На выставке будущего


Чтобы увидеть эти удивительные машины, посетим Выставку достижений народного хозяйства СССР. Но договоримся, что это — выставка будущего.

Итак, мы у входа Выставки достижений народного хозяйства будущего. Мы — в ближайшем будущем! Не так уж много лет отделяет эту страницу книги от всех предыдущих. Это десятилетия непрерывного напряженного труда советских ученых в лабораториях и институтах, конструкторов в конструкторских бюро, технологов и рабочих, воплощавших в заводских цехах задания чертежей. Десятилетия вдохновенного труда всего нашего народа!

Условимся сразу: мы не заметим на этой выставке самого удивительного — всех тех механизмов, работа которых основана на законах природы, не открытых еще в 1960 г. учеными, всех тех машин, идеи которых, хотя бы в самых общих чертах, пока не высказаны.

На этой выставке машин будущего мы увидим могучий расцвет тех деревьев, которые в нашем, 1960 г. существовали уже хотя бы в виде первых крохотных ростков, первых робких побегов.

Итак, голубой вагон метро доставил нас к входу выставки. Вот мы минуем величественную арку. Обсаженная цветущими розовыми кустами аллея ведет нас к одному из павильонов. «Материалы машиностроения»,— читаем мы над входом.

Войдем и посмотрим, какими удивительными материалами располагают машиностроители будущего. Мы помним, что в нашем, 1960 г. это были преимущественно черные металлы — чугун, сталь.

В павильоне два отдела: один посвящен металлам, другой — пластмассам. Начнем осмотр с отдела пластмасс. Сотни и тысячи различных их сортов, оказывается, уже выпускает наша промышленность, и огромное количество применяется в машиностроении. У металлов нашелся-таки могучий соперник, который уже отвоевал у них половину занимаемых позиций!

На стендах — образцы этих пластмасс. Бесконечно разнообразны их свойства. Вот прозрачные пластмассы, даже более прозрачные, чем стекло. Вот пластмассы гибкие, как шелковая ткань; вот упругие, как закаленная рессорная сталь; прочные, как гранит; легкие, словно пробка...

Видели ли вы гибкое стекло? А лист прозрачной пластмассы, показанной здесь, гнется так же легко, как лист картона, и не мутнеет, не трескается при этом. Вот на него падает тяжелая гиря. Стекло бы разбилось, а на полированной поверхности пластмассы не осталось и следа. Оказывается, этот сорт пластмассы по своей прочности не уступает листовой стали. Изделиям из этого сорта пластмассы не страшен нагрев до +400° и резкое охлаждение до —150°. Она не ржавеет и не боится самых крепких кислот и щелочей.

Нельзя, хотя бы на миг, не задержаться в подотделе еще более удивительных веществ — силиконов. Появились они еще в наши дни. Это вещества, молекулы которых построены по типу органических молекул, но только цепочки атомов углерода заменены в них цепочками атомов кремния и кислорода. В результате появились смазочные масла, выдерживающие температуры в сотни градусов, волокна и ткани, не сгорающие и не боящиеся воды.

А дальше — различные применения пластмасс в машиностроении. Вот сверкает солнечными бликами почти полностью прозрачный кузов легкового автомобиля. Он не нуждается в окраске: голубоватый оттенок непрозрачных пластин, покрывающих мотор, колеса и пол кабины,— это собственный цвет пластмассы. Такой кузов не ржавеет, не окисляется, не нуждается в смазке или каком-либо другом уходе. Он прочнее металлического. Все те «незначительные соприкосновения» с заборами, столбами, соседними машинами, которые оставляют на металлических кузовах трудновыпрямляемые вмятины и царапины, безвредны для него.

Рядом — пластмассовый корпус катера. А на стене фотография огромного океанского судна — пластмассового танкера водоизмещением в 60 тыс. Т.

Впрочем, пластмассы позволяют осуществлять морские перевозки нефти да и любых других жидких и сыпучих грузов еще проще и экономичнее, чем с помощью нефтеналивных судов и зерновозов. Эти грузы перевозят в гигантских пластмассовых мешках. Наполненные, они напоминают сардельки метров по пять диаметром и пятнадцать в длину. Целые связки таких сарделек с нефтью, керосином, цементом, зерном мощные буксиры тащат через моря.

