Поступь индустриализации


В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд партии, который вошел в историю как съезд индустриализации. Восстановление разрушенного войной хозяйства страны было в основном закончено. Съезд разработал конкретный план подхода к строительству социалистического народного хозяйства. Нашему народу предстояло перестроить хозяйство на неизмеримо более высокой технической базе, создать целый ряд новых отраслей промышленности, добиться, чтобы промышленность, а не сельское хозяйство заняла ведущее место в народном хозяйстве. Только социалистическая индустриализация могла создать условия, необходимые для победы социализма в СССР (см. ст. «Заветы Ильича»).

Строительство новых и переоборудование старых фабрик и заводов требовали огромных расходов, а рассчитывать приходилось только на свои собственные средства. Буржуазные страны создавали промышленность на средства, полученные от ограбления колоний, военных контрибуций, жестокой эксплуатации трудящихся. Советская страна не могла, конечно, пользоваться подобными грязными источниками. Средства на социалистическую индустриализацию дали наши государственные промышленные предприятия, транспорт, поднимающееся сельское хозяйство. Значительную роль сыграл широкий приток народных средств от выпускаемых государством займов. Их так и называли: займы индустриализации.

Когда в ноябре 1927 г. торжественно отмечалось десятилетие Октябрьской революции, лучшим подарком Родине были трудовые рапорты с предприятий и строек. Строились первые наши промышленные гиганты — тракторный завод на Волге, Туркестано-Сибирская железная дорога (Турксиб), Днепрогэс.

До перехода к социалистической индустриализации развитие промышленности в нашей стране шло по годовым планам.

Теперь потребовались многолетние перспективные планы, которые раскрывали бы направление развития всей нашей индустрии в целом, всего народного хозяйства.

Решение о разработке первого пятилетнего плана принял ХV съезд партии в декабре 1927 г.; с октября 1928 г. советская промышленность приступила к его осуществлению. В мае 1929 г. детально разработанный план и первые результаты его выполнения были представлены на одобрение V съезда Советов СССР.

С напряженным вниманием следили все советские люди за тем, что происходило в эти дни в Большом театре — месте работы съезда.

Прошло совсем немного времени с того дня, когда делегаты VIII Всероссийского съезда Советов утвердили план ГОЭЛРО — первый конкретный план строительства социалистической экономики. Тогда в полумраке холодного зала делегаты в простреленных шинелях, затаив дыхание, слушали рассказ о том, какой будет Советская страна. Теперь многое было достигнуто. В залитом электрическим светом зале заседаний V съезда сидели строители социализма, хорошо поработавшие за истекшие 9 лет.

На сцене — тот же докладчик, который 9 лет назад рассказывал о плане ГОЭЛРО, — председатель Госплана СССР Г. М. Кржижановский. Внимание делегатов приковано к огромной карте, которая изображала нашу страну такой, какой она должна была стать к концу первой пятилетки. Начался доклад, и молчавшая до сих пор карта ожила: по знаку докладчика на ней загорелись красные, голубые, белые звездочки и кружки — обозначения природных богатств и новостроек. Гул восхищения пронесся по залу, когда в конце доклада карта вспыхнула всеми своими огнями. Было такое впечатление, как будто чья-то волшебная рука приоткрыла завесу будущего, показала присутствующим преобразованный Советский Союз — мощное индустриально-колхозное социалистическое государство. В едином порыве все присутствующие встали, огромный зал наполнили торжественные звуки «Интернационала».

Выражая мысли и настроения тех лет, В. В. Маяковский писал:

 

Энтузиазм,

разрастайся и длись

фабричным

сияньем радужным.

Сейчас

поднимается социализм

живым,

настоящим, правдошным.

 

По первому пятилетнему плану в народное хозяйство нашей Родины намечалось вложить 64,5 млрд, рублей, т. е. каждый день затрачивать на новое строительство и переоборудование старых предприятий 35 млн. рублей! Ничего подобного не знала и не могла знать наша страна за несколько лет до этого.

