Небо штурмуем мы


На заре первой русской революции, закладывая основы боевой марксистской партии рабочего класса, В. И. Ленин призывал: «Надо мечтать!» В мечтах революционеров он видел живую реальность будущего коммунистического общества. Люди смелой мечты, вооруженные всепобеждающим учением научного коммунизма, большевики подняли миллионы трудящихся на великие свершения, которые потрясают ныне весь мир. И среди них звездами первой величины блистают наши успехи в покорении космоса.

Во все времена мечтал человек. Ему хотелось летать выше и быстрее птицы, видеть и слышать «за тридевять земель», быстро шагать в сапогах-скороходах, спасать людей от смерти с помощью «живой воды» и т. д. Крылатые мечты народа казались несбыточной сказкой. Но гений человеческого разума сделал их явью. И самые большие успехи одерживает ныне страна, где с науки сняты сковывающие ее цепи старого мира. Поднявшись к звездам, люди нового, социалистического мира разорвали и природные «цепи» — силы земного» притяжения.

В свое время К. Э. Циолковский, описывая первый космический полет человека, отнес его к 2017 г. Достойные наследники великого пионера космонавтики, советские люди внесли существенную поправку в расчеты ученого.

1961 год навсегда останется в истории человечества как год выхода человека в космос и как год, когда в Москве была принята Программа строительства коммунизма. Оба эти события неразрывны, органически связаны одно с другим.

Полеты советских людей в космос служат самой лучшей, самой убедительной иллюстрацией к Программе коммунистического созидания.

Первенство Советской страны в освоении космоса ясно показывает превосходство нашего строя, его могучие силы и огромные возможности.

Теперь уже недалек тот день, когда человек с планеты Земля ступит на поверхность других небесных тел, увидит неведомое.

Штурмуя Вселенную, советские космонавты демонстрируют всему миру мощь нашей науки и техники. Имея такую технику, таких людей, советский народ может спокойно жить и уверенно строить коммунизм!

ТЁЗКА ЮРИЯ ГАГАРИНА

Когда больного бригадира Килькута отправляли за сотни километров в больницу, собрался его сопровождать племянник, молодой оленевод Юрий Рультылькут. Но дядя настоял, чтобы Юрий остался при оленях. Юрия очень ценили в колхозе как талантливого и знающего оленевода. Пусть он молод, но у него уже большой опыт.

Юрий с самого детства оленевод. Еще совсем маленькому, дошкольнику, поручил как-то Килькут заболевшего олененка. Малыш выходил его. А когда Юра стал школьником, он все свободное время проводил в дядиной бригаде, при стаде. Он до тонкости изучил повадки животных.

Спустя год его, как знатока оленеводческого искусства, сделали учетчиком.

...Просторно на севере Сибири! Сотни тысяч оленей пасутся под наблюдением опытных оленеводов.

А людей здесь немного: на пять квадратных километров по одному человеку.

И в бригаде Килькута людей немного. А теперь, когда с больным бригадиром уехали в больницу два пастуха, остался один Юрий. Немногим меньше тысячи важенок (так называют оленьих самок) в его руках; уже сотни полторы из них отелилось, еще около двухсот ждут отела. И Юрию надо следить, чтобы паслись важенки там, где есть корм, не расходились бы далеко, чтоб ни один теленок не потерялся.

На помощь, правда, прибыли секретарь райисполкома и ветеринарный фельдшер, но практического опыта в наблюдении за огромными стадами у них не так уж много.

Все свое время Юрий отдает оленям. Надо смотреть в оба. Мало ли какая опасность подстерегает важенку, а особенно новорожденного, слабенького теленочка. Вот он едва стоит на не послушных еще, расползающихся в стороны ножках. Правда, волков пастухи перестреляли. Но остались вороны и орлы. Большой вред приносят хищные птицы.

До позднего вечера работает в своем стаде Юрий Рультылькут. Его посылают отдыхать, выспаться, а он озорно мигает и спрашивает, улыбаясь, что же скажет его славный тезка о спящем оленеводе.

— Кто это тезка? — спрашивают Юрия. И он, смеясь во весь голос, отвечает:

— Гагарин!..