Пластмассовый троллейбусный вагон, пластмассовая мебель, пластмассовый дачный домик, скоростной пластмассовый самолет... Вереница станков с пластмассовыми станинами, кожухами, шестернями... Пластмассовые водопроводные трубы, не ржавеющие и не лопающиеся, если случайно замерзнет вода...

Пройдем во второй отдел павильона, посмотрим, какие металлы и сплавы соперничают сегодня с пластмассами.

Диаграмма у входа в отдел показывает, что в 1958 г. железо составляло 95% от всей добычи металлов. За эти десятилетия ему пришлось уступить свои позиции алюминию — «крылатому металлу» и меди — металлу электротехники. А смотрите, как возросла добыча титана: до нескольких миллионов тонн! И это не случайно, так как свойства титана удивительны. Он прочнее и вдвое легче железа, плавится при более высокой температуре, а своей стойкостью против ржавления превосходит платину. Титан можно ковать, прокатывать, сваривать. Сильнейшие разъедающие вещества — щелочи, кислоты, растворы солей — бессильны против него. К тому же он один из самых распространенных на земле металлов.

Специальный раздел посвящен изделиям из титана. Вот корпус сверхскоростного самолета. При движении в плотных слоях атмосферы он так нагревается, что алюминиевые сплавы не выдержали бы. А титановый корпус оказался и жаропрочным и легким. Титановые лопасти паровых и газовых турбин, работающие в вихре раскаленных газов, титановые камеры сгорания реактивных двигателей, титановые цилиндры и поршни дизелей, титановые детали атомных электростанций и химических заводов.

Ну а железо? Разве оно не старается отстоять свои позиции?

Но что это? В самом центре зала висит гигантская гиря. «10 000 кГ»,— написано на ней. А висит она на тоненькой проволочке, сверкающей и натянутой, как струна. Эта струна и выдерживает тяжесть десятитонной гири.

Струна сделана из чистого железа. Но не того чистого железа, которое едва выдерживает нагрузку в 20 кГ на квадратный миллиметр. Прочность этого чистого железа выше в тысячу раз! Это бездислокационное железо.

Да, мы еще в 1960 г. слышали об этом. Металлургам казалось загадкой удивительное несовпадение действительной прочности металлов с той, которую предсказывали на основе теоретических расчетов физики. Именно они первыми начали утверждать, что чистое железо должно выдерживать нагрузки в 10-20 Т на квадратный миллиметр. А несоответствие расчетов практике они объясняли нарушениями в кристаллической структуре металла. Эти нарушения назвали дислокациями.

В 1958 г. чрезвычайно сложным путем были получены образцы сверхпрочного бездислокационного железа. Это были длинные и тонкие — толщиной в несколько микронов — кристаллы.

Рядом с павильоном очень высокая башня. Она построена из тонких ажурных балок. Все они — не толще карандаша. А башня имеет фантастическую высоту — 5 км. Это тоже без-дислокационный металл!

Уже повисли мосты из бездислокационного металла, имеющие пролет между опорами в несколько километров длиной, построены тысячеметровые башни телецентров, взлетело в небо почти невесомые самолеты. Достаточную прочность их обеспечивают пленки из бездислокационного металла тоньше конфетной фольги!

«Автоматика» — огромный павильон, но и он не вмещает бесконечного количества автоматических заводов, цехов, станков, линий.

Поэтому многие из них представлены фотографиями.

Впрочем, автоматические линии, цехи и даже заводы существовали и в наше время.

Но это были первые ласточки. А здесь автоматизация стала вездесущей. Автоматические цехи и заводы работают в любой отрасли промышленности.

В специальном крыле павильона разместился один из таких автоматических заводов, изготовляющий подвесные двигатели для детских велосипедов. Продукция его — небольшие, сверкающие никелем и полированной пластмассой, легкие, изящные моторчики. Однако, несмотря на легкость, мощность каждого из них превосходит лошадиную силу.