Вся страна превратилась в огромную стройку. Советские люди с невиданным еще в мире трудовым подъемом создавали свою мощную социалистическую промышленность. Советский народ сознательно пошел на ограничение своих потребностей. Все понимали: главное — поднять тяжелую промышленность.

Напряженной была борьба за индустриализацию. Она наталкивалась не только на хозяйственные трудности. В самой партии нашлись люди, которые не верили в возможность построения социализма в нашей стране. Троцкий, Зиновьев, Каменев и их приспешники выступили против ленинского плана индустриализации. Они пытались сбить страну на путь, ведущий к восстановлению капитализма. Партия смела этих маловеров прочь с дороги.

Обозленные успехами советского народа империалисты засылали к нам шпионов и диверсантов. Враги проникали на работу в учреждения, на заводы, фабрики, шахты. Они вредили чем могли: портили машины и продукты, поджигали, устраивали взрывы.

Но ничто не могло остановить великой всенародной стройки. Как ни старались наши враги всех мастей, они ничего не добились. Трудящиеся нашей страны, еще теснее сплотившись вокруг Коммунистической партии, уверенно продолжали созидание нового мира.

 

* * *

Многие новые фабрики и заводы воздвигались в отдаленных, глухих, необжитых местах, богатства которых лишь недавно стали доступными народу. Такими, в частности, были строительства Магнитогорского и Кузнецкого металлургических заводов. В одной из книг по географии, изданной за несколько лет до революции, можно было прочесть такое описание места будущего Магнитогорска:

«Магнитная гора... У подножья — «кош», юрта кочующего здесь летом киргиза (раньше казахов неправильно называли киргизами. — Ред.). Железная руда залегает сплошными глыбами по 3—4 метра в длину, по 2 метра в ширину и высоту. Руда превосходного качества, почти без вредных примесей... Громадные запасы руды лежат нетронутыми».

Много ходило в народе рассказов о богатствах гористого лесного края, где предстояло возникнуть Кузнецкому заводу. В одном из них говорилось: «Ночью вершина горы светится, как солнце, потому что сердце Темир-Тау из железа. Если достать это сердце и перелить в рельсы, то их хватило бы до Луны». Но путь к железному сердцу преграждали снежные хребты, непроходимые лесные чащобы и ущелья. Добраться сюда смогли только советские люди, готовые к любым подвигам во имя счастливого будущего своей Родины.

Академик И. П. Бардин, бывший тогда главным инженером Кузнецкстроя, рассказывал: «Работали круглые сутки. Ночью площадку освещали прожекторы, ночные смены не хотели снижать выработку. Когда на половине котлована вдруг обнаружились плывуны, котлован продолжали рыть, стоя по пояс в ледяной воде...

Земляные работы не прекращались и тогда, когда сильные морозы сковывали вязкую глинистую почву площадки. Экскаваторы задыхались на морозе, но каменную землю надо было во что бы то ни стало разломать... Коченели ноги, обмерзали пальцы, но ни один боец не покинул фронта. На освещенной прожектором площадке работали всю ночь. И победили мороз, стужу, победили упрямую Сибирь».

С неменьшим героизмом и энтузиазмом работали строители химического комбината в Березниках, на Урале. «Здесь нет героев-одиночек, — писал один из журналистов, посетивший Березники,— здесь коллектив — герой». Этот замечательный коллектив состоял из таких людей, как, например, члены бригады М. Ардуанова.

ЗАРОЖДЕНИЕ СТАХАНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В 1935 г. комсомольцы шахты «Центральная-Ирмино» в Донбассе решили ознаменовать отмечавшийся 1 сентября Международный юношеский день производственным рекордом. Их поддержали коммунисты шахты. Показать образцы в труде доверили молодому забойщику Алексею Стаханову. Вот что рассказал он на I Всесоюзном совещании стахановцев в ноябре 1935 г. о своем мировом рекорде производительности: «... еще задолго до этого дня мы на шахте вместе с парторгами товарищами Петровым и Дюкановым думали над тем, как бы разбить оковы норм, дать забойщикам разойтись, заставить работать молотки в полную силу. И вот на шахте решили: пустить забойщиков на всю лаву. В конце августа ко мне на квартиру пришли парторг шахты и начальник участка и предложили мне спуститься в лаву. Я с большой охотой принял это предложение и в ночь под 31 августа пошел рубить.

