Штурм Перекопа


Вторжение белополяков оттянуло силы Красной Армии на Западный фронт.

Это позволило остаткам разбитой деникинской армии и другим приспешникам внутренней контрреволюции оправиться от поражений. Наиболее опасными для Советской республики были сосредоточенные в Крыму войска под командованием «черного барона» — генерала Врангеля. 150 тыс. белогвардейских солдат-были прекрасно вооружены. По Черному морю в Крым шли иностранные пароходы с оружием, снаряжением, обмундированием для врангелевской армии. Сотни иностранных военных инженеров руководили строительством укреплений на Перекопском перешейке, учили белогвардейцев обращению с новейшей военной техникой, в частности с танками и самолетами.

В самый разгар борьбы советских людей против белополяков войска Врангеля перешли в наступление. Выйдя из Крыма, они захватили часть южноукраинских районов и пытались прорваться к Донбассу. Врангель мечтал о походе на Москву. Так на юге страны контрреволюция вновь подняла голову.

«Внимание партии должно быть сосредоточено на Крымском фронте», «Врангель должен быть уничтожен, как уничтожены были Колчак и Деникин», — так сказал ЦК нашей партии о задачах борьбы с новым врагом. На фронт опять двинулись отряды коммунистов; через Харьков и Луганск, через Киев и Кременчуг пошли на юг воинские эшелоны.

Пока Красная Армия воевала с белополяками, советское командование не смогло сосредоточить против Врангеля необходимые силы, чтобы перейти в решительное наступление. В течение лета и начала осени наши войска сдерживали натиск врага и готовились к контрнаступлению.

В те дни жестокие бои развернулись под ставшей тогда легендарной Каховкой. Здесь, в нижнем течении Днепра, где могучая река своим изгибом как бы нависает над входом в Крым, красные войска переправились на левый берег и создали там базу для дальнейшего наступления. Бойцы прославленной 51-й стрелковой дивизии под командованием В. К. Блюхера создали под Каховкой неприступный укрепленный район.

Врангелевцы изо всех сил старались выбить отсюда наши части. Пехота и конница белых, усиленные большим количеством броневиков, не считаясь с потерями, рвались вперед. Врангель бросил на этот участок фронта новый тогда вид оружия — танки. Но бронированные чудовища не испугали красноармейцев.

...Неуклюжие громады танков медленно двигались вперед, подминая проволочные заграждения, ведя непрерывный огонь. Казалось, не было силы, которая могла бы их остановить. Но вот советские артиллеристы выкатили орудие и прямой наводкой подбили один танк. А к другой вражеской машине, не боясь смертельной опасности, бросилась группа красноармейцев, размахивая связками гранат. Раздался оглушительный взрыв, и еще один танк прекратил огонь, остановился, осел на бок. Два других танка отважные воины захватили невредимыми.

Несмотря на все усилия врага, Каховка осталась в руках советских войск. Они сковали здесь большие силы врангелевцев.

К концу октября 1920 г. все было готово для перехода в наступление. Командующий Южным фронтом Михаил Васильевич Фрунзе отдал войскам приказ — атаковать противника. Утром 28 октября линия фронта пришла в движение. Раньше всех ринулись в бой полки Первой Конной армии, незадолго перед этим прибывшие с Польского фронта. Несколько дней шли упорные бои на подступах к Крыму. Южная Украина была освобождена от белогвардейцев. Однако значительной части врангелевцев удалось уйти в Крым. Нашим войскам надо было совершить еще одно героическое усилие: взять штурмом укрепления, прикрывающие путь на полуостров. Это была нелегкая задача. Посмотрите на карту, и вы поймете необычайную трудность этого дела. В Крым можно попасть по узким перешейкам, между которыми протянулся Сиваш — «гнилое море».

Врангелевцы здесь сильно укрепились. На 15-километровую ширину Перекопского перешейка протянулся древний Турецкий вал, круто поднимавшийся на 8 м. Перед валом — глубокий ров шириной в 20 м.

