Судьба революции решается на востоке


Летом и осенью 1918 г. основным фронтом был Восточный. Он проходил по р. Уралу, Среднему Поволжью, р. Каме. Здесь у контрреволюции были наиболее крупные силы. Их ядром стали белочехи (чехословацкий корпус).

Мятеж белочехов был особенно опасен тем, что мог соединить кулацкие восстания, поддержать заговоры помещиков и фабрикантов в Поволжье, на Урале, в Сибири. Создавалась угроза, что мятежники сомкнутся с контрреволюционными силами на юге и севере Советской республики. В руках врагов были уже Челябинск, Пенза, Казань, Симбирск, Самара. От Волги открывался путь на Москву.

«Сейчас вся судьба революции, — писал В. И. Ленин руководителям Восточного фронта 1 августа 1918 г., — стоит на одной карте: быстрая победа над чехословаками на фронте Казань— Урал —Самара.

Все зависит от этого...»

На борьбу против белочехов и формирующихся под их прикрытием белогвардейских частей поднялась вся Советская страна. Из Москвы на Восточный фронт поехали наиболее стойкие коммунисты, знающие военное дело, готовые сражаться за революцию до последней капли крови.

Партийные организации Петрограда, Тулы, Иваново-Вознесенска, Нижнего Новгорода (ныне г. Горький) и других городов направили на фронт большие отряды коммунистов. На заводах Урала создавались части Красной Армии, состоящие в первую очередь из коммунистов.

К концу 1918 г. в армиях Восточного фронта было уже около 25 тыс. коммунистов.

Многие из них стали командирами или комиссарами полков, батальонов, рот.

В. И. Ленин лично следил за ходом военных действий, давал указания о переброске сюда новых подкреплений. Железным дорогам было предписано без всякой задержки пропускать военные эшелоны.

По Мариинской водной системе из Балтийского моря в Нижний Новгород был направлен отряд миноносцев и плавучая батарея дальнобойных орудий. Волжская революционная флотилия, созданная балтийскими и черноморскими моряками под руководством матроса-большевика Н. Г. Маркина, стала большой военной силой.

2 сентября Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановил объявить всю страну военным лагерем. «Все силы и средства Социалистической Республики ставятся в распоряжение священного дела вооруженной борьбы против насильников», — говорилось в этом постановлении. Все граждане, независимо от занятий и возраста, должны были беспрекословно исполнять те обязанности по обороне страны, какие возлагала на них Советская власть.

СМЕРТЬ КОМИССАРА

Матрос Николай Маркин был назначен комиссаром Волжской военной флотилии. «Предлагаю оказывать всяческое содействие всех учреждений товарищу Маркину в порученной ему работе», — телеграфировал в Нижний Новгород Я. М. Свердлов.

В короткий срок комиссар пустил вниз по Волге пять вооруженных пароходов, подкрепленных четырьмя миноносцами с Балтики и четырьмя гидросамолетами. Флотилия выиграла много сражении на воде, помогала войскам на суше.

1 октября 1918 г. Маркин отправился в разведку на судне «Ваня-коммунист», сопровождаемый миноносцем «Прыткий». Белые устроили засаду, с берега и пароходов открыли губительный огонь. Не прекращая стрелять из пулемета, комиссар погрузился в мутные волжские волны вместе со взорванным судном. Подтянулась красная флотилия, и бой разгорелся с новой силой.

Подкрепления из рабочих отрядов и коммунистов, присланные по указанию Центрального Комитета партии, решительные меры, принятые Коммунистической партией и Советским правительством, создали перелом на Восточном фронте. Красная Армия перешла в решительное наступление на позиции белогвардейцев и чехословацких мятежников, начался штурм Казани.

...На помощь красноармейцам под ураганным огнем противника подошли корабли Волжской флотилии. Надо было вывести из строя вражескую тяжелую батарею, стоявшую у самой пристани. Пулеметный огонь отогнал вражеских артиллеристов. На берег высадился небольшой отряд. Сняв замки с орудий, моряки обезвредили батарею и благополучно возвратились на свои суда.

С трех сторон на Казань наступали советские войска, выбивая врагов из окопов и опорных пунктов. Напряжение достигло предела. Многие красноармейцы шли в атаку с пением «Интернационала». Раненые бойцы и командиры оставались в строю, не желая отставать от своих товарищей. И вот уже первые красные отряды ворвались в город. Казань освобождена.

Одновременно развернулись упорные бои в районе Симбирска (ныне г. Ульяновск). Ночью красноармейцы с помощью железнодорожников проникли в рабочий поселок в тылу белых и в момент общего штурма внезапно ударили по врагу. Белогвардейцы бежали. В образовавшийся прорыв устремились красная кавалерия и пехота. Преследуя отступавшего врага, они ворвались в город.

Сообщая о победе под Симбирском, бойцы писали раненому врагами революции В. И. Ленину: «Дорогой Владимир Ильич! Взятие Вашего родного города — это ответ на Вашу одну рану, а за вторую — будет Самара!»

Владимир Ильич телеграфировал им: «Взятие Симбирска — моего родного города — есть самая целебная, самая лучшая повязка на мои раны. Я чувствую небывалый прилив бодрости и сил. Поздравляю красноармейцев с победой и от имени всех трудящихся благодарю за все их жертвы».

Части Красной Армии шли вперед. В помощь им в тылу у врага развертывали свои боевые операции партизаны. Трудящиеся в захваченных врагом районах видели, что несут им белогвардейцы и интервенты, и поднимались на борьбу.

Партизан становилось все больше и больше. Так, небольшой рабочий отряд, начавший свой путь по тылам противника с берегов Камы, вскоре вырос в целую партизанскую армию, насчитывавшую 12 тыс. человек. Крестьяне снабжали партизан продовольствием, предупреждали об опасности.

Среди чехословацких солдат смело действовали чешские и словацкие коммунисты. Они вели разъяснительную работу, распространяли листовки, разоблачая планы и действия интервентов. И солдаты начинали понимать, что их заставляют идти на несправедливое дело. В начале сентября в Самаре (ныне г. Куйбышев) около 4 тыс. чехословацких солдат отказались выступить на фронт. Все чаще они переходили на сторону Красной Армии.

Части Красной Армии с боями подошли к Самаре. Как только здесь началась битва, в городе поднялось восстание рабочих. Это облегчило его освобождение. Теперь уже вся Волга была очищена от интервентов и белогвардейцев.