сооружение Волго-Донского судоходного канала. 31 мая 1952 г. осуществилась давнишняя народная мечта — соединились великие русские реки Волга и Дон. Возникло огромное водохранилище — Цимлянское море.

Пытливая мысль советских ученых и мастерство рабочих воплотились в ряде крупнейших технических достижений. Это были годы проникновения в тайны атома, покорения его энергии. На заводы и фабрики поступали более совершенные станки-автоматы, целые автоматические линии умных машин. Новые машины облегчили труд сталеваров и горняков, нефтяников и строителей, рабочих химических заводов и машиностроителей.

 

* * *

Очень много предстояло сделать в сельском хозяйстве. Земля были сильно истощена. Во время войны большинство мужчин было на фронте, женщины, старики и дети все эти годы не могли обрабатывать землю как следует. Новые сельскохозяйственные машины в первое время после войны еще не выпускались, старые сильно износились. А в освобожденных от гитлеровцев районах хозяйство было разрушено почти до основания. Колхозный скот, который в первые месяцы войны не успели вы-везти на восток страны, немецко-фашистские оккупанты частично забили на мясо, много скота угнали в Германию.

В 1946 г. на исстрадавшуюся землю обрушилось новое бедствие — сильная засуха. Хлебородная Украина собрала меньший урожай, чем в голодном 1921 г.

Но колхозный строй выстоял в этих испытаниях. Он еще раз доказал свою неиссякаемую жизненную силу. Теперь, в условиях победившего социализма, легче было справиться с бедствием. Государство помогло пострадавшим колхозам техникой, семенами, племенным скотом. Колхозы и совхозы восточных районов страны делились с тружениками полей освобожденных областей всем, чем могли. Убежденные на собственном опыте в том, что коллективная форма хозяйства единственно правильная, труженики села приложили все силы, чтобы поднять из руин и еще больше укрепить колхозы.

Постепенно сельское хозяйство стало крепнуть. Важную роль в некотором подъеме сельскохозяйственного производства в те годы сыграло укрупнение колхозов. Тогда в стране было еще много мелких хозяйств, объединявших 10—30 дворов. На небольших полях таких колхозов применять мощную технику было нельзя. Эти хозяйства давали сравнительно немного продуктов, обходившихся к тому же довольно дорого.

Все чаще в правительственные органы стали поступать письма от колхозников с предложением: объединить мелкие колхозы. В 1950 г. это объединительное движение приняло широкий размах. Мелкие хозяйства добровольно объединялись в настоящие фабрики сельскохозяйственных продуктов.

И хотя большинство колхозов и совхозов давало еще недостаточно хлеба, мяса, молока, яиц и другого продовольствия, а также сырья для промышленности, все же были достигнуты первые успехи. Они ярко проявились в достижениях передовиков.

Всей стране стали в те годы известны имена звеньевой колхоза «Прогресс» Воронежской области, Героя Социалистического Труда Е. Баскаковой, получившей 1152 ц сахарной свеклы с гектара, комбайнера К. Борина, убиравшего ежедневно по 100 и более га пшеницы, и десятков других...

Молодежь не отставала от старшего поколения. Только в 1946—1947 гг. сельский комсомол дал стране 320 Героев Социалистического Труда.

Достижения мирного труда позволили нашей стране первой среди европейских государств, принимавших участие в войне, отменить карточную систему. Теперь продукты и промышленные товары массового потребления продавались трудящимся без ограничения, которое было необходимо во время войны и в первые послевоенные годы. Кроме того, за 1947 — 1952 гг. были значительно снижены цены на эти товары.

Но несмотря на эти первые достижения, сельское хозяйство в целом заметно отставало от общего развития хозяйства страны. Если по сравнению с 1940 г. изготовление промышленных товаров возросло к 1953 г. в 2,3 раза, то производство продуктов сельского хозяйства увеличилось лишь на 10%.

Чем же было вызвано такое отставание?

Здесь сказались тяжелые последствия войны, а также неудовлетворительное руководство колхозами и совхозами. Вследствие этого сельское хозяйство в стране оказалось в очень трудном положении. Как вы видели, промышленность развивалась быстро, возникали новые города, росло население, увеличивался спрос на продукты сельского хозяйства. Между тем их производство все отставало. Государство не имело необходимых запасов зерна, мяса, молока для того, чтобы обеспечивать все возраставшие потребности населения и удовлетворять другие нужды государства в сельскохозяйственных продуктах. Дело осложнялось еще и тем, что Маленков и другие работники, отвечавшие за состояние сельского хозяйства, приукрашивали положение в колхозах и совхозах, стали на путь обмана партии и народа. Отставание сельского хозяйства могло затормозить развитие промышленности и всего народного хозяйства нашей страны.

Центральный Комитет партии по инициативе Н. С. Хрущева в 1953 и последующие годы принял ряд решительных мер для того, чтобы сельское хозяйство пошло на подъем (см. ст. «Борьба за подъем сельского хозяйства»).