Кругом, куда ни глянь, — всюду линии окопов, прикрытые рядами заграждений из колючей проволоки. В толще Турецкого вала были вырыты убежища, глубокие блиндажи, бойницы, ходы сообщения. Десятки вражеских пушек и пулеметов держали под огнем все пространство перед этими укреплениями. «Крым неприступен», — самоуверенно заявляли вражеские генералы. Но для красных воинов, преисполненных воли к победе, не было неприступных позиций. «Перекоп должен быть взят, и он будет взят!» — эта мысль владела бойцами, командирами и комиссарами Южного фронта.

Главный удар решили нанести у Перекопа. Часть наших войск должна была атаковать Турецкий вал с фронта, часть двинуться вброд через Сиваш, в обход перекопских укреплений. На Чонгарском перешейке Красная Армия наносила вспомогательный удар.

...Шли последние приготовления к решающему штурму. В прибрежных лиманах саперы строили плоты для переправы пулеметов и легкой артиллерии. Стоя по пояс в ледяной воде, красноармейцы укрепляли броды через Сиваш, настилали на дно солому, плетни, доски, бревна. 7 ноября 1920 г. — день третьей годовщины Великого Октября, 10 часов вечера. Ночная темнота окутала землю. С крымского берега, прорезая мглу, шарили лучи прожекторов. И вот через Сиваш двинулись наши передовые части, вместе с бойцами шли проводники — жители прибрежных сел. Невероятно тяжел был этот переход. Люди, лошади, повозки застревали в топком дне. Напрягая все силы, красные воины продвигались вперед, с трудом вытаскивая из трясины орудия. Лишь через три часа они почувствовали под ногами твердую землю.

Освещенная вражескими прожекторами, под ливнем пулеметных очередей, среди взрывов снарядов вперед ринулась штурмовая колонна, составленная из коммунистов и комсомольцев. В жестокой схватке бойцы отбросили врага и закрепились на крымском берегу.

На утро 8 ноября густой туман окутал Турецкий вал. После артиллерийской подготовки на штурм двинулись полки 51-й дивизии. Однако бойцам не удалось преодолеть убийственного огня белых. Атаки следовали одна за другой, но враг не был сломлен. Полки 51-й дивизии, понеся сильные потери, залегли у проволочных заграждений.

За тяжелым днем наступил тревожный вечер. Переменился ветер, и вода в лимане стала прибывать. Наши войска, перешедшие Сиваш, могли оказаться полностью отрезанными. По предложению М. В. Фрунзе к Сивашу двинулись жители ближних деревень. Они несли с собой бревна, доски, охапки соломы и ветвей, укрепляя затапливаемые броды. Через Сиваш пошли новые полки. Их задача — оттянуть силы противника от Турецкого вала.

После полуночи снова поднялись бойцы 51-й дивизии и опять ринулись на штурм Турецкого вала. На этот раз уже ничто не могло сломить наступательного порыва красноармейцев.

...Стиснув зубы, двигались вперед бойцы, пробирались через колючую проволоку, карабкались на крутые склоны вала. Раненые оставались в строю.

 

Но мертвые, прежде чем упасть,
Делают шаг вперед —
Не гранате, не пуле сегодня власть,
И не нам отступать черед,

 

— писал поэт Н. Тихонов о героизме советских солдат при штурме Перекопа.

... И когда солнце, выглядывая из-за хмурых ноябрьских туч, поднялось над гладью Черного моря, оно осветило пробитое пулями красное знамя, победно реявшее над Турецким валом. Перекоп был взят!

Тесня белогвардейцев, Красная Армия прорвала и следующие укрепленные линии противника. В прорыв стремительно ринулись дивизии Первой Конной армии.

Врангелевцы были разбиты наголову. Остатки белой армии спешно грузились на иностранные суда и бежали из Крыма. Советская страна торжествовала победу. «Беззаветной храбростью, героическим напряжением сил разгромили Врангеля славные силы революции. Да здравствует наша Красная Армия, великая армия труда!» — такими словами газета «Правда» сообщала о победе над врагом.