... Следом за мной приступили к работе два крепильщика. Работали мы напряженно, но время прошло незаметно. Я проработал 5 часов 45 минут. Подмерили, и оказалось, что я согнал всю лаву и нарубил 102 т».

В ночь с 3 на 4 сентября по новому методу пошел работать парторг М. Д. Дюканов; он добыл 115 т угля. А 5 сентября комсомолец Дмитрий Концедалов дал уже 125 т.

Вскоре у новаторов появились последователи и на других шахтах Донбасса. 11 сентября все рекорды перекрыл знатный забойщик член ЦИК СССР Никита Изотов: за смену он дал 241 т угля.

Движение новаторов охватило всю страну.

Местная газета писала об этой бригаде: «Гнулись ломы, тупились кайла, ломались лопаты, но крепости камня ардуановцы противопоставляли крепость мускулов, взрывчатую силу аммонала, волю к победе, — и камень покорился...» В этих словах нет преувеличения. У нас тогда почти не было строительной техники, 98 рабочих из 100 трудились вручную. И крепость мускулов, помноженная на волю к победе, зачастую решала судьбу строек.

Стремление скорее пройти самые трудные участки пути, приблизить победу социализма вылилось в массовое движение ударников производства, боровшихся за ударные темпы работы. Первые ростки нового движения появились еще в 1926 г. Тогда на ленинградском заводе «Красный треугольник» восемь молодых работниц организовали бригаду под названием НОТ (научная организация труда). Она стала прообразом ударных бригад, которые с 1927 г. возникают на предприятиях Ленинграда, Москвы, Твери, Урала, Донбасса. Массовым это движение становится в 1929 г., после того как в «Правде» была опубликована статья В. И. Ленина «Как организовать соревнование?» (она была написана еще в 1918 г.).

Один из первых договоров на социалистическое соревнование был составлен на заводе «Красный выборжец» в Ленинграде 15 февраля 1929 г.

Дело началось с того, что в обеденный перерыв бригадир обрубщиков трубного цеха коммунист М. А. Путин читал своей бригаде опубликованную 20 января 1929 г. в «Правде» статью В. И. Ленина «Как организовать соревнование?». Статья взволновала рабочих, особенно горячо восприняли они слова Владимира Ильича о необходимости решительной борьбы со всем, что мешает строить социализм в нашей стране. Таких помех на заводе было немало, и главная из них — низкая трудовая дисциплина. У обрубщиков возникла мысль: «А почему бы не организовать соревнование, добиться того, чтобы все работали честно, без прогулов, опозданий и брака, перевыполняли задания?» Тут же составили договор.

Начинание бригады Путина получило широкое распространение на заводе. В марте 1929 г. красновыборжцы обратились через «Правду» ко всем рабочим страны с призывом организовать социалистическое соревнование за лучшие показатели в работе. Этот призыв поддержали многие коллективы. Вскоре социалистическое соревнование охватило почти все предприятия крупной промышленности страны, порождая все новые и новые формы ударной работы. К концу пятилетки в социалистическом соревновании активно участвовало уже 75% рабочих нашей страны.

«Кипит, ломая скалы, ударный труд», — пели и то время. И действительно, ударный труд ломал все препятствия на пути к досрочному выполнению пятилетнего плана. Так родился и стал всенародным лозунг «Пятилетку — в четыре года!».

В 1930 г. вступили в строй Турксиб и Сталинградский (ныне Волгоградский) тракторный завод. Свой первый трактор рабочие завода послали в подарок XVI съезду партии. Москва устроила трактору торжественную встречу. На всем пути от вокзала до Большого театра ему рукоплескали жители столицы. 15 июня 1930 г. газеты опубликовали сообщение о завершении строительства Ростовского завода сельскохозяйственных машин («Ростсельмаш») — одного из крупнейших в мире: он один мог выпускать в полтора раза больше сельскохозяйственных машин, чем все заводы царской России.

1931 год вошел в историю нашей Родины как «третий, решающий» год пятилетки. В течение одного этого года надо было сделать больше, чем во все предшествующие годы индустриализации: пустить в ход 518 фабрик и заводов, 1040 МТС. Эти две цифры стали в то время самыми популярными в стране.

СТАЛЕВАР М. МАЗАЙ

«К осени 1935 г., когда по пашей стране с огромной силой развернулось стахановское движение, я был уже довольно опытным сталеваром. Появились первые стахановцы-сталевары и на нашем заводе. Работали тогда с большим подъемом. Даже ходить как-то быстрее начали в цехе... Сталевар знал, что и как делать, но почему делается так, а не иначе, он редко задумывался, и еще меньше думал он о том, как бы сделать по-иному, получше. Все это мы считали делом инженера. Сталевар знал свою инструкцию и соблюдал ее. И вдруг все в цехе завертелись, зашумели, заговорили.

— Как же, мол, так? Стаханов под землей работает и сумел за семерых сработать, а мы чем же хуже?!

...Наступил день 14 октября— знаменательный день моей жизни. В этот день наша бригада вышла на смену за 30 минут до гудка. Мы провели летучее совещание и решили, что налицо все условия, чтобы добиться небывалой до тех пор производительности...

В 9 часов утра мы выпустили плавку предыдущей смены... Решили в ту же смену сварить еще одну плавку. Мои подручные Пархоменко и Самойлов, крышечница Мокрицкая работали с огромным воодушевлением. Каждое приказание выполнялось вмиг. Мы достигли почти идеальной организованности... За 20 дней октября мы достигли среднего съема в 9,7 т.

... Успехи окрыляют. Я обрел смелость и поставил себе задачу сделать 12 т стали с квадратного метра пода нормой своей работы. С таким призывом я обратился через центральный орган нашей партии — газету «Правда» ко всем сталеварам Советского Союза». (М. Мазай, «Записки сталевара».)

В 1936 г. знатный сталевар Макар Мазай установил мировой рекорд съема стали с одного квадратного метра пода печи— 15,05 т. В годы войны, когда враг захватил Мариуполь, Мазай отказался работать на фашистов и был зверски замучен.

К концу 1931 г. многие отрасли промышленности выполнили пятилетний план. Были пущены или подготавливались к пуску такие гиганты, как Харьковский тракторный завод, Горьковский автозавод, реконструированный завод АМО (ныне завод им. Лихачева). В Москве и г. Горьком начали работать крупнейшие в мире станкостроительные заводы. Завершалось строительство основных предприятий Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов. В этом же году в Советском Союзе впервые в мире было налажено производство синтетического каучука. Небольшой кусок синтетического каучука, полученный на первой промышленной установке, был передан в Музей Революции. Он и поныне хранится там в память об этом достижении советского народа.

Одновременно с промышленным строительством крепло и развивалось и сельское хозяйство нашей страны (см. ст. «Победа колхозного строя»).

Прошел еще один год творческого напряженного труда. В январе 1933 г. были подведены общие итоги первой пятилетки. Она была выполнена досрочно — за 4 года и 3 месяца. Наша Родина из страны аграрной превратилась в мощную индустриальную и колхозную державу, стала одной из развитых в экономико-техническом отношении стран мира. Уже в 1932 г. доля промышленности в народном хозяйстве составляла 70,7%. Нэпманы (см. ст. «Восстановление народного хозяйства») были полностью вытеснены из промышленности и торговли. Все заводы и фабрики — и самые мощные, и небольшие — теперь принадлежали Советскому государству, трудовому народу.

В стране возникли новые отрасли промышленности, неизвестные старой России: автомобильная, тракторная, авиационная, производство сложных сельскохозяйственных машин, станков, крупных электрических машин, оборудования для черной металлургии, топливной промышленности и т. д.

За несколько лет на пустом месте возникли такие промышленные центры, как Березники, Караганда, Хибиногорск (Кировск), Магнитогорск. Многие маленькие сибирские поселки превратились в большие промышленные города — Новокузнецк, Кемерово и др. Крупнейшим из новых промышленных районов стал Урало-Кузбасс — вторая угольно-металлургическая база Советского Союза. Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты — крупнейшие предприятия этого района — при полной нагрузке могли дать стране столько чугуна, сколько его давали в 1913 г. все домны России.

Укрепилась обороноспособность нашей страны — единственного в те годы социалистического государства, окруженного со всех сторон капиталистическими странами.

Успешное выполнение первого пятилетнего плана имело громадное, всемирно-историческое значение. Трудящиеся других стран могли наглядно убедиться в преимуществе социалистического планового хозяйства над капиталистическим. Ведь в то время как наше хозяйство успешно развивалось, за рубежами Советской страны разразился небывалый экономический кризис (1929 —1933), отбросивший капиталистическое хозяйство далеко назад (см. т. 9 ДЭ).

В 1933 г. Советский Союз вступил во вторую пятилетку. Если в годы первой пятилетки был заложен фундамент социализма, то во второй пятилетке на этом фундаменте нужно было строить само здание социалистического общества. Основная задача заключалась в том, чтобы завершить техническую перестройку всего народного хозяйства.

Но во второй пятилетке перед страной стояла еще одна не менее важная задача: превратить всех трудящихся в сознательных и активных строителей социализма. Ни один человек не должен был оставаться в стороне от созидания новой жизни.

Так во второй пятилетке продолжалась работа, начатая в первой.

Однако вторая пятилетка имела и свои особенности. Раньше основное внимание уделялось строительству заводов и фабрик, оснащению их новыми машинами. Но этого мало. Пока люди в совершенстве не овладеют техникой, пока они не научатся использовать ее с наибольшей выгодой, до тех пор самые современные машины, самые лучшие станки не будут по-настоящему служить человеку. И партия теперь поставила перед народом задачу — научиться хорошо управлять новой техникой, освоить передовые методы труда.

Рабочий класс страны горячо откликнулся на призыв родной партии. Заводы и фабрики превратились в своего рода учебные комбинаты, где без отрыва от производства учились на курсах и в технических кружках миллионы людей. Все больше становилось рабочих, в совершенстве овладевших новой техникой. Они выступали инициаторами нового движения — движения новаторов производства.

Это движение зародилось в Донбассе. Здесь на шахте «Центральная-Ирмино» в ночь на 31 августа 1935 г. забойщик Алексей Стаханов, по-новому организовав свой труд, отбойным молотком вырубил за смену 102 т угля — 14 норм в смену! Это был мировой рекорд в угольной промышленности. Вначале подобное достижение могло показаться случайной удачей. Однако прошло еще несколько дней, и парторг этой же шахты Мирон Дюканов, затем комсомолец Дмитрий Концедалов добились еще более высокой выработки. Так возникло движение, названное по имени его зачинателя стахановским. Вскоре стахановское движение охватило всю промышленность.

Каждый день страна узнавала все новые и новые имена новаторов.

Кузнец Горьковского автозавода Александр Бусыгин ковал в час до 130 коленчатых валов для автомобилей. Это намного превысило производительность труда американских рабочих. Фрезеровщик Московского станкостроительного завода Иван Гудов, изменив способ обработки деталей и увеличив скорость станка, сумел довести выработку до 10 норм за смену. Ивановские ткачихи Евдокия и Мария Виноградовы перешли на обслуживание 100 и более станков, тогда как нормой считалась работа на 30—40 станках.

Движение новаторов быстро распространялось, потому что к этому времени значительно повысился уровень культуры и технической подготовки рабочих. Немаловажное значение имело и то, что трудящиеся стали жить лучше. Все больше становилось продуктов питания и промышленных товаров широкого потребления. Повысился доход трудящихся. И каждому советскому человеку хотелось ответить на заботу партии новыми успехами в труде.

Благодаря самоотверженному труду советских людей второй пятилетний план развития народного хозяйства был выполнен к 1 апреля 1937 г.— за 4 года и 3 месяца. Техническая реконструкция народного хозяйства страны была завершена. 80% всех промышленных изделий теперь уже давали новые или полностью обновленные социалистические предприятия. Советский Союз превратился в самую мощную индустриальную державу Европы и вышел на второе место в мире по объему промышленного производства.