Научная организация добычи угля


А ведь комбайн не может работать беспрерывно, если нет крепления, если плохо работает конвейер, если недостает вагонеток для погрузки угля или случаются перебои в движении подземного транспорта. Поэтому появление комбайнов потребовало связать воедино, подчинить единому графику все звенья большого и сложного хозяйства шахты.

В диспетчерской околоствольного двора размещено управление движением. Там — телефоны, радиоустановки, световой пульт. Телефоны связывают диспетчера с комбайном и электропоездами, идущими по точному расписанию. Подземное транспортное хозяйство огромно. Если бы все рельсовые пути наших шахт вытянуть в одну линию, образовалась бы железнодорожная магистраль от Москвы до Владивостока.

В забое с металлической крепью комбайн подает уголь на конвейер.
В забое с металлической крепью комбайн подает уголь на конвейер.

Там, где есть врубовая машина, требуется очень много рабочих рук: нужны, врубмашинисты, десятки навалоотбойщиков и рабочих других профессий. А для обслуживания комбайна нужны только машинист, его помощник и несколько вспомогательных рабочих; производительность их труда в 2-3 раза выше.

Уголь добывают теперь не только с помощью комбайнов. Человек заставил здесь служить себе... и воду! Вода обладает могучей силой. Многие, наверное, видели гидромониторы. Они похожи на маленькую пушку без колес. Мощный насос подает к гидромонитору воду под сильным давлением. И когда он работает, вода с ревом вырывается из его узкого жерла. Водяная струя бьет с такой силой, что разрушает самые прочные породы. С помощью гидромониторов обычно размывают котлованы под гидростанции, намывают дамбы плотин, добывают торф.

А теперь гидромониторы стали опускать и в шахты. Здесь струя воды обрушивается на угольный пласт, дробит его, а водяной поток, вытекающий из забоя, заодно выносит и куски угля.

Механизация добычи угля с помощью гидромониторов (как еще говорят, гидромеханизация) очень удобна. Конечно, не всегда можно использовать силу воды для добычи угля. Но везде, где только позволяют условия, в шахтах начинают работать гидромониторы.

Советские инженеры создали специальные водометы для тонких и мощных пластов угля. Создан, например, водомет, похожий на танк.

Вода поступает по гибкому шлангу под большим давлением, она движет гусеницы танка и вырывается из него несколькими струями. Они бьют с такой силой, что уже не размывают, а скалывают куски угля.

Много внимания советские конструкторы уделяют и механизации крепления подземных выработок. Ведь даже там, где работает комбайн, все еще остается ручной труд. Проходит комбайн, а следом идут крепильщики и вручную крепят кровлю забоя деревянными, железобетонными или металлическими стойками.

Оказалось, можно механизировать и эту работу. Конструкторы создали металлические передвижные крепи и передвижные конвейеры. Шахты, оборудованные такими механизмами, есть в Донбассе, Мосбассе и Кузбассе.

Теперь следом за комбайном двигается другая машина — передвижчик. Он соединен с комбайном и, как только комбайн продвигается вперед, автоматически проталкивает следом за ним конвейер и металлическое крепление забоя.

Но конструкторская мысль не остановилась и на этом. Она работает над созданием автоматически действующих машин и механизмов. Конструкторы стали думать и над тем, чтобы управлять ими на расстоянии, — ведь можно же управлять на расстоянии сигнализацией на железных дорогах, движением огромных щитов в шлюзах.

Когда эта задача будет решена, роль человека в шахте сведется к управлению машинами и наблюдению за их работой. В надшахтных сооружениях почти не будет людей.

Так выглядят участки современной угольной шахты.
Так выглядят участки современной угольной шахты.

В центральной диспетчерской, на командном пункте шахты, вы увидите только одного человека — главного диспетчера. Он подойдет в назначенный час к сверкающему пульту управления всем многообразным хозяйством шахты и скажет в микрофон:

— Приготовиться к пуску шахты!

И в ответ загремит из репродукторов усиленный голос главного механика:

— К пуску все готово!

Затем главный диспетчер нажмет одну из кнопок, и на пульте загорятся десятки разноцветных огней, по которым можно проследить за всем, что делается в забоях и штреках шахты.

Тут же, на пульте, вы увидите приборы автоматических устройств, контролирующих работу водоотливных установок, производящих анализ воздуха, показывающих состояние вентиляции в шахте.

Вот еще несколько кнопок щелкнуло под рукой диспетчера, и на пульте загораются
другие лампы. Они указывают, что глубоко под землей начали работать автоматические агрегаты. На экране забегали желтые огоньки. Это заработал и понес на себе уголь конвейер.

По световым сигналам мы увидим путь угля к поверхности земли, а на автоматическом счетчике одновременно с легким щелчком появится цифра, указывающая количество угля, поднятого на поверхность.

А в это время в глубине подземных выработок, в штреках, так же безлюдно, как и в надшахтных сооружениях. Редко-редко промелькнет там фигура механика, наблюдающего за работой машин и механизмов. В забое вдоль угольного пласта движется мощный комбайн. Он подрубает и отбивает куски угля. Они падают на короткий забойный конвейер и переносятся на длинный скребковый конвейер, протянувшийся к откаточному штреку. Позади комбайна остается пустое пространство, над которым нависают мощные толщи горных пород. Но как только комбайн проходит вперед, тотчас под кровлю автоматически выдвигается щит подвижной крепи и выработанное пространство надежно закрепляется.

В главном откаточном штреке уголь с конвейера падает в вагонетки, и электропоезда несут его к околоствольному двору. Но и здесь мы не увидим людей. Ведь на автоматически управляемых электропоездах не нужны будут машинисты. А там, где позволят горногеологические условия, в автоматизированной шахте вообще не будет электровозов и рельсовых путей. Их заменят конвейеры. Забойный конвейер передаст уголь на конвейер, транспортирующий его к стволу шахты. На околоствольном дворе он свалит уголь в подъемные скипы или сам вынесет его из шахты и доставит прямо к железнодорожному вагону.