Пекарь-автомат


До революции труд хлебопека считался одним из самых тяжелых
До революции труд хлебопека считался одним из самых тяжелых

Всегo несколько десятков лет назад во всех странах мира люди пекли хлеб в маленьких пекарнях, где все делалось вручную. Труд хлебопека считался одним из самых тяжелых. В те времена пекари называли себя «белыми каторжниками». Вот что писал Алексей Максимович Горький о такой каторге:

«Изо дня в день в мучной пыли, в грязи, натасканной нашими ногами со двора, в густой пахучей духоте мы рассучивали тесто и делали крендели, смачивая их нашим потом, и мы ненавидели нашу работу острой ненавистью, мы никогда не ели того, что выходило из-под наших рук, предпочитая кренделям черный хлеб».

Только, когда народ взял власть в свои руки, когда небывалыми темпами стала развиваться наша промышленность, вместе с заводами, выпускающими тракторы, станки, автомобили, в Советской стране появились и оборудованные по последнему слову техники заводы, выпекающие хлеб. Мы стали строить и автоматические хлебозаводы, где всю работу от начала до конца выполняют машины (см. цв. рис. ниже).

Есть такая пословица: «У кольца нет конца». Она справедлива, а вот к одному из типов хлебозаводов-автоматов не подходит. Здание такого завода круглое. В его круглых, как цирковая арена, цехах и находятся редкостные кольца, у которых есть и начало и конец. Но прежде чем узнать, что это за чудо-кольца, посмотрим, какой путь совершает мука.

Схема действия хлебозавода-автомата кольцевого типа.
Схема действия хлебозавода-автомата кольцевого типа. Начиная с очистки муки и приготовления теста все здесь делается автоматически.

Железнодорожные вагоны и автомашины везут муку к автоматическому заводу. Как только припудренные мукой мешки выгружаются, они сразу проваливаются в люк. Здесь транспортер подхватывает их и везет в подвальный этаж, в круглый мучной склад. На складе мешки укладывают вдоль стен ровными штабелями — по сортам муки. Затем муку высыпают в огромные деревянные лари мукосмесительной машины. Внизу в них вращаются винты-шнеки, напоминающие винт обыкновенной мясорубки. Они перемешивают муку разных сортов, делают нужную для хлеба смесь. Шнеки есть и во многих других машинах хлебозавода.

Мукосмесительная машина лопастями своего вращающегося винта — шнека — перемешивает муку разных сортов, приготовляя нужную для выпечки хлеба смесь.
Мукосмесительная машина лопастями своего вращающегося винта — шнека — перемешивает муку разных сортов, приготовляя нужную для выпечки хлеба смесь.

После такой обработки мука попадает в особый лифт — самотаску. Его ковши зачерпывают очищенную муку и тащат ее на верхний, пятый этаж завода — в дозировочный цех. Здесь муку еще раз просеивают, а затем направляют на автоматические весы. Они отвешивают нужные порции и, зажигая электрическую лампочку, дают знать на четвертый этаж, что выполнили свое дело,Навряд ли кому понравится, если в хлебе окажется обрывок веревки, волокно от мешковины, камушек или какой-нибудь другой неподходящий предмет. Такой «начинке» здесь не место. Значит, муку надо тщательно просеять. На хлебозаводе это делают машины — просеиватели. Огромные сита непрерывно трясутся мелкой дрожью и, задерживая разный мусор, беспрепятственно пропускают сквозь свои крошечные отверстия муку. А если в нее случайно попадут маленькие кусочки железа, то их притянет к себе специальный электромагнит.

В дозировочном цехе приготовляется все, что необходимо для замешивания теста: растворяются дрожжи, соль, сахар. Время от времени раздается звонок и зажигается одна из четырех лампочек, упрятанных в матовые шары-абажуры с цифрами. Чтобы узнать значение этих сигналов, нужно спуститься этажом ниже, в тестомесильный цех.

Вдоль стены этого огромного светлого цеха тянется высокий деревянный короб в виде гигантского кольца. За ним, ближе к центру, — следующее кольцо, поменьше, потом — еще меньше. И, наконец, в самом центре цеха расположено самое маленькое, четвертое кольцо. Это конвейеры. Их столько же, сколько сигнальных лампочек, — четыре. Каждая лампочка служит сигналом одного из конвейеров.

Магниты проверяют, не попали ли в муку кусочки железа.
Магниты проверяют, не попали ли в муку кусочки железа.

Внутри конвейера на ровном расстоянии друг от друга находятся круглые металлические чаны — дежи. Они укреплены на рельсах, а сами рельсы лежат на круглых стальных роликах,как на колесах. Обычно колеса движутся по рельсам. Здесь же, наоборот, рельсы с. укрепленными на них дежами скользят по колесам-роликам.

Четыре конвейера — это те самые кольца, у которых есть и начало и конец. Начало там, где над каждым кольцом виднеется труба, идущая с пятого этажа, от автовесов. Под трубу ставится пустая дежа. Как только автовесы дали сигнал, работница открывает заслоны и в дежу из трубы сыплется порция муки. Потом работница нажимает кнопку — и наверху, в дозировочном цехе, начинает звонить звонок и зажигается лампочка с соответствующей цифрой на белом абажуре. Лампочка «докладывает» рабочим дозировочного цеха, что такому-то конвейеру нужны дрожжи, растворенные соль и сахар.

Когда это требование удовлетворено, кольцо начинает двигаться. Дежа с мукой и дрожжами, проехав несколько метров по кругу, останавливается около тестомесильной машины. Машина запускает в нее свои лапы и начинает перемешивать тесто. Затем лапы приподнимаются, и дежа отправляется дальше, нырнув, будто в туннель, в деревянный короб конвейера. А на ее место подходит следующая.

Полтора часа дежа едет по туннелю до конца кольца. За это время тесто в ней «подходит» — поднимается горой, того и гляди полезет через край. В конце подъемная машина приподнимает тяжелую, чуть не в тонну весом, дежу, словно перышко, и опрокидывает ее над ямой тестоспуска (так называется ход, по которому тесто спускается этажом ниже). А опорожненная дежа опять отправляется в очередной рейс, чтобы вновь возвратиться к концу конвейерного кольца с готовым тестом.