На выставке будущего (продолжение)


У завода есть свой склад сырья. Это ряд приемных бункеров, в которые разгружают с подъезжающих автомашин различное сырье. Брикеты пластмассы и слитки металлов разгружаются прямо из кузовов самосвалов, стальной прокат выдвигается из кузовов в окошки приемников и т. д.

Многие виды сырья, прежде чем поступить на автоматические линии соответствующих цехов, проходят контрольные автоматы. Центр завода — сборочный автоматический конвейер. На него поступают с автоматических линий цехов отдельные уже собранные детали или узлы. Здесь они становятся на свое место в изделии. Готовые двигатели, ни к одной из деталей которых не прикасались человеческие руки, опробуются на специальном автоматическом же стенде. Несколько капель бензина — и оживают титановые валики, раздается гудение, силовая шестерня превращается в прозрачный сверкающий диск. Затем автоматы упаковывают моторчики.

Трудно рассказать, как работают те или иные станки этого завода. Все рабочие органы автоматов скрыты плотными кожухами.

Пройдем в дирекцию завода, расспросим об устройстве автоматов. Но и дирекция, оказывается, автоматическая! Автоматические устройства следят за прохождением деталей, выработкой цехов, наблюдают за исправностью машин, ведут учет поступления сырья, готовой продукции...

Вот перед нами схемы автоматических нефтепромыслов, автоматической угольной шахты, в которой люди управляют работающими под землей машинами с поверхности, автоматического завода наручных часов, типовых автоматических масло- и сыроваренных заводов, предназначенных для работы в совхозах, цех-автомат сборки автомобильных двигателей. Автоматика стала вездесущей!

Но больше всего поражает отдел машин, управляемых биотоками, рожденными мыслью человека — да, мыслью! Среди этих машин землеройные, похожие на наши гигантские экскаваторы; металлообрабатывающие, вроде сегодняшних универсальных токарных станков; манипуляторные, предназначенные для экспериментальной работы с взрывоопасными веществами из других помещений и даже зданий.

Мы стояли у пультов этих чудесных машин и, не прикасаясь к кнопкам и рычагам, не произнося ни слова, одними мыслями отдавали им приказания. И машины покорно и безошибочно выполняли все наши распоряжения. Казалось, их рабочие органы — продолжение наших рук.

Вот какое могучее дерево выросло из крохотного ростка! Ведь все эти управляемые мыслью машины — потомки «механической руки», созданной советскими учеными в 1958 г.

Ученые установили, что при процессе мышления циркулируют электротоки. Мысль, решение, приказание, например чтобы рука сжалась в кулак, сначала рождаются в мозгу, потом по нервам «спускаются» к осуществляющим этот приказ мускулам. Они сокращаются, и пальцы сжимаются в кулак. Изобретатели сконструировали протез руки, который управлялся мыслью, как настоящая рука. Мускулы, двигающие пальцами, они заменили гидравлической системой, управляемой электрическими сигналами. А электрические сигналы «рука» получала через браслет от нервов, ведущих к соответствующим мускулам.

Здесь, в отделе выставки будущего, мы увидели прямых потомков этого протеза. «Руки» и «ноги» не только выполняют приказы своих владельцев, но и передают им свои «ощущения». Впрочем, так же передают «свои ощущения» управляющим ими людям и некоторые станки...

А вот раздел павильона, посвященный автоматизации умственного труда.

Быстродействующие счетно-решающие машины, выполнявшие в течение секунды десятки тысяч математических действий, существовали и в наше время. Уже тогда они выполняли огромное количество работ. А здесь, на выставке!.. Нам, например, показали машину, заменявшую справочную библиотеку научно-исследовательского химического института. В ее электрической памяти хранится бесчисленное множество сведений из области химии. И по первому требованию она выдает нужную справку.

«Свойства водородных соединений фтора», — выстукали мы одним пальцем на ее клавиатуре. Секунд через двадцать получили ответ: шесть еще пахнущих краской страниц, только что отпечатанных в недрах машины, содержали исчерпывающие ответы на наш вопрос.

Такие же машины выдают информацию и по другим отраслям науки, заменяют библиографические и научные справочники, каталоги и указатели. Сколько драгоценных часов трудных поисков по страницам бесчисленных книг сохранят такие машины ученым и инженерам!

Некоторые из увиденных нами «думающих» машин имели удивительное свойство — накапливать опыт, обучаться. Представим себе, например, управление доменной печью — сложнейшим агрегатом с множеством машин и механизмов. Управление ею — большое искусство. К тому же каждая доменная печь имеет свои особенности, требует, так сказать, индивидуального подхода. Подключая к пульту управления доменной печью автоматический оператор, ему не сразу передают все управление. В течение некоторого времени управляет опытный мастер, а автоматический оператор — специальная электронно-счетная машина— «присматривается» к его работе, «запоминает», как он поступает в том или ином случае. Только «пройдя курс» такого «обучения», накопив «опыт», «думающая» машина принимает на себя управление домной.

На много сотен метров растянулись умные машины. Да это и понятно: автоматизация, позволяющая невиданно поднять производительность труда, облегчить труд человека,— основное направление развития советской техники. За короткий срок нашей экскурсии мы, конечно, не смогли осмотреть все то удивительное, что достигнуто в этой области.

Мы у входа в хрустальный дворец. Над ним надпись: «Энергетика»

Гидроэнергетика... Карта рассказывает о большом количестве новых гигантских электростанций, которые, словно бусины на нити, нанизаны на голубые линии рек Сибири. И каждая — мощностью 5-6 млн. кВт.

Отличаются ли они чем-нибудь от современных нам? Еще более выросли мощности турбоагрегатов, управление полностью автоматизировано. Вот, пожалуй, и все изменения в гидроэнергетике. Ведь коэффициент полезного действия турбоагрегата достаточно высок — 85%, а то и 88%. Это удовлетворяет инженеров.

А вот перед нами макет тепловой электростанции с коэффициентом полезного действия около 80%. Здесь нет ни громадного парового котла, ни паровых турбин с электрогенераторами, ни громоздких конденсаторов с целой системой насосов, инжекторов, фильтров. Новая электростанция состоит всего из цеха топливо-приготовления и цеха энергетической переработки. Размолотый в мельчайший порошок каменный уголь поступает в длинный узкий ящик — генератор, а от него непосредственно ведут уже провода электрической линии...

Начинаем догадываться. Вероятно, это разновидность топливных элементов, которые еще в наши годы испытывались в лаборатории акад. А. Н. Фрумкина. В них осуществляется
беспламенное окисление топлива, при котором химическая энергия сразу превращается в электрическую.

Видимо, ученым удалось уже создать и практически применимые образцы таких элементов, вывести новый метод переработки топлива из лабораторий в промышленность. Это целая революция в энергетике!

Еще один макет... энерготехнологического комбината. Сжигая сегодня в котельной ТЭЦ кусок каменного угля, мы сжигаем капроновые чулки и пластмассовые авторучки, целительные лекарства и драгоценную радугу красок — все то бесконечное разнообразие веществ и предметов, которые могут быть получены из этого куска угля при его химической переработке. Значительно целесообразнее оказалась энерготехнологическая переработка топлива. Сначала получают из него наиболее ценные газообразные и жидкие углеводороды — сырье для химической промышленности, затем сжигают остатки для получения электроэнергии, а золу и шлаки, оставшиеся после этого, перерабатывают в шлаковую вату, шлакоблоки и другие строительные материалы.