«Все на борьбу с Деникиным!»


Разгром основных сил Колчака и отражение натиска Юденича на Петроград были крупнейшими победами нашего народа. Планы Антанты сорвались, но грабительское нашествие иностранных империалистов на Советскую Россию не прекратилось. Государству трудящихся предстояли новые, еще более тяжелые бои.

Республика Советов по-прежнему была осаждена со всех сторон. Отброшенные, но не добитые окончательно отряды Юденича готовились к новому нападению на Петроград. Районы Архангельска и Мурманска все еще занимали английские, американские, канадские интервенты. На западе стала активно действовать белопольская военщина. А на Украине банды предателей украинского народа —петлюровцев — наступали на Киев и Умань. Против них сражались полки под командованием героев украинского народа Н. Щорса, В. Боженко и др.

 

Со всех концов

блокады кольцо,

и пушки

смотрят в лицо,

 

 — писал об этих днях В. В. Маяковский.

Не успела Красная Армия разделаться с Колчаком и Юденичем, как в серьезную угрозу выросло наступление войск генерала Деникина. Иностранные империалисты вооружили и обмундировали их еще лучше, чем колчаковцев. Не зря один из главных организаторов интервенции — английский военный министр Уинстон Черчилль — сказал о белогвардейцах-деникинцах: «Это моя армия».

В начале июля 1919 г. Деникин отдал своим войскам приказ наступать на Москву. Шаг за шагом двигались они к северу. В середине октября деникинцы захватили Орел и вступили в Тульскую губернию. Над столицей Советского государства Москвой нависла угроза.

Одновременно начал новое наступление на Петроград Юденич. Его частям удалось выйти к Пулковской возвышенности — последнему рубежу, который прикрывал окраины великого города. 21 октября капиталистическая печать уже объявила, что войска Юденича заняли Петроград. «Через одну-две недели падет и красная Москва!» — писали буржуазные газеты.

Но революционный народ был непобедим.

Прорвавшиеся к Петрограду белогвардейцы встретили мощное сопротивление. На помощь питерским трудящимся пришли подкрепления.

В октябре — ноябре в Петроград прибыло более 100 эшелонов с войсками. Почти все коммунисты города ушли на фронт, а вместе с ними и все комсомольцы старше 16 лет. Тысячи работниц стали связистками, санитарками, взяли в руки оружие.

В эти дни В. И. Ленин написал обращение «К рабочим и красноармейцам Петрограда». Непоколебимую уверенность в победе вселяли в защитников города пламенные слова вождя: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека! Победа будет за нами!»

На рассвете 21 октября части Красной Армии под Петроградом перешли в наступление. Бойцы стрелковых дивизий, морская пехота, башкирские кавалеристы, отряды курсантов сражались с замечательным мужеством. С моря вражеские позиции обстреливали корабли революционного Балтийского флота. Сильные удары по врагу наносили советские бронепоезда — им. Ленина и им. Володарского. В жестоких боях белогвардейцы были разбиты наголову. Армия Юденича перестала существовать. За-» щитники Петрограда одержали полную победу.

С армией Деникина справиться было труднее. Никогда еще враги не подходили так близко к Москве. Никогда не была так велика опасность. Но снова и снова освобожденный народ показал, на что он способен. Центральный Комитет партии выдвинул лозунг: «Все на борьбу с Деникиным!» В. И. Ленин от имени Центрального Комитета наметил боевую конкретную программу мобилизации народных сил для разгрома Деникина. Вождь партии и народа указывал, что наступил один из самых критических моментов революции. Все силы надо было подчинить одной цели — остановить врага, а затем отбросить и разгромить его. «Советская республика осаждена врагом, — писал Владимир Ильич. — Она должна быть единым военным лагерем не на словах, а на деле».

Как всегда, первыми на фронт отправлялись коммунисты и комсомольцы. Осенью 1919 г. на фронт прибыли 30 тыс. коммунистов и более 20 тыс. комсомольцев.

Многие райкомы комсомола уходили на фронт во главе руководимых ими организаций.

Остававшиеся в тылу работали с удвоенной энергией. На фабриках и заводах тогда часто можно было видеть яркий плакат, отражавший неразрывную связь тыла и фронта. «Победа начинается в мастерских, катится по рельсам и кончается на фронте ударом штыка!» — говорила надпись на плакате.

Разоренная долгой войной, Советская страна была блокирована, окружена, не получала никакой хозяйственной и военной помощи извне. Многие заводы, шахты и без того отсталой, нищей страны были разрушены. Станки требовали ремонта. Не хватало сырья, топлива. Районы, богатые углем, нефтью, рудой, хлопком, были отрезаны врагом. Самоотверженно работало и трудовое крестьянство. Трудящиеся деревни не только отдавали рабочим и солдатам излишки, но и делились самым необходимым. И все же голод терзал рабочих. Сахар, масло, мясо были большой редкостью. Хлебные пайки не превышали 200—300 г. А поскольку большая часть действующих предприятий выпускала военную продукцию, было очень трудно не только с продовольствием, но и с другими самыми необходимыми товарами широкого потребления: обувью, одеждой, керосином, мылом и т. д.

Как и прежде, в советском тылу действовали белогвардейские агенты и иностранные шпионы. На улице Станиславского в центре Москвы — новый скромный двухэтажный дом. У его стены — памятник: с красной урны ниспадает траурное мраморное покрывало. На гранитной плите золотыми буквами нанесены двенадцать фамилий. В этом доме в 1919 г. помещался Московский комитет Коммунистической партии. Сентябрьским вечером наймиты врага бросили бомбу в зал заседаний. 12 руководящих работников московской партийной организации, в том числе секретарь МК Владимир Михайлович Загорский, были убиты, 30 человек ранены.

НАЧДИВ КИКВИДЗЕ

— Едем в хутор к белым, — сказал шоферу начдив Васо Киквидзе, затянутый в новенький мундир с золотыми погонами. В его кармане лежала перехваченная у белых бумага на имя грузинского князя: он направлялся в штаб белоказачьей части расследовать причины сдачи станицы Преображенской.

— Вы арестованы, полковник, и обвиняетесь в невыполнении приказа ставки, — резко сказал Киквидзе командиру части и потребовал секретную переписку, шифры, документы.

Все это вместе с опростоволосившимся полковником он привез в свой штаб.

О военной хитрости, отваге, неуязвимости красного начдива ходили легенды. После его гибели 16-я стрелковая дивизия, названная именем Киквидзе, продолжала сражаться. В годы Великой Отечественной войны она героически защищала подступы к Ленинграду.

В таких невероятно тяжелых условиях трудящиеся неустанно ковали оружие победы. Рабочие проявляли инициативу и сметку, находили скрытые резервы производства, пускали в ход заменители сырья. В стужу, в метели отправлялись рабочие и крестьяне на заготовки дров, чтобы обеспечить предприятия и транспорт топливом.

В эти напряженные дни трудящиеся страны еще теснее сплотились вокруг Коммунистической партии. Осенью 1919 г. в городах и селах республики прошла партийная неделя — неделя массового приема в партию лучших сынов рабочего класса и трудового крестьянства. Более 200 тыс. рабочих, крестьян, красноармейцев только в центральных областях страны стали в те дни коммунистами.

Враги и обыватели недоумевали. «Советская власть накануне падения, — говорили они. — Каждый знает, что в случае победы Деникина всех коммунистов ждут тюрьмы, пытки, казни.

Почему же именно в этот момент ряды партии растут?» Они не могли понять, что трудящиеся нашей страны решили раз и навсегда: без Советской власти нет и не может быть счастливой жизни. Лучше погибнуть в борьбе, чем жить в рабстве и неволе. Одолеть же врага, отстоять Советскую власть можно только под руководством Коммунистической партии— единственной защитницы интересов народа, смело и твердо ведущей страну к победе. А если так, надо всеми силами поддержать партию, укрепить ее ряды, теснее сплотиться вокруг ее победоносного знамени.

В упорных боях войска Южного фронта под командованием А. И. Егорова остановили рвавшегося к Москве врага. Красная Армия осуществила разработанный под руководством В. И. Ленина план разгрома Деникина, задержала и измотала противника, а затем перешла в наступление. Загремели залпы советских пушек, расчищая путь атаке. Вперед двинулись конники С. М. Буденного, железные роты латышских стрелков, лихие бойцы бригады червонного казачества, солдаты пехотных полков.

Упорное, кровопролитное сражение завязалось в районе г. Орла. Здесь были сосредоточены отборные, хорошо обученные и вооруженные полки контрреволюционной армии. Они состояли из царских офицеров, которые дрались особенно ожесточенно. Но наши воины неудержимо рвались вперед и 20 октября заняли г. Орел. Противник постепенно откатывался все дальше на юг.

Тем временем конный корпус Красной Армии подошел к Воронежу, занятому белой кавалерией генерала Шкуро.

Утром 23 октября советские конники начали штурм Воронежа. С севера на город наступала дивизия под командованием О. И. Городовикова. С востока удар наносила дивизия И. Р. Апанасенко. Весь день шел горячий бой. Белогвардейцы всеми силами старались задержать красноармейцев, не дать им переправиться через р. Воронеж.

Наступила ночь, но над полем боя было по-прежнему светло, как днем: белогвардейцы жгли дома в окрестных деревнях, чтобы осветить переправу. Однако натиск красных воинов усиливался. Враг дрогнул и побежал. Хмурый рассвет осветил лица красных конников, ворвавшихся на окраину Воронежа. А в это время рабочие города, руководимые подпольной большевистской организацией, заняли вокзал и ряд других важных пунктов.

...По улицам города бешеным галопом мчались всадники. Генерал Шкуро в сопровождении конвойной «волчьей» сотни спешил к вокзалу, чтобы бежать из Воронежа. Навстречу торопливо выехала группа офицеров. Один из них, подъехав к Шкуро, доложил: «Вокзал захвачен противником, ваш штабной поезд в руках красных!» В бешенстве полоснув нагайкой коня, Шкуро повернул обратно. Через несколько минут на запад, к Дону, пронесся штабной автомобиль. Это спасался тот самый Шкуро, который еще совсем недавно хвастливо заявлял, что он легко разгромит красную конницу Буденного, захватит Москву и наведет там «старые порядки».

Деникинцы с боями отступали по всему фронту. По указанию Центрального Комитета партии Красная Армия двигалась через промышленные районы Харькова и Донбасса. Здесь наших воинов активно поддержали рабочие, советские войска использовали развитую железнодорожную сеть.

Преследуя врага, советские войска освободили Царицын (ныне Волгоград), Донбасс, Ростов и подошли к Северному Кавказу. Главнокомандующий южными белогвардейскими армиями Деникин бежал из России на английском